Осень заканчивается весной

Иллюзия души.

Осень заканчивается весной
Хочу опубликовать здесь большой рассказ. И огромная просьба к тем, кто станет его читать. Высказывайте то, что вам не понравилось, что нужно изменить, поправить, переработать.
Заранее спасибо!!!
 

***

Темная, жирная, слепая октябрьская ночь, после того, как он выключил свет в своей спальне, моментально проникла в комнату, заполнив увесистой мглою каждый кубический сантиметр помещения. 

Мужчина непроизвольно поежился, ложась в холостяцкую постель. Накрылся небрежно одеялом. 
Странно, жена уже второй год спит отдельно, вроде он привык к одинокой кровати, но вторую ночь подряд ему одному становится неуютно в ней. Захотелось туда, в другую комнату, к теплому, нежному боку некогда любимой им женщины. К ее бархатистой коже с неповторимым ароматом. 

Но почему некогда любимой? Он и сейчас ее сильно любит. Несмотря на то, что она как смогла отдалила его от себя. А мужчинам тяжело хранить любовь, если любимая не близко. Ни телом, ни душой. Но он все равно любит ее и, несмотря на долгое ее отчуждение, не теряет надежды, что все еще может измениться. Что все еще можно поправить, излечить, возродить.

Евгений вздохнул, хотел повернуться на другой бок, на секунду приоткрыл глаза и ему показалось, что вроде как крупная тень, мелькнула за окном. Он мгновенно встал, подошел к окну, чуть отодвинул штору, вгляделся в темноту сада. 
Да нет. Ни движений, ни шевелений, даже листья на плодовых деревьях впали в сонное оцепенение, ночь тихая, безветренная. Значит показалось. Он хотел вернуться в кровать, и тут вполне явственный черный, чернее ночи призрак метнулся чуть поодаль от окна, где-то у забора. 
Мужчине стало немного жутковато. Но он не был трусом, тем более у него имелось то, чем он мог укрепить в себе смелость. 

Он прошел в кабинет, открыл сейф, достал охотничье ружье, зарядил сразу оба ствола и, не включая света, вышел на террасу. У входной двери он остановился, всмотрелся в темное окно, встроенное рядом с дверью, прислушался. 
Тихо, и никаких движений во дворе не наблюдается. Он открыл замок, аккуратно отворил дверь, шагнул на ступени террасы. 

Они словно упали перед ним откуда-то сверху, две большие, черные человеческие тени, будто бы страшные привидения. Фантомы бросились к нему. Он вскинул ружье. Но резкий и мощный удар одного из призраков по двухстволке снизу, подбросил стволы вверх, выстрелы дуплетом отправили заряды к звездам. Тут же последовал сильнейший удар в солнечное сплетение от второй из теней, и вооруженный хозяин дома упал, крепко вцепившись в двустволку, опрокинулся на пол в распахнутую дверь террасы, судорожно открывая рот в неистовом желании глотнуть воздуха. 

В окнах дома вспыхнул свет. На террасу выбежала босая женщина в длинной ночной рубашке. 
— Что случилось? — испуганно тихо проговорила она. 
Мужчина с трудом приподнялся. Сел на полу. Положил ружье рядом с собой. Если призраки не пытались отобрать оружие, значит они посчитали нужным сразу же ретироваться, уйти, опасаться поэтому уже некого. 
— Не знаю. Был кто-то здесь, у нас в саду. Кажется двое. Не понял кто это: люди или приведения. 
— Ты в них стрелял? 
— Не нарочно. Один из фантомов по ружью ударил, я выстрелил непроизвольно. Пальцы сами на курки нечаянно нажали. 
— У тебя видно от переизбытка алкоголя в крови уже галлюцинации начались? Кто сюда проникнуть сможет? Везде замки стоят. Забор под три метра высотой. Хотя, кто знает. Обманутые мужья в приступе ревности на многое способны. Быть может кто-то из мужей баб твоих бесчисленных по твою душу приходил. Докобелишься! Прямо здесь же, на пороге собственного дома лишат тебя всего того, чему ты успокоения никак не найдешь. Тьфу! 

Мужчина снизу посмотрел на жену. Юридически пока еще жену. Как же она хороша в это мгновение, хотя прямо пышет злостью. 

Да она всегда хороша! Но сейчас слов нет описать ее. Свет из открытой двери дома просвечивал тонкую ткань ночной рубашки. Фигурка как у скульптур античных греческих богинь. Припухшие во сне губки, румяные щеки, вздернутые брови над длинными ресницами, под которыми сияли большие глаза, чуточку отуманенные, не отошедшие от прерванного внезапно сна. Немного взлохмаченные светло-русые волосы подчеркивали теперешнее душевное состояние супруги. Она всем видом своим пугала и одновременно неудержимо притягивала к себе. 

Несмотря на то, что сильная боль давила подреберное пространство живота и дыхание никак не могло восстановиться до нормального, он почувствовал вдруг страшное желание к ныне недоступной ему женщине. 

Отмахнулся мысленно. Вздохнул, поднялся, прихватив ружье. 
— Иди, Вера, ложись в кровать. Спи спокойно. Разберусь сам, кто это или что это. Не тревожься. 
— Наверное все. Надоело мне! Не жена я тебе ни телом, ни душой. Уеду я завтра, Евгений. Съеду от тебя. Замуж будто бы не собираюсь в скором времени, так что развод мне ни к чему пока. Хочешь разводиться... Сам... Все сам... Ну, а если мне приспичит вдруг, тогда уж я инициативу на себя возьму. Ради сына жила здесь все это время, да кто-то написал ему, умудрился как-то сообщить о наших с тобой нынешних отношениях. Так что теперь таиться уже не от кого. 
— В квартиру уедешь? 
— Ну вот еще! Спать на той кровати, куда ты баб своих водил? Да ни за что! Брезгую я. К бабушке поеду. Много болеет она в последнее время. С ней поживу пока. Тебе раздолье теперь будет. Пей, сколько захочешь. Приводи кого пожелаешь. Хочешь сюда води или в квартиру. 

Жена шагнула через порог в дом, шумно прикрыла за собой дверь. От ее присутствия осталось лишь легкое шевеление занавесок на окнах террасы и нежный, чувственный аромат.
 
Продолжение https://poetov.net/posts/2374-osen-zakanchivaetsja-vesnoi-2.html

+3
21:05
155
RSS
21:08
Жирная октябрьская ночь проползла в моем воображении зимней сонной мухой. Вот такая ассоциация.
Похожие произведения: