Издать книгу

Когда в интеллигентский серпентарий...

Когда в интеллигентский серпентарий...
Когда в интеллигентский серпентарий,
В котором все сплелись - не расплетёшь,
Заявится нахально пролетарий,
Чтоб истины купить на медный грош,
Махая перед всеми аттестатом,
В котором пролетарский средний бал -
С таким столкнётся откровенным матом,
Что приуныв, заявит: я и бал

Несовместимы в замкнутом пространстве,
Условностей возвышенных умов,
Где места нет простому хулиганству,
В потоке танца бесконечных слов,
Которые, не слушая друг друга,
Швыряют как перчатки впопыхах,
Довольно ухмыляясь на досуге,
Что визави остался в дураках.

И эти рассуждения пространны,
Поверхностны в их страшной глубине,
Но вместе с тем тонки и филигранны,
Загадочны в своей величине.
Сплетая прочно логику с абсурдом,
О судьбах мира возвышают тон.
И судьи мира, миру не подсудны.
Считать иное - просто моветон.

Считай овец, склонясь над кружкой пива,
Вперив в остатки воблы мрачный взор,
Когда не можешь объяснить красиво,
Кто виноват от сих и до сих пор,
Что делать (избегая уточнений
Как делать и, естественно - кому),
Потоками цитат и изречений,
Пеняя резво среднему уму.

Всем этим огорошен пролетарий.
Играя нервом напряжённых скул,
Пошлёт привет в шипящий серпентарий,
В который ненароком заглянул.
Поняв, что заигрался с высшим светом
И проиграл "всухую", по очкам,
Пошлёт не напрягаясь, за приветом,
Удар ногой сверкающим очкам.

Платочком вытирая кровь и сопли,
И ртом кряхтя от боли и обид,
Интеллигент, под дружеские вопли,
В себе, конечно зверя победит.
И в тень уйдя, осмыслив это действо,
Обидчику не оставляя шанс,
Придумает великое злодейство,
Его назвав красиво - ренессанс.

Но мы то знаем, ели щи не лаптем,
И нас за грош не купишь, не продашь -
У ренессанса не такой характер,
Чтоб ренессанс не превратить в реванш.
И на короткий срок процесс возглавив,
Обидчикам определить срока,
А то и вовсе мир от них избавить 
(Итак не идеален он пока).

И я, как многие - дитя Советов,
В которых ум сплетался с простотой,
Не забывая для себя, при этом,
Что простота не может быть святой.
Что от него, обычно только горе,
Но без него откат в кромешный мрак...
Интеллигент и пролетарий спорят, во мне всю жизнь -
Кто умный, кто дурак.

+5
133