Поникшие Пионы

Поникшие Пионы

Тео

Тео исчез. Обычно он возвращался. Что поглотило его в тот раз? Какой уголок мира нуждался в нём? В полуседом лунном отблеске Тео брёл по красной гальке ночного пляжа Поникших Пионов, подставляя разгорячённое лицо по-зимнему холодному, пронизывающему ветру. У Тео начинался жар. Почему галька красного цвета? Тео подумал, было бы славно соединиться с морской водой, раствориться в ней до последней мысли и разбиться о прибрежные скалы белой пеной. Вода бездушна, потому безжалостна. Но в жалости он и не нуждался. Как он очутился на пляже, не помнил. Ноги сами принесли. Мысли постепенно распутывались, а душа успокаивалась, слушая, как море нашёптывает историю с самого дна.


             Когда-то, давным-давно на берег моря пришли люди, соорудили лачуги, стали заниматься рыбным промыслом. Море щедро одаривало рыболовов, и жизнь потихоньку налаживалась. Жила в поселении сирота. Девушку звали Пола. На исходе осени должна была состояться свадьба Полы с рыбацким сыном Костой. С другого края земли пришли завоеватели. Генералу, который первым со своим войском добрался до деревни и пленил всех жителей до единого, приглянулась Пола. Забрал он красавицу себе, и разделила с ненавистным генералом Пола ночь.


У ног его лежало море…


Сима

В её глазах плескалось горе…

Дождь струился по лицу, словно небо тоже плакало вместе с ней. Столь пресные капли вызывали недоумение. Сима помнила горечь и тяжесть слёз, сдержать которых не хватило бы никаких человеческих сил. Дни, прожитые вместе, годы… Всё исчезло, растаяло, как первый осенний снег. Не сразу. Сначала мир показал свою изнанку.


             И ещё несколько ночей услаждала неземная красота прихоти завоевателя. А когда надоела она генералу, отдал он Полу своим советникам и их слугам на забаву. Когда уснули отвратительные чудовища, называющие себя людьми, Пола стала молиться богине, покровительнице рыбаков, Исиде. Не было у неё других защитников. Очень усердны были молитвы девушки, отчего не выдержало её сердце. Утром слуги советников генерала обнаружили, что Пола мертва.


А потом… боль утихла, но сердце всё кричало и кричало: «Вернись!» И этот крик каждый раз опустошал ту его часть, в которой жил ты, Тео.


Тео

В его глазах таилась бездна…

Им давалось всё, чего они хотели. Но в те годы они не сумели бы сохранить подростковую наивность, ведь взрослая жизнь навалилась всем своим весом. Никто не смог бы помочь избавиться от пожирающего одиночества после, потому что никто их не научил, что у всего есть две стороны. У него определённо жар. Тео посмотрел вдаль – непроглядная чернота ночи. Луна не рассыпала больше свой серебряный свет, её закрыла туча. Волны же шипели, наползая одна на другую…


            Обезумевший от горя, Коста поднял бунт. Когда-то мирные рыболовы, пленённые теперь, выглядели воинственно, сурово. Но куда им было тягаться с вооружённым войском генерала. Приказал генерал убить всех жителей. И полились реки крови, которые стекали в море, окрашивая прибережную гальку в багровый цвет, цвет Поникших Пионов. Так будут рассказывать потомки. До сих пор берег этот так и называется – пляж Поникших Пионов.


Тео поднёс руки к глазам – еле видимые очертания. Выставив руки вперёд, он двинулся навстречу тьме. Какой смысл смотреть далеко, если всё равно ничего не разглядеть? Он что-то должен был предпринять. Душа рвалась из клетки. Тео сделал шаг… Ноги обожгло холодом. Море стало ближе, и темнота тоже…


Сима

У ног её теснилась бездна…

Как могла она что-то говорить, обессиленному лихорадкой, Тео? Дни, предшествующие дню его исчезновения, теперь не казались Симе особенными. Этим особенным днём стал день, когда Тео нашёлся. В последний раз. Она запомнила звонок на мобильный телефон. Рингтон заиграл заранее тревожно. Случайно или намеренно, тогда не имело значения.


             Лишь когда пролитая кровь начала багроветь, тела убитых жителей рыбацкого посёлка воины генеральского войска покидали в море. Всколыхнулось море. Налетел тайфун, это Исида услышала вознесённые Полой молитвы. Начался прилив. Прочь побежало войско генеральское, слуги советников генерала, советники, генерал… Но не успели. Смыла морская вода смрад человеческий, горе непоправимое. Очистила землю, только галька осталась багрового цвета…


Больница располагалась недалеко от пляжа, где на Тео наткнулась случайная парочка влюблённых. Сима тогда испытала горькое облегчение – нашёлся, а потом тревогу – выживет?


Тео

В его глазах любовь таилась…

Ни лекарства, ни хороший уход не приносили облегчения. Жар сжигал изнутри. Рядом с кроватью сидела его Сима. Она держала руку Тео в своей руке и сосредоточенно шептала. Не так, как недавно шептались волны. Сима вообще мало говорила, только смотрела. Глубоко. В самое нутро. Раньше хотелось спрятаться от её глаз. Сейчас они манили, как нечто неизведанное. Сколько же они вместе? Он снова услышал шёпот. Море? За столько прожитых лет он так и не смог разгадать загадку по имени Сима.


Сима

В её глазах душа молилась…

Она закрыла глаза, взяла руку Тео в свою и стала отчаянно молиться. Безадресно. От всей души она желала, чтобы чувство одиночества и глубокой печали покинули сердце Тео, чтоб озарилось теплом и светом его душа. Сима забыла о времени, опомнилась, когда почувствовала, что холодная рука Тео вдруг налилась тяжестью. Взгляд его, всегда беспокойный и обречённый, устремлён на неё. Но что в нём – умиротворение? Нежность? Любовь?

+2
20:42
43
RSS
10:16
+1
Да! )))))))
10:22
+1
) Ну не знаю, править надо, сыроват.
10:24
+1
Вам виднее, у меня бы лучше того, что написано не получилось бы )
10:29
Как знать.) Спасибо вам.