ЧТО БЫЛО ДО БОГА?

Вечерние размышления за чаем

ЧТО БЫЛО ДО БОГА?
Давит тоска, разъедает тревога.
В спящем сознании внутренний вой.
Что было до Бога?
Наверно дорога...
Что было до времени?
Может покой?

Зря мы наверное ям столько рыли,
план и стратегию выдав как грант.
Нас не оставят в покое в могиле.
Мы - рядовые. Бертран наш сержант.

Он нас разроет. Мы выступим строем.
Снова поверим в лозунг - обман.
Знамя - туман. Так гордись каждым боем.
Если он бой... 
              
                            Если ты - ветеран,

водку в стакан. ( На закуску лишь слёзы )
Искренни позы невинных шалав.
Пишут стихи, дарят белые розы,
света поэты, талант свой продав.

Свежей реальности сгнившие кости.
Язык как метла, чтобы кухни мести.
А командоры приходят к нам в гости.
Руку пожать и с собой увести.

В лести, в чести' адекватные бляди.
В щёлочку глядя видят киоск.
Домик напротив. Танк на параде.

Мозг как обычный поддатливый воск.

Босх рисовал просто комиксы. Честно!.
Местные хуже условия наши.
Так происходит всегда. Повсеместно -
история просто помои в параше.

Тесно в гробах коммунальных квартир.
Это наш мир. ( За пределами - стужа )
Розовость стёкол...
       
                                       Что может быть хуже, -
если кисель нам приносят на пир?

( Сопли, крахмал и немного варенья )

Тенью крадутся к помойкам бомжи.

Все понимают абстрактность движенья.
Мерность пространства.

                                                Кому не скажи -
все принимают решения, взятки.
Лампы в порядке - дают мягкий свет.
Спасибо... Пожалуйста... Только в ответ
бьют нас в лицо. Это норма!

                                                      Как ярко
церковь горела, тепло нам даря.
Зря потушили - ведь было красиво!

Кровь вытекает...

                                     И дарят моря
каждую ночь нам продажность прилива.

Словно прибой - и не враг и не свой.
Вроде за них, а сейчас уже с нами.
Знамя - надежда! Сон и покой.

Хрупкость стекла в объективности  раме
будет разбито простым кирпичом.

Режут пером, давят словом и делом,
мелом рисуют, лечат врачом
или мечом своим рыцари в белом.

Как неумело лечили больных
жаждою жизни...

                                    Сладкая в клизме
вода как сироп. Где то молится поп.

Стакан - геометрия. В нём словно в призме
плещется смальта мозаик цветных.

Игрушек и плюшевых и заводных -
трудно вообще то винить в похуизме.

Пулею в лоб подаётся совет.
Вопрос риторический - лозунг в ответ.

Зубы вставные в орущие пасти.

И на кусочки порезали счастье,
чтоб понемножку хватило на всех.

Пьём как всегда за успех начинаний.
И холодит нас отчаянья грех,
словно компресс на ушибах желаний.

У невниманья обычно есть плюс -
Всех раздражение переполняет.
Щёки надует обида как флюс.

Только лишь трус для себя оставляет
последний патрон.
                                   Лучше  целься. 
- Стреляй!
( Вдруг да убьёшь? Или ранишь хотя бы? )

Где же реальность? Вокруг только Рай.
Где Василисы? Кругом только жабы...

Тёплый сарай или чистое стойло.
Сено в стогах для скотины тупой.
Смех скоморохов. Продажный прибой.
И отвратительно сладкое пойло
лирики тёплой.

Рифмы - нектар выливая в пожар. 
Ритмика слов подаётся к обеду -
опять в понедельник, в субботу и в среду.
А повара' поснимали навар -
пену монет с приворотного зелья.

Есть на похмелье хороший укол.
Логика - ствол. 
Если гол как соко'л,
Если над нами небес подземелье,
Если молчанье в ответ на вопросы -
то папиросы опять с анашой,
искренней веры, что люди с душой.
Что есть и культура... В ней срезы и скосы.
Или заносы в глубокий кювет.
В Хаосе слов что угодно найдёшь.
Там или тут. Да или нет.
Что будет дальше? Зачем ты живёшь?

Есть ли какой нибудь смысл в символизме?

Рай христианский, нирвана в буддизме -
разное или гребёнка одна?

Память - колодец. Вода холодна.

Выпей до дна приговор и в упор,
в нот партитуры стреляй перебором.

Едим к могилам на поезде скором.

Жалости руки отрубит топор.

Метки заметки. Невидимый критик,
псих - аналитик, боясь новизны,
скажет наверно опять что я - нытик.
Скажут опять что все строчки грязны...

Только мне кажется - В серости грязь,
хоть и не краска, но всё же оттенок.

Жизнь по застенкам. Решётки как вязь.

Хлопает тролль по дрожащим коленкам.
Фильтр сигареты в слюнявых губах.
Словно дуэль - кто на мышь кликнет первый?
Мысли в пустых черепах как в гробах,
ползают зависти чёрные черви.

Нервы - струна. Потолок и стена.
Дна нет у бездны. Лекарства полезны.
Но не до сна - слишком клетка тесна.
Слишком охранники нынче любезны...

Пачку гандонов давайте на сдачу.
В речку холодную прыгну с моста.
Только за хвост не поймаешь удачу.
Удача не кошка - она без хвоста.

И ни о чём разговоры с врачом.
Жду новый день зарекаясь сумою.
Время - иллюзия, стань палачом!
Если сознание стало тюрьмою...

______________________________

Сержант Бертран (полное имя — Франсуа;
Бертран, фр. Fraois Bertrand 1822 или 1824,
Voisex, Верхняя Марна — 1850, Париж) —
французский солдат, сержант, военный
инженер 74-го полка французской армии,
некрофил и осуждённый преступник, живший в
XIX веке и прославившийся благодаря своей
склонности к некрофилии и некросадизму.
Случай сержанта Бертрана подробно описана
частности, Рихардом Крафтом-Эбингом в книге
«Половая психопатия». От имени сержанта
Бертрана образован термин бертранизм,
синоним термина «некросадизм».
 
© Сергей Высокополянский
0
22:37
165
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!