Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
163
Лермонтов
35
Есенин
117
другой
86

Волчья правда

Волчья правда
Тип произведения:
Авторское


 

   Волка-убийцу искали долго, всем селом. Поймать не могли. Капканы ставили, с облавой в логове искали… Всё без толку.

   Волк был умён, хитёр и осторожен, и кровожаден как всегда.

   Однажды всё-таки поймали, арестовали и начали судить. Зал гудел от злости.

   –Расстрелять, убить, четвертовать!  – кричали люди и были правы. Страданиям их не было предела: семь коров, овец без счёта – всё за ним, всё на совести его, матёрого. И наговаривали люди как всегда. Волк-рецидивист молчал, по сторонам глядел. «Спасу нет отсюда, –думал он, – везде решётки, и в дверях охрана. Хана тебе, - сказал он сам себе, – ты  думай, думай, но молчи! Все и всё против тебя. Ты глаз не поднимай! Под собой смотри. Духом не падай только. Терпи и будь внимателен. Ты – Волк! Не собака ты! Ты должен сам себя спасти! Удачу жди! Не упусти!»

   Напрягся Волк. Всё меньше он казался ростом.  В полном зале все сказали и всё сказали очевидцы, и того, что не было, добавили туда же. И дали Волку, наконец, последнее слово. А монолог давно созрел у Волка, и был готов уже, в мыслях.

  «Люди, - начал он. – Люди, побойтесь Бога. Я ни в чём не виноват, и не убивал я никого!»

  В зале – рёв. 

  Не стал Волк перебивать. «Пусть выходят пар и дурь, обиды тоже пусть выходят. Всему ведь есть конец, раз есть начало», - решил Волк.

   Судья потребовал тишину в зале – успокоились немножко. 

   «Люди! Будьте достойны себя, имейте же терпение выслушать, – продолжил Волк, – Не убивал я никого и вправду. Где трупы? Улики где? И ради чего я убивал?»

 «Ты их съедал бессовестный мокрушник!», –  закричала женщина, хромая, от злости красная, от того и смешная. 

Волк её, провокатора толпы, дефекты сразу все заметил, хромую ногу тоже он приметил, профессиональным взглядом. «Вот слабое звено толпы, её и буду бить, гипертоничку эту», – решил Волк и сказал, повысив голос: 

   –Вот именно, съедал! А не убивал! Тут разница… Съедал я то, что Бог предопределил мне, и семью несчастную свою кормил и волчат безгрешных своих я угощал. Отходов нет! Я не расточитель! Я всё съедал, что мог. И кости тоже. А ты, хромоножка, помолчи! Ведёшь  себя, как будто в зале нет мужчин! У нас, у псовых, порядочные суки при кобелях молчат! Собак спросите, кто не верит! И мужа своего, красавца, не позорь! Скажи спасибо, что на тебе, уродке, поженился! А ты сама что ешь?, – продолжил Волк, – духом небесным что ли ты питаешься? Я знаю, ешь ты мясо! По морде твоей отъевшейся вижу! А я, скажите, люди, что должен есть? Траву и камни? Я плотоядный. И мясо мне предопределил Господь. Нет, ты не женщина, – продолжил Волк атаку, – ты гомосапиенсятина! Пусть знают все!

  Но это слово никто не слышал в зале и не знал. Даже прокурор.

  Зал застыл… Недоумевал…

Хромая рот открыла, подышать как будто, побледнела, зашаталась и упала. Упала от злости, страха и инсульта. Скорее рухнулась на пол. Все бросились помочь, образовался круг вокруг неё. 

  – Зовите скорую! – кричали люди. 

   Волк не упустил момента, в том месте где зазор чуть больше был, он вылез из решётки, между конвоями вынырнул незаметно, оскалив зубы, на всякий случай, и был таков. Всю ночь Волк бегал, до утра. Остановился, отдышался он и молвил в никуда, чтоб душу успокоить: «А разве я не прав? Хайваны вы двуногие, идиоты бестолковые, но не люди!»

Но никто его не услышал. И пошёл Волк прочь, от греха подальше, и больше его никто не видел. 

  А бедняжка- хромоножка дух испустила иль жива осталась – не известно. 

0
55
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!