О русском стихосложении (вопросы теории)

Дед Мороз (быль)

Иллюзия души.

Дед Мороз (быль)
Сегодня не работаю. Умудрился на ровном месте заслужить от начальства поощрение в виде отгула. Поэтому встал позже и  провожаю своих из дому на работу, в школу, в детский сад. 
 Жена, взяв старшего сына за руку а младшего на руки, из прихожей мне напомнила:  
 ― Не забудь, тебе сегодня Ваню из садика забирать!  
 Я кивнул, как самый ответственный отец проводил семью до порога и закрыл за ними дверь. Подошёл к окну, добросовестно проследил за своими взглядом, пока они не скрылись за углом.  
 Стало тихо и неуютно.  
 Так как-то повелось. Я работаю далеко от дома, поэтому  уезжаю раньше жены а возвращаюсь позже. Вот моей второй половине и приходится одной утром отводить сыновей в школу и детский сад, а вечером, после работы, забирать их оттуда. Это могу делать и я. Чуть раньше или чуть позже. Но так уж повелось.  
 Вот сегодня вижу, как она, вытащив санки в подъезде из-под лестницы, усадив на них младшего сына, одной рукой тащит эти санки, второй рукой тянет за собой не проснувшегося ещё до конца старшего сына. Ножки в сапожках месят снег на тротуаре, дворники в последнее время не спешат с уборкой.  
 Жалко стало. Увидел, и жалко жену стало. Но ничего в жизни всё равно не меняю.  
 Так уж повелось.  
 А в этот раз забирать младшего мне нужно было лишь потому, что заведующая детского садика просила меня зайти. И я даже знаю зачем.  
 Скоро ёлка!  
 Два предыдущих Новых года я по просьбе той же заведующей развлекал малышей на новогодней ёлке в образе доброго Дедушки Мороза. И надо сказать, что родителям и детям нравился бородатый новогодний волшебник в моем исполнении. И мне как-то это было не в нагрузку. С малышами весело. Ничто так не заряжает позитивом, как дети. Хотя нет, немного кривлю душой. Есть ещё сотрудницы детского сада. Воспитательницы, нянечки, работницы кухни. Как принято, проводив детей и родителей с праздника, посидеть с дамами за праздничным столом! Со спиртным, но всё без излишеств, мне ведь ещё сына домой вести. Ну тут понятно, что я был первым парнем на деревне. Кроме меня из мужчин бывал только сторож дядя Петя, который в уголке втихую набирался веселья из принесенной с собой фляжки, явно не с лимонадом, после чего потихоньку уходил в свою сторожку.  
 А я в одиночестве купался в женском внимании. Не хуже султана. Всё в рамках приличия. Но удовольствия от этого не меньше. Молод, здоров, силен и все восторженные взгляды и комплименты мне одному!  
 Вечером пришёл за сыном и сразу отправился в кабинет заведующей.  
 ― Да о чём разговор, Светлана Викторовна! Все сделаем. В эту пятницу? Работаем, но я отпрошусь. Начальство понимающее. Хорошо. До пятницы. До свидания.  
 Неделя закончилась быстро. Вот и пятница. В два часа дня я в детском саду. В три должен начаться праздник. Подключаю гирлянды и другие электрические осветительные приборы, созданные для таких утренников. Настраиваю магнитофон, чего-то перетаскиваю, передвигаю, переставляю.  
 Пора. Надеваю шубу, шапку, валенки, пристраиваю бороду, усы, брови. Вот самое неприятное в моем новогоднем представлении. Два часа в шапке, шубе и валенках тяжеловато в хорошо протопленном помещении.  
 Делаю очередной комплимент моей помощнице, снегурочке Леночке молоденькой воспитательнице, отчего та румянится и становится ещё красивее. Получаю от внештатной заместительницы заведующей садика Нины Петровны коробку с подарками для конкурсов и игр и мешок с подарками для всех на окончание праздника.  
 Заиграла музыка, засветились фонари и гирлянды. Праздник начался!  
 Благодаря моему сынишке, прыгающему здесь же в общей куче, большинство детишек знает, кто прячется под большой белой бородой и усами. Но от этого их радость и интерес к моей персоне не меньше.  
 И нам с Леночкой с ними весело. Пошли конкурсы. Лезу в коробку и с сожалением замечаю, что призы лучшим чтецам, певцам и танцорам все беднее с каждым годом. Середина девяностых.
Страна катится вниз и с каждым днём всё быстрее. Администрация города практически не дает денег на подобные мероприятия. При таких порядках в следующем году будем наверное конфеты для призов на части резать. Но дети и этому рады. Это не просто приз, а приз из рук Снегурочки и Дедушки Мороза.  
 Наступает финальная часть а с ней и самое радостное для малышей. Раздача подарков. Я достаю мешок, и уже перед добрым Дедушкой Морозом выстраивается очередь. И тут меня тащит за рукав в уголок, за елку, Нина Петровна. Суёт в руки кусочек бумажки со словами:  
 ― Этим подарки не давайте! Их родители деньги не сдавали!  
 
Вот оно как сегодня! Мы сдавали. У нас всё более-менее благополучно. Но середина девяностых. Почти все родители работают, да вот получают за свою работу далеко не все. На иных предприятиях долг по зарплате ―  годы. Тут хлеба проблема купить, не то что подарки!  
 С непонятными чувствами возвращаюсь к Снегурке, отдаю листок ей.  
 ― Я не знаю всех, ― говорю я и начинаю раздавать подарки.  
 Первый, второй, третий, четвертый...  
 Сашка!  
 Сашка Быков. Его семья практически наши соседи. У его родителей семь детей. Старшему скоро школу заканчивать, младшую только вчера из ползунков вытащили. Мама занята детьми и домом. Отец хоть и с золотыми руками человек, но не в силах содержать в достатке такую семью.  
 Сашка Быков в этом списке. Я видел. А он стоит передо мною по стойке смирно и смотрит на меня большими светло-голубыми глазами.  
 Эти огромные пуговицы небесного цвета вырывают кусманище из моего сердца. Из меня слезу кувалдой не вышибешь, но чувствую, рассопливится сейчас Дедушка Мороз. Я достаю из мешка кулёчек, отдаю малышу, ставлю мешок к стройным ножкам своей внучки и со словами: "Извините, дети, Дедушка Мороз заболел", хватаю сынишку на руки, путаясь в валенках и шубе, бегу с ним в раздевалку.  
 ― Не грусти, ― говорю я ему, ― Тебя дома два подарка ждут, а завтра ещё два купим. Какие сам захочешь.  
 Он улыбается, отчего и мне становится легче.  
 Нас догоняет Нина Петровна.  
 ― Что случилось?  
 ― Извините, я так не могу! Этому дала, этому дала, а этому не дала! Сашке я его подарок отдал.  
 Я киваю на сына.  
 ― Не могу я! Извините!  
 Мы ушли.  
 Может я и не прав был, взвалив всё на плечи бедненькой Леночке, у которой, я видел, тоже губы тряслись. Но эти голубые детские глаза!!!  
 Больше я Дедом Морозом ни разу на праздниках не был.
 
Рисунок Тани Смольяниновой
 

+8
17:21
220
23:04
+1
Замечательно!!!
Спасибо огромное!!!
Читайте также: