Осень заканчивается весной (13)

Иллюзия души.

Осень заканчивается весной (13)
Начало https://poetov.net/posts/2402-osen-zakanchivaetsja-vesnoi-12.html 
 
*** 

Приехали не в то кафе с вкусным фруктовым напитком, приехали в хороший ресторан, где для них был уже заказан столик. 
Подали фрукты, вино, закуски. Он выпил рюмку коньяка, Марина пригубила из бокала с вином и тут она увидала у гардеробной свою начальницу, главного бухгалтера их предприятия. Ни спрятаться, ни даже отвернуться не было возможности. Она боялась, что начальница посмотрит в их сторону. Она очень боялась этого. И та посмотрела, увидела Марину, узнала, улыбнулась. Даже показалось, что кивнула ей. Марина отвернулась. Сослуживица же пошла в другой зал. 

Евгений сразу заметил перемену в лице своей спутницы. Та поставила бокал и словно окаменела. Он вопросительно поглядел на нее. 
— Женя, извините пойдемте отсюда! Прошу Вас, пожалуйста! Так надо. 
Он не стал спрашивать почему, он подозвал официанта, отдал тому деньги без выписки счета. Они поднялись и пошли на выход. 

— Тут за углом, всегда такси есть. Пойдемте. Поедем в другой. Но там так не готовят, как здесь. Так что, если что, не обижайтесь. 
— Женя, а Вы правда живете один? Вы разведены? 
— Правда, уже успели развестись. 
— А Вы где живете? 
— Неподалеку отсюда. У меня свой дом. 
— Поехали к Вам! 
Он ошалело смотрел на нее. Он стоял столбом. Он ничего не мог понять. 
— Поехали, пока я не передумала! 

Они сели в такси, они ехали к нему. Евгений так и не мог ничего понять. А понять он просто ничего бы и не смог. 
Марина у ресторана увидела машину мужа. 
Марина в ресторане увидела свою начальницу... 

***

Скинув сапожки и шубку в прихожей, Марина с наигранной шаловливостью посмотрела на Евгения. 
— Ну и где тут спальня? 
Он недоуменно глядя на нее кинул в сторону одной из дверей. Марина, играя фигурой при ходьбе прошла в спальню, присела на кровать. Он стоял в прихожей и не знал, что ему предпринимать. Опытный, не очень молодой уже мужик, просто растерялся. Он держал ее шубку в руках и стоял, выпучив глаза. 
— Ну Вы где там, Женя? Идите же наконец сюда! Надо же согреть меня с улицы. Или мне на батарею отопления сесть? 

Они просто набросились друг на друга. Один с ненасытностью постившегося долгое время отшельника, другая с решительностью неутомимого мстителя. Они словно хотели уничтожить друг друга. Они словно соревновались друг с другом в энергичности, в азарте, в неутомимости. 
И правда, они друг друга превратили в ничто. Оба были вне своей плоти, тем не менее превратившись в единую плоть, где плоть поедает сама себя. И она была яростно ненасытной. 
И... 

— Женя, Вы живой? 
— Частично! 
— Да! И я! Давно со мной такого не было! 
— Маринка!!!!!!!!!!!!!!! 

— Марина, Вы где? Я не знаю что на ужин. У меня колбасы тут, копчености, фруктов есть немного. 
— Я в ванной. Подождите немного. Выйду, вместе придумаем чего-нибудь. Это Ваш халат здесь висит? 
— Ну а чей же? 

Она вышла из ванной раскрасневшаяся, в обернутом два раза вокруг нее халате, полы которого мешали ей при ходьбе. 
Он рассмеялся, прошел в одну из комнат. Вернулся оттуда с большой мужской рубашкой, передал ей. 
— Вот вам Ваш халат. А этот уж мне оставьте. Пойду тоже душ приму. 

Она взяла рубашку, снимая халат обнажилась, протянула его Евгению. И когда тот потянулся к нему, схватила мужчину за голову, наклонила к себе, и прильнула к его губам. 
— Это вместо брудершафта, — улыбнулась Марина, прервав поцелуй, — Не согласен? 
— Еще как согласен. 
— Ну тогда дуй в ванну, а я с твоего разрешения покомандую на кухне. 

Сама кухня им сегодня была не нужна. Они подкатили журнальный столик к кровати и уставили его всем тем, что можно было извлечь из холодильника. Немного выпили. Чего-то пожевали. Закурили. 
— Я не курю. Не курила. Вернее курила, до беременности, потом бросила и вот начала с этой осени, снова баловаться стала. Так не тянет, но вот сегодня хочется. Тебе не противно, когда от женщины табаком пахнет? 
— От тебя очень замечательно пахнет, и табаку не по силам твоего естественного аромата победить. Ты останешься? 
Она погрустнела. Ненадолго задумалась. 
— А сколько сейчас времени? 
Он глянул на часы на стене. 
— Да почти одиннадцать. 
— Придется провести один неприятный разговор. 

Она вышла в прихожую, откуда позвонила маме. 
До него доносились лишь отрывки фраз. 
— Да! Нет! Я потом все объясню. Мама, я знаю, что я делаю! Завтра. Завтра утром! Не смей, мама! Хорошо! Надеюсь, ты меня поймешь. До завтра! 

Она вернулась, залпом допила вино в бокале, потом с силой толкнула Евгения, опрокинув того на кровать и села на него верхом. 
— А ты хороший! 
— Ну не знаю. 
— А ты сильный! 
— Есть немного. 
— А нежным и ласковым можешь быть? 
— А сейчас попробую. 

Он положил ее на спину. Аккуратно кончиками губ начал исследовать ее лицо. Она лежала, безвольная, почти не дыша. А он наконец добрался до ее рта и начал с нежного массажа ее губ, своими губами, постепенно усиливая напор и энергичность. Она лежала безучастная, словно боялась спугнуть его. А он расстегнул рубашку на ней, и его ласки приняла сначала ее шея, потом грудь, потом живот. Она изогнулась, словно судорога прошла по ее телу, она схватила его за голову, потянула к себе и сама с жадностью впилась в его губы, движениями тела своего подсказывая ему, чего она сейчас ждет от него, что ей сейчас нужнее всего. 

— А ты хороший! 
— Ну если верить тебе... 
— А ты сильный! 
— Не сказал бы сейчас этого о себе. Но это ненадолго. Надеюсь, что не надолго. 
— А ты нежный! 
— Маринка!!!!!!!!!!!!!!!!!!! 

— Какой ты на фиг руководитель! Ты олигарх! 
— С чего это такой вывод? 
— Да вон домища какой, как на Рублевке. 
— А здесь и хотят местную Рублевку сделать. Я участочек прикупил вовремя. А сейчас чего-то больше не выделяют землю на продажу. Ждут, наверное, пока цена на них повысится из-за статусности. Вот мы здесь три дома торчим пока, как три тополя на Плющихе. 
— А чего же жена от тебя ушла? Или ты ее выгнал? 
— Марин, давай не будем пока о личном. Что надо будет, я сам расскажу. Я же тебя ни о чем не спрашиваю. 
— А я ничего скрывать не стану. Замужем. Дочь у нас. Но загулял мой милый. И уже давно гуляет. Все надеялась. Все ждала. Все верила. В командировку он уехал! А сам по городу мотается. А сегодня я его машину у того ресторана видела. Чего ему там делать? Он жадный, до безумия. Платок носовой не подарит. Пить не пьет. Заварную лапшу будет есть месяцами, а в столовку не пойдет, не то чтобы в ресторан. 
— Может банкет какой? 
Она села в кровати. Сердито посмотрела на Евгения. 
— Что? Ты чего сказал? Ты хоть понял, чего ты сейчас сказал? Я там ту, с которой он... Видела... 

Помрачнел и Буянов. 
— Это чего получается? Ты сейчас словно бы мстишь мужу со мной? 
— А тебе, мой милый, не все равно как переспать со мной? Как с мстительницей или как со шлюхой? Первое, наверное, чище и приятнее. 

Он рывком поднялся. Сел. Налил полный бокал коньяка. Выпил. Закурил. Она с интересом и вроде как с некоторым испугом наблюдала за ним. А он налил второй бокал коньяка. 
— Жень! Женя! 
— Что? 
— Я не поняла. У тебя что, чувства какие ко мне что ли? 
— Какая тебе разница? Отомстила? Ты до утра подождешь или прямо сейчас такси вызвать? 

Она не поняла, то ли он пощечину влепил ей этими словами, то ли поцеловал. Она хотела в ответ матюгнуться позаковыристие, дать ему по лицу, и прости-прощай! Но что-то сдержало ее. Наверное все-таки не пощечина была, а поцелуй, хотя и нервный и не совсем любящий. 
— Жень! Женя! 
— Что? 
— Не хлебай так. Не люблю алкашей. 
— А тебе не все равно, кто я? Отомстила, уйдешь и забудешь. 
— Послушай. Я взрослая, опытная, замужняя баба. Ты что хотел, чтобы после нескольких ни к чему не обязывающих встреч с тобой, я влюбилась бы в тебя, как девочка-малолеточка, на которую первый парень внимание обратил? Нет Женя, мне большего надо. Мне познать нужно мужика. В душу его заглянуть. Мне больше надо, чем несколько смешных историй-анекдотов и помощи на дороге. Мы в который раз встречаемся? Четвертый? А ты мне даже букетика не преподнес. Нет, я не меркантильная. Я привыкла довольствоваться малым. И не привыкла получать подарки от посторонних мне людей. Но... Но! Да! Прыгнула я к тебе сегодня в кровать без любви и каких бы то ни было вообще чувств к тебе. Позор мне! Клеймо на всю жизнь! А кто его знает, что завтра со мной будет? Посеял ты семечко в меня сегодня, а завтра оно может цветком прорасти. Был мне безразличен по приезду сюда, а сейчас вроде нет. Уже не безразличен как бы. И не наши физические упражнения в кровати виной тому. Что-то другое. Не знаю пока что. Такси вызовешь? 
— Ладно. Извини, пожалуйста! У меня эти, как их, силы вроде немного появились. Может на посошок? 
— Ну если посошок будет таким же, как прежние, то я не против.
 
Продолжение https://poetov.net/posts/2404-osen-zakanchivaetsja-vesnoi-14.html
+4
13:08
102
RSS
14:41
+3
читаю)))
12:39
+3
Стараюсь! Ты мой верный читатель!!! )
13:49
+3
вот думаю, чем закончится это безумие))) представляю сама себе))))
15:04
+2
Неа. Не получится )))) Все так плохо?
13:24 (отредактировано)
+2
Хороший монолог в конце у Марины.
22:52
+1
Спасибо, Галя!!!
Похожие произведения: