Ил Нарайнов

Ил Нарайнов 3 года назад

0
Репутация
0
Рейтинг
Ил Нарайнов
  • Регистрация: 3 года назад

Анкета

Город:
Гродно

Стена пользователя

Загрузка...
3 года назад
#
Тебя просят остаться, чтобы позже ты остался один.
Тебя приглашают на ужин, быть главным блюдом в центре стола
Тебя оденут и приведут в порядок, словно старца разменявшего свой последний билет Тебя искупают и умоют в молоке, бездушных матерей
Но это не все, сказал он, закрывая за собой дверь
И я остаюсь в ожидании. Мрак и холод комнаты одолевает меня
Он должен страдать! Я не смогу, это бесчеловечно!
Это его выбор! Оставьте! Это лучшая ночь в моей жизни!
Это голоса, которые я слышу через каналы старого дома
Словно я оказался в террариуме, кишащий тварями с ядом внутри
Мое тело расслаблено, глаза безразличного цвета, дым словно петля обвивает мою шею Словно насекомое попавшее в лапы паука и накаченный ядом стану трапезой для паука Открывается дверь, свет падает на пол, я замечаю капли моей крови
Но меня это не беспокоит
В комнате силуэты, все ближе и ближе приближаются ко мне
Сильной силы удар, сознание, радужность в глазах, чувство рвоты
Вкус крови на губах и я прихожу в сознание
Я пытаюсь всмотреться, дать оценку
Меня тащат под руки, голова в потолок
Я пытаюсь всмотреться в лица моих спутников
Но я не вижу лиц, т.к их просто нет. Словно незаконченные восковые фигуры
Понимаю лишь одно. Это женские руки, прекрасные, нежные женские руки
Мои спутницы профессионалы, они синхронны и техничны. Я даже успел к ним привыкнуть
Но словно по команде они останавливаются, переглядываются и отпускают меня
Я падаю в низ и смотрю, как две девушки без лиц, идеального телосложения отдаляются от меня
Улыбаясь я закрываю глаза и тёплый воздух окутывает меня
Через мгновение я погружаюсь в жидкость, вкус который мне так знаком
Я кидаю взор на мои новые смены декораций и я приятно удивлён
Кристально белая комната в исполнении белого гранита и венецианского стекла
Огромная ванная комната с большим углублением в полу. В центре которого нахожусь я
Но при этом меня терзает вопрос и этот двадцать пятый кадр
Ведь та белая масса, повышенной плотности, вкус который мне правда знаком
Не успев разобраться с воспоминаниями я чувствую прикосновения рук внутри углубления где я нахожусь
Все просто кишит кистями рук, они срывают с меня одежду… они моют меня
И это безумие сопровождается под детскую колыбель.
Спустя время это все заканчивается. И в комнате появляется женщина.
Чистая, нежная ее голубые глаза притягивают меня. Она помогает мне подняться, она улыбается
Ее морщины на лице роднят меня с ней. Слезы без команды появляются на моем лице я умиротворён
Я спокоен, я словно дома, словно ничего не произошло или произошло. Но она, эта женщина, словно дала мне ещё один шанс

Она прижала меня к груди… я почти на ее коленях. Я в детстве, мой день рождения, я даже увидел со стороны свои первые шаги, слезы счастья родителей. Я нахожусь в эпицентре тепла, любви, счастья. Я счастлив, что вернулся и нет договора. И да… я вспомнил, этот вкус молока, материнского молока в том углублении. Она гладит мои волосы и вытирает мою слезы. Она целует мои щёки, я чувствую материнские губы. Я погружаюсь в сон. Я вижу радужные силуэты я проваливаюсь в воспоминания. Но острая боль, внутренняя острая боль я чувствую, как что-то инородное в моем теле. Я открываю глаза и вижу острый предмет, словно кленок, бесформенный и чёрного цвета.
Кровь медленно спускается на пол, обнаженный Я на руках «Мамы»
Я открываю глаза, мой взгляд ловит ее взгляд. Она попрежнему прекрасна ее улыбка, ее взгляд.
Она поднимает меня, целует меня и вонзает ещё глубже кленок в область живота.
Под нами скрежет гранита я вижу, как расходится пол.
И «МАМА» бросает меня… отдаляясь от меня с клинком в руках
И попрежнему с магической улыбкой.
Я открыл глаза от жуткой вони и ворчания. Я увидел старика с пуговицами вместо глаз.
Он был в цилиндре из под цилиндра виднелись кроличьи уши, потрепанные временем. Деформированные и татуированные
Вместо ног были лапы кенгуру, что позволяло ему максимально быстро исполнять его работу.
Он был не один. У него был напарник. К тому моменту я уже ничему не удивлялся
Но его помощник уничтожил мое сознание
Это был огромный эмбрион. Он был точной копией с картинки «большой энциклопедии»
В энциклопедии он был изображён в разрезе. Он был влажный и тёплый, без запаха.
И плод который, как мне показалось находится на 6-7 месяце своего существования в свободное от работы время, что-то вязал своей же пуповиной. И кажды раз когда кролик-кенгуру не мог справиться и ожидал, что плод поможет меня в очередной раз перевернуть.
Он ворчал и кидался в него ватными тампонами и угрожал Абортивным инструментом… Если честно ничего лучше я в своей жизни не видел. Когда они закончили возиться со мной в центре комнаты появилась девочка, арийской внешности. Она подняла свою ручку, щелкнула своими маленькими пальчиками.
И все начало двигаться, скрежетать, словно в кукольном театре.
Через некоторое время от прошлого места и следа не осталось.
Я и девочка оказались в огромном зале исполненный в золотом цвете.
Словно здесь будет проходить бал. Девочка взяла меня за руку, подвела к зеркалу и ткнула пальцем в отражение
Я был ошеломлён, т.к в отражении был чертовски привлекательный парень
Таким я себя ещё никогда не видел. Из сутулого, измученного существа не осталось и следа.
Девочка снова ткнула пальцем, только в это раз мне в живот
Я стал на колено от боли. Сквозь белоснежную рубашку проявлялась красное пятно. Это мне напомнило, как пакет чая набирает в себя воду и из белого он превращается в чёрный. Так и я только в красный.
Девочка молча ушла. А через время зал стал наполняться людьми. Женщины в красивых вечерних платьях, а мужчины в строгих смокингах
И во главе всей этой дорогостоящей толпы, сопровождал пожилой мужчина.
В его руке был договор в руках каждого из приглашённых был тот самый черный, бесформенный клинок.
Каждый из них считал своим священным долгом нанести мне удар. Удары все чаще и чаще и теперь это выглядит жутким насилием. Обезумевшие женщины по очереди танцевали с трупом несчастного, мужчины курили сигары поглощали односолодовый.
В скором времени светская толпа начала расходиться. И в зале остался труп несчастного Дельмара.