О русском стихосложении (вопросы теории)
Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
441
Лермонтов
104
Есенин
283
другой
203

Итоги ненужной войны. Фантазия. (28 часть.)

Иллюзия души.

Итоги ненужной войны. Фантазия. (28 часть.)
Продолжение.
 

***

А поле выбрано хорошее. Он знает его. Мимо этого поля никак не пройти. С обеих сторон глухой лес. Прямо перед самим полем с их стороны, есть хорошее место, лесная опушка, где можно передохнуть с дороги, и потом после короткого отдыха, и в бой можно.
Ну что же, Тапроналк, ты показал свою смелость и умение, как командир небольшого отряда, посмотрим, на что ты способен, как командир большой армии.
Предыдущая ночь в доме бабушки была почти бессонной. Такенхоку стоило только завалиться в шатре на тюфяк, и он сразу крепко уснул. Даже тяжелые, неспокойные мысли не помешали его сну.
Обычно утром, почувствовав движения в своей армии, главнокомандующий просыпался сам. В это утро его разбудил Каснискес.
– Как спалось?
– Ты знаешь, неплохо, каждую ночь бы так.
– Ребята Павлата вернулись.
– Те, что с посохом уезжали? Те, что прятались?
– Да.
– Ну а что с ними могло произойти? Я не сомневался в том, что они вернуться.
– Так они не одни приехали.
– А с кем?
– Выйди из шатра, увидишь сам.
Такенхок недоуменно посмотрел на Каснискеса, быстро вышел. Неподалеку стояла прекрасная падшая Липренна. Он всплеснул руками и недовольно, и громко заговорил с ней.
– Ну что же это такое? Ну зачем ты? Зачем ты приехала? Зачем ты подвергаешь себя опасности, ты нужна нам, ты нужна нашему народу не памятью о тебе, а живой и здравствующей. Немедленно возвращайся на выселок!
– Тебе противно видеть меня?
– О чем ты говоришь?! Я сразу пришлю за тобой, как только это станет возможным.
– Нет, Такенхок, нет. Никуда я от тебя не уеду. Мне приснился сон или видение меня посетило сегодня ночью, но было мне из того все для себя понятно. Я буду нужна и тебе, и всем вам именно сегодня. Не гони меня. Да и нет у тебя власти надо мной. Я останусь. Если победите я буду праздновать вместе с вами вашу победу. Если проиграете, то и мне под властью жрецов аинторнов жизнь не в радость будет. Не обращай внимание на меня. Я буду рядом, но мешать тебе не буду, просто буду тенью твоей. Тебе мешает твоя тень? Вот! Значит и я не помешаю.
Поняв, что Липренну не переубедить, Такенхок стиснув зубы, кивнул.
А армия зашевелилась. Приводила себя в порядок. И опять, как перед штурмом Берглафа, главнокомандующий не заметил на лицах своих ратников, не в их движении чего-то похожее на беспокойство, страха перед смертельной опасностью. Дух в армии выздоравливал? Не думая о будущем, отменив строжайшую экономию, солдат накормили завтраком досыта, дали полчаса на отдых, после чего барабаны пробили общий сбор. Войско, построившись в колонну, двинулась в сторону выбранного намеченного поля, известного в данной местности среди его населения, как Васильковое поле.
Хорошо промерили расстояние разведчики, через три с небольшим часа армия была практически на месте. Разведка работала, неприятель был еще не близко, объявили полупривал.
Высоко в небе летали птицы, белые пушистые облака бежали наперегонки по ясному небу. Хороший день. Замечательный день. Явно он был сегодня подарен миру природой не для кровопролитного сражения. Но войны не выбирают для себя только плохие дни. Войны ничего вообще не выбирают кроме жертв.
Каснискес хромал по полю, определяясь на местности кто, где и как займет свою позицию. Павлат инструктировал наемников. Алефтей и его команда казались безразличными ко всему. Такенхок подозвал к себе Павлата.
– Ты пятерых новобранцев оставь здесь, пусть присматривают за нашей гостьей, и не дают ей шагу ступить из определенного мною ей места. Щитами пусть прикрывают. Ее с поля не в силах мне убрать. Поэтому наша задача, уберечь ее.
А вот и нет. Не так уж и безразличен ко всему происходящему Алефтей. Заметив Липренну, он не отводил глаз от нее. А вот жрица восторженного взгляда молодого клафида вроде и не замечала.
Армия зашевелилась. Такенхок бросил взгляд на поле. Да, по нему скакала разведка. Значит неприятель приближается.
– Далеко? Спросил он у подъехавшего конника?
– Минут двадцать им ходьбы осталось, командир.
– Их разведка не попадалась вам на глаза?
– Как не попадалась? Практически ушами задели друг друга. Но помнил приказ, в противоборства не вступать, мы им рукой вслед мирно помахали, они нам. А вы больше в разведку кроме нас никого не посылали?
– Нет! А что?
– Да шебуршал там кто-то по кустам. Мы близко не подходили, но их присутствие чувствовали.
– Странно! Ладно, разберемся потом.
Каснискес рядом, все слышит, удовлетворен услышанным.
– Ну что же, Каснискес, видимо и их устраивает это поле, которое из Василькового сегодня превратится в поле брани. Выводи воинов на позиции.
– Слушаюсь, командир!

 
Продолжение следует.
0
14:07
41
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Читайте также: