О русском стихосложении (вопросы теории)
Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
444
Лермонтов
105
Есенин
285
другой
204

Итоги ненужной войны. Фантазия. (19 часть.)

Иллюзия души.

Итоги ненужной войны. Фантазия. (19 часть.)

Продолжение. 

***

По реке плыли одиночные плотики с огоньками. Создавалось такое впечатление, что это души тех, кого похоронили из умерших раненых сегодня догоняют по реке времени своих собратьев, похороненных ранее.
Каснискес поджидал командира у его повозки.
– К тебе гонцы от первого жреца.
– Где они?
– Воины Павлата их опекают. А он сам видел тебя, когда ты шел сюда. Сейчас сам приведет их к тебе.
И правда, лишь минуту спустя перед лицом главнокомандующего стояли два уставших гонца.
– Я слушаю вас.
Один из гонцов протянул платок с вензелем Аозабида.
– Что еще? – спросил Такенхок, принимая платок.
Один из гонцов, постарше и покрупнее второго протянул небольшой глиняный шар.
Такенхок разбил его, еле-еле в темноте смог разобрать написанное там.
" И...т, не подводи армию к Хеасу. Это не безопасно. Расположи ее в отдалении."
Вот это новость! Что-то серьезное там, на его Родине происходит. Во-первых, обычно в шарах давали только условный знак, остальное гонец передавал на словах. Значит, царапая все это Аозабид чего-то опасался. Значит, есть опасность. Во-вторых, почему небезопасно подходить к городу? Поняли те, кто хочет владеть посохом, что тот посох фальшивый, а Тапроналк что-то компрометирующее наговорил на командующего армией? И Такенхок ныне в опале у власти? Но причем здесь вся армия? Но самое главное не это. Самое странное и непонятное почему Хеас? Хеас главный город страны тинков. В нем живет и правит страной держатель власти Ди Мейн. А у тинков так принято, прибавлять к названию главного города имя здравствующего и правящего держателя власти, в данном случае Ди Мейна. Значит он должен был написать " И...т, не подводи армию к Хеасу Ди Мейна." Нельзя ни в коем случае сокращать, это кощунственно, даже в приватном общении или такой же переписке. Что-то случилось с Ди Мейном? Его отлучили от власти жрецы общности? Его убили? Вот еще загадка, еще более странная, нежели захват аинторнами шахт.
– Это все?
Гонцы кивнули.
– Вы с нами или сами по себе?
– Мы сами.
– Тогда свободны.
Гонцы ушли. Такенхок сел на поваленное дерево. К нему, сильно хромая, приблизился Каснискес.
– Что?
Его командир в ответ промолчал.
– Что случилось? – повторил Каснискес.
Подошел Павлат.
– Ну что ты молчишь?
– А я и не знаю, что сказать. Нам не советуют приближать к Хеасу… Ди Мейна, – Такенхок не позволил себе опустить главную часть в названии города.
– А куда же нам возвращаться? К Павлату? В степи?
– Не знаю пока. Мало того, что-то случилось с держателем власти, я не знаю что, но что-то произошло.
– Мы вас не прокормим, – вступил в разговор Павлат, – А насчет Ди Мейна, даже не расстроюсь, если его в монастырь сошлют.
– Да как ты смеешь…
– Смею, Каснискес, смею. Слышал я кое-что. Про него и нескольких жрецов из общности. Не очень о них приятное.
– Так говори, что слышал!
– Нет, Каснискес. Это слухи, они могут быть сплетнями. Строить свои подозрения на слухах еще допустительно… Иногда. В некоторых случаях. Но заражать подобными подозрениями других нельзя.
– Да ну тебя! Держи все в себе! Ну что, командир, разбиваем здесь лагерь. Лес со зверьем и птицей рядом. Река под боком, рыбы в ней валом. Остаемся здесь, с голоду не помрем.
– Идите спать! Завтра все решим.
– Да! Уснешь, после таких новостей. Пойдем, Павлат. Командир думать будет.
Иронией перед другом и командиром Каснискес никогда не хвастал. Кажется, авторитет главнокомандующего теряется в его глазах. Хотя непонятно почему? Вроде пока не было серьезных ошибок у него за все время похода.

***

Утро было прохладным.
Такенхок сначала хотел с самого утра освободить пленников. Но потом передумал. Не стоит менять решения, принятого раньше. До земли аинторнов еще двое суток маршем. Домой армия шла быстрее. Так пусть еще подстраховка пол дня поработает.
– Что решил? – спросил с повозки Каснискес. Идти самому ему пока было тяжеловато.
– Идем домой. В Дальнее Полесье. К нам, на мои родные земли. Там все решим. Дома, если что, и погибать легче.
Каснискес принял лежачее положение на повозке.
А за полчаса до полудня из леса в колону полетели стрелы и камни. Падали раненные, падали убитые. Но армия уже научилась быстро занимать оборону. Стрелы и камни полетели в ответ. А следом за ними в лес влетела конница Павлата. Добить, или пленить атакующих не было возможности, лес был густым. Но вернулись конники с вестью о том, что атакующими были клафиды, что, впрочем, и предугадывалось. Было несколько убитых из числа атаковавших колонну. И все они в одеждах клафидов под легкими доспехами.
Потери в армии были небольшими, но сильно огорчающими. Терять людей при возвращении домой было обидно. Павлат рвался к пленным клафидам, которых они от Берглафа держали как заложников, однако присутствие рядом с ними командира останавливало его. А тот подошел к повозке с Алефтеем.
– Что у вас там произошло?
– Ничего страшного. Если не считать того, что ваши соотечественники из леса атаковали нас. Хотел сейчас проститься с вами. Однако придется вам потерпеть до земель аинторнов.
Хранитель с трудом сел на повозке.
– С чего вы решили, что это клафиды?
– На них ваши одежды.
Алефтей криво усмехнулся.
– Надень на зайца шкуру лисы, он лисой все равно не будет.
– А кто же может на ваших землях напасть на нас?
– Да кто угодно. Сюда и кочевники добираются иногда. И северные народы сюда приходят. Здесь мало клафидов живет. После мора у храма смерти Убогого Орла Накнея, все ушли отсюда. Здесь вольница. Гуляй, кто хочет. Есть пленные или убитые из нападавших?
– Есть убитые.
– Можно мне посмотреть на них?
Такенхок взял лошадь с повозкой Алефтея под узды. Повел ее в сторону леса. Павлат со своим отрядом окружили их. Убитых в лесу, которые вроде бы по внешнему виду из клафидов, вынесли из леса на опушку. Алефтей с огромным трудом слез с повозки, встал на ноги, покачнулся, и упал бы, ели бы его не поддержал Такенхок. Под руку Такенхок подвел Хранителя к телам погибших. Тот внимательно осматривал их.
– На северные народы не похожи. На степняков тоже. Может и наши. Но я не верю в это. Нет здесь организованных отрядов. А до тех, что были неподалеку от Берглафа, новости о том, что мы у вас в заложниках наверняка дошли уже. Они не посмели бы подвергнуть меня и всех пленных опасности. Погодите!
Алефтей наклонился над одним из убитых, осмотрел его руку и плечо, там на одежде была большая дыра. Рванул ткань на его рукаве. На предплечье была татуировка. Голова хищной птицы.
– Это не клафид!
– Почему?
– Ни один клафид не позволит себе сделать наколку в виде головы орла. Это значит уподобить себя Убогому Орлу. Это не клафид. А значит быть уверенным в том, что остальные клафиды так же нельзя.
Такенхок наклонился над телом. Да, похоже, что действительно голова орла. Очень похоже.
– Командир!
– Что, Павлат?
– Подойди сюда!
Отдав команду конникам:
– Отведите Алефтея до повозки!
Такенхок подошел к зовущему его Павлату. Тот протянул ему колчан.
– И что?
– Колчан аинторнов. Нашли в лесу. У них есть привычка делать маленькие колчаны на поясе. Но они еще несколько таких же колчанов вешают за спину. Тяжелый колчан тянет в бок. С таким и идти сложнее, и стрелять. А нести тяжесть за спиной привычнее.
– Что? Значит аинторны? А зачем?
– Я не знаю кто. Но банда разбойников не станет нападать на военную колонну. И еще. Есть у аинторнов вроде как секта, истинно поклоняющихся, как они говорят, Накнею. Они и украшают себя такими наколками.
– Отпускаем хранителя и пленных?
– Я думаю да. Но пусть они предупредят моих ребят, что остались у Берглафа о шайках в лесах. Мне каждая их жизнь большая доля моей.
Чуть позже провожали пленных.
– Я не говорю тебе прощай, Алефтей. У меня к тебе предложение. Что-то странное происходит на моей земле. Я не знаю что. Боюсь, что большая опасность потерять ваш посох. Помоги мне. Я потом помогу тебе. Собери всех, кто может и в силах держать оружие, и приводи их к нам. В этом и будет твоя помощь мне, вернее нам. В чем будет моя помощь тебе? Вам? Я имею некоторый авторитет в великой общности жрецов Серебряной Звезды, а именно она, под нажимом держателя власти благословила наш поход. Кто знает. Может обратно ты вернешься с посохом на свою Родину.
Алефтей задумался.
– Я не могу тебе ничего обещать. К тому же я просто хранитель. Мое слово что-то значит, но оно не будет самым веским. Я подумаю. Я посоветуюсь. Я поговорю. Так что могу сейчас только попрощаться. Но если мы придем вам на помощь, где вас искать? Страна тинков велика.
– На нашей земле, сразу после границы с аинторнами есть левый приток Ауны. Дойдете до него, поднимайтесь по течению вверх по нему. Дальше дойдете до Дальнего Полесья. Там будет временный лагерь нашей армии. Ну давай!
Такенхок протянул Алефтею руку. Тот замешкался. Потом все же пожал протянутую ладонь.
– Прощай!

Продолжение следует.
0
20:26
20
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Читайте также: