Рейтинг: 522
Создана: 1 год назад
Владелец: Геннадий Локтев

Иллюзия души.

Основная информация

Жизнь, любовь, дружба

Стена группы

Загрузка...
По языкам стандарт клещей.
И ничего не видно в мгле.
Умея видеть суть вещей,
Кощей всё время на игле.

Добро на зле цветёт нарывом.
Желанье взрывом на '' износ ''.
И поцелуй ножом взасос,
чтоб время кончилось обрывом.

Со срывом психики слова.
Вдова былого счастья — вера.
Не ранить мёртвого. И два
всего желания. Химера
моей мечты опять на ты
с моей наивностью.
Как плохо — когда всё утро — суматоха.
И прячется герой в кусты,
чтоб никому не навредить.
Он — пацифист, хотя и с У'ЗИ.

Фонтан — десантная джаку'зи.
2 августа… Вновь пить…

Снежинки звёзд не актуальны.
И аморальны те стихи,
в которых выбиты грехи
на мраморе листа.
Пуста
без них тетрадь. И нет — не блядь.
Стихи без мата. Тлеет вата
в матрасе — это сон горит.
И плачет логика навзрыд.
Горчит в холодном чае мята.
Уже тошнит от сигарет.
Но ничего другого нет.
Безумный мир — одна палата.
Одна на всех…
Искрится смех
в разбитом зеркале стакана.
Болит душа — сплошная рана.
А месяц вышел из тумана,
лишь для того чтоб резать всех!
Чтоб резать, бить…
Не отравить
дракона ядом змей обычных.
Когда нехватка есть наличных,
её легко восстановить — простой гоп — стоп.
Разбитый лоб
в крови'. И треснувший алтарь.
Молитвы бледной киноварь.
Окоп — квартира. Честь мундира,
когда то белого, вся в саже.
Летит поэт на эпатаже,
но залетает в тупики
пустой души. Продать спеши,
то что не понимаешь даже…

Наверно творчество горит
в моей крови'. Я режу вены.
Хотел когда то перемены.
Сегодня вымыт и побрит,
одетый в чистую пижаму,
встречаю в воскресенье маму.
Она приходит на свиданье
без опозданья.
Наказанье — то одиночество в толпе — то, о котором ты не знаешь.
Ты острый карандаш ломаешь — он просто посох на тропе
безумных строк.
Лежит пророк
с разбитой головой головой и пьяный.
Актёр кривлялся обезьяной.
А в плеере играет рок.

Полно сорок. У каждой сыр.
Полно на небе чёрных дыр.

А смысл, завёрнутый в слова,
почти не виден.
Голова
опять болит до тошноты.
И снова ночь со мной на ты.

Я признаю, что сбылся сон — кошмар обычный. Обезличен
в толпе эстет. Желаний нет.
Кастет тяжёлый, но привычный,
из клеветы. И им удар
больнее. Уши как радар.
Секрет простой, но слишком личный,
чтоб говорить о нём вам всем.
И без него хватает тем…

А санитара голос зычный,
опять командует — Отбой!
Жужжащий рой тревожных мыслей.
Висит сомнение на смысле.
И тянет вниз его порой…

Накрой проблему одеялом.
Так мало нужно — тишины.
Проблемы все разрешены.
И дело в общем то за малым — немного веры. Но химеры,
прозрачно — розовой мечты,
разбавят мир. Он слишком серый.
И вновь сомненье высшей мерой.
И вновь с безумием на ты…

© Сергей Высокополянский
КАК ТРУДНО ЖИТЬ…

На порно фото замерли мгновенья.
Нажрись вина — пусть кажется всё сном.
Прекрасный мир. Весёлый до презренья.
Весёлый мир. Наполненный гавном.

Мозг отказал — рекламой перемолот.
Протестом на заборе — '' Панки, Хой! ''
Счастливый наркоман лежит обколот.
Алкаш счастливый — он лежит бухой.

Идём по одному — зато все вместе.
Вода обиды — память коромысл.
В любом гробу находим по невесте.
В любой хуйне находим тонкий смысл.

Душа закрыта — мы выходим в стужу — Птенцы кукушек падают из гнёзд.
Прыжок на небо — это прыгнуть в лужу,
Чтобы обнять в ней отраженья звёзд.

Здесь всё так грязно — даже не измажешь.
Ходи по кругу — это тоже путь!
Закрой свой рот, а то вдруг правду скажешь.
Закрой глаза — увидишь что нибудь.

Друзья — дерьмо. Подруги — проститутки.
Полно блядей, но все полны идей.
Как тошно жить — кругом одни ублюдки…
Как трудно жить — ни Бога, ни людей…

© Сергей Высокополянский
СТИХОТВОРЕНИЕ ПОЛНОЕ ОПТИМИЗМА

Перекрёсток крестил параллели дорог
Как убоги стандарты. Тесны
наши комнаты, души и сны.
И вцепляется страх в наши ноги.

Если Боги и те, веру нам продают — для чего этот мир существует?
Чтоб построить свой дом? Чтоб создать в нём уют?
А потом этот дом застрахуют.
Чтобы вышел навар — когда будет пожар.
( А пожар неизбежен! Он будет! )
Наша жизнь — это просто дешёвый товар.
Только кто нас поймёт? Кто осудит?

Что стоять будет здесь через тысячу лет?
Может памятник нам, неизвестным?
Гаснет Солнце и дарит предсмертный свой свет
умирающим. Надо быть честным
( относительно честным ) хотя бы с собой.
На убой и мечты и надежды
отведут палачи. А сегодня врачи
режут сны под наркозом, под местным,
вырезая кошмар. ( Он ведь вещий всегда!
Он ведь сбудется часом позднее… )
Сердца клапаны сбои дают иногда.
И шевелятся вены как змеи.
Просят новый укол…
В зеркалах словно ствол
мутный глаз. ( Мы всегда на прицеле )
Если нет ничего, если гол как сокОл,
если нет ни надежды ни цели,
если шёл не туда, не оставил следа — значит прОжита жизнь не напрасно.
Потому что песок… Потому что вода…
Всё — иллюзия!
Это прекрасно,
что кончается день. Удлинняется тень,
тем сильнее — чем ниже светило.
Только нет ничего. Лишь на шее ремень.
Только кажется — это могила
глубиною до дна наших душ пустоты.
На листы пауки букв чёрных — и читаешь их ты. И сгорели мосты.
Для дорог то кривых, то не торных — есть тупик. Есть обрыв. ( Это память моя )
Позади только серое что то.
Отражение в луже растает, тая
в себе правду. Таран для пилота — это способ сказать, что и вправду летал!
И бегут по листу эти строчки — то вперёд, то назад. И кончается бал.
Гаснут свечи и ставятся точки…

© Сергей Высокополянский
ТОЧКА

Ложились тени на плетень,
а любопытство на вниманье.
Прошу, скажи мне — '' До свиданья '',
десятый раз за этот день.

С утра до вечера, несмело,
пытаясь перейти на '' ты '',
мы препарировали тело
наивной, розовой мечты.

Пусты глаза — чистЫ надежды.
Одежды закрывают суть.
Нам было одиноко между
огнём и льдом. И не заснуть

разбойнику в лихую ночку.
А сторож спит. ( Он сильно пьян )
Моря ещё не океан.
И здесь поставить можно точку…

СЛОВА

Слова как в мышеловке сыр.
Мы гОлодны, но есть противно.
А наша память — детский мир.
А наша вера так наивно

и искренне порозовела,
что стало тошно рисовать.
И мы как вОры шли на дело — надежду ночью воровать.

Не знать — обидно. Верить — трудно.
Дела как вилы. Жизнь — вода.
Когда в трамвае многолюдно,
он часто едет не туда.

И до суда мы все дожИли.
Ложили совесть на весы.
Цветы с нейтральной полосы.
А лица в зеркалах застыли.

Завыли на Луну собаки.
Кругом лишь знаки — сыпь монет.
Но никакого смысла нет.
На небесах всё время браки.

А нужен ГОСТ. Примеры звёзд.
Нужны сверхновые! Но дыры — чернеют в небе как нарывы.
И тень несёт свой вечный пост,

храня границу дня и ночи.
Короче день минутной боли.
Нам дали маски, тексты, роли…
Сухие корки зубы точат,

чтоб рвать на части и куски
идущих. Чтоб хватать за нОги!
На крышку гроба три доски.
А на распутье — три дороги.

А выбора по сути — нет!
Настал рассвет, а мы не спали.
Мы все живём в глухом подвале.
Мы таем дымом сигарет.

Своё душевное тепло,
поддерживаем тёплой водкой.
Идём усталою походкой.
И поступаем всем на зло!

Нам повезло ещё родиться
здесь и сейчас — где через час,
мы сможем тем уже гордиться,
что кто то понимает нас.

( Хоть и не так… Хоть и не верно… )

Как скверно, тошно, заподло,
что кровь попала на стекло
и замерла там одномерно.

Мы слижем капли языком
шершавым, губы разрезая.
Свою задачу понимая — давить того, кто не знаком!

Кто не такой! Вот пир горой — опять банкет у людоедов.
Опять конфликт отцов и дЕдов.
И что то кажется порой — что я здесь — лишний!
Мой Всевышний — огонь. ( Он жгёт лучины рук,
которые сцепились в круг )
Наряд в грязИ. ( Хотя он пышный )

Но это — форма! Это норма!
Одна на всех. А мой успех — мой чёрный грех! Из комбикорма
паёк раздАли. Тихий смех

за запертой железной дверью.
Капкан покоя. Клетка сна.
А бесконечность так теснА!..
Я больше никому не верю!
А значит все идите на…

© Сергей Высокополянский
НЕ к РОМАНТИКА

Здесь тихо и тепло. Я не хочу
отсюда выходить — за дверью стужа.
Пока зажгёшь последнюю свечу — от первой остаётся только лужа
расплавленного воска. В мире Босха
безумный, яркий Ад. Но все подряд,
хотят зачем то выпить правды яд.
Доверие как мелкая расчёска — укладывает ложь на парике
сомнений. Из мгновений строят годы.
Уходят за Граалями в походы
дни — рыцари, зажав копьё в руке
и щит закрыв чехлом, чтоб герб свой спрятать
от мстителей которых создают
разрушив чей то мир. Комфорт, уют — не нужен тем кто в ритме этих тем.
Бездомные — свободны. Что угодно
мы отдаём, чтобы отнять затем
всё это вновь. На что игрушки годны
поломанные? Но течёт река
всё время в море. А беда и горе — когда пожатьем сломана рука
товарищеским. Дыры в чёрной шторе.
Из них сквозь мрак нас режет Солнца луч.
Без туч так ярко — мы ослепнуть можем.
И если темноту мы уничтожим — мы на светУ сгорим. Признаньем мучь
своих любимых — что не веришь им.
Что дружбу меришь золотом на вес.
А истина? Какой в ней интерес?
Ты всё равно ведь чувства не проверишь
других — они на дне пустой души.
Спеши! Дождя бесплатная раздача!
Его на всех не хватит — не иначе.
Словами сам себя распотроши
и накорми голодный мир своею болью.
Гордится главной ролью тот актёр,
который имя режиссёра стёр
из титров. Засыпая поле солью — не ждите урожай. Без пошлин в Рай
не пустит пограничник — ангел чистый.
ВорОв чужих эмоций пальцы быстры.
Поэтому не жди, а забирай
с собой лишь память. Прошлого не ранить.
Накинь на чувства логики узду.
Или сними совсем, чтоб вера крепла.
Пока зажгёшь последнюю звезду — от первой не останется и пепла…

© Сергей Высокополянский