О русском стихосложении (вопросы теории)

Записки внучки кавалериста (Полная версия)

Записки внучки кавалериста (Полная версия)
Часть 1. Замужество.

Глава 1. Учеба.

Дореволюционные годы.
Российская империя. Украина. Город Тульчин.

....Она была младшей в семье. Шестой.
Два брата и трое сестер.
Но она была немного другой. Правильные черты лица. Русая коса ( все остальные рыжики в отца). Гордая. Хотела учиться. Родители правдами-неправдами пристроили ее в гимназию. Отличница.
Отец держал большой сад. Любил это дело. Все дети помогали. И только Зина сидела за книжками. Нехорошо для девочки. Неправильно.
Решили забрать после второго класса.
Зина не плакала. Молча согласилась. Но вскоре пришла ее учительница. Стала упрашивать вернуть. Родители переглянулись: "Нет денег на учебу".
Учительница была готова:
"У нас есть программа помощи талантливым детям. Ваша Зиночка могла бы учиться бесплатно"
Гимназия...юность... новые возможности... подруги из благородных.
Но родители снова решили по-своему: "Мы женились в 13 лет, тебе в твои 16 давно пора".
Но Зина не хотела замуж ни за соседского сыня мясника, ни за престарелого 30 летнего пекаря. Она хотела...сердце подсказывало ей, что это не для нее.
А тут со старшим братом случилось несчастье.
Феденька, красавчик, косая сажень в плечах, мамин любимчик, вернулся с заработков из Одессы. История умалчивает, работал  ли он портовым грузчиком, или был на побегушках у Мишки Япончика ( у которого, после организации его 54 ср полка и решения отбыть на борьбу с Петлюрой, особой прелести оставаться не было). Однако Федя вернулся при деньгах, лаковых штиблетах и стал устраивать головокружительные кутежи на весь город. И тут стряслась беда - в его сердце закралась Манька, та самая Манька,  чья семья жила в яру, в глиняной подкосившейся хате, именуемой соседями  землянкой. Нечем похвалиться было Мане - ни пьяницей-отцом, ни сварливой матерью, ни характером с  ленцой. Только один был у нее козырь - яркая красота  молодости. И Маня случая не упустила. Поэтому, когда Федя пришел домой и обьявил о своей любви, родителей ударил  гром среди ясного неба. Много было угроз крикнуто и проклятий обещано, но Федор не смутился и наперекор всем  ушел жить к Мане. Там его приняли, как родного. Но через две недели вернулся. "Не могу, -  говорит, - правы вы, мама, были. Семья ленивая, неряшливая, не буду там жить".
Мать с отцом переглянулись...вздохнули...и ответили: "Девушку испортил - назад дороги нет. Свадьбу сыграем, землю выделим, стройся. Выбрал Маньку - вот и живи с Манькой".

Так и прожил Федор с Маней до самой смерти. Плохо прожил. Как кот с собакой. Маня ни в чем отказа не знала, муж своей недюжинной силой  всегда семью в достатке содержал. Кожу мял, кожухи шил. Поставил себе отдельно мастерскую, и пропадал там с утра до ночи. А Маня его не любила. Пилила за все, что могла.
Довелось мне видеть Федора перед смертью. Седой старик, красивый,  добрый необычайно, благословил меня...

После приключения с сыном родители младшенькую замуж не торопили. Устроилась Зина на почту телефонисткой.
Жизнь текла тихо, размеренно.
Революция в наших краях прошла мирно. Только и случилось, что Российская империя распалась и обьявили Украинскую республику.
И жила бы себе Зина и дальше преспокойной, но подружка, лучшая подружка, затеяла девичник перед свадьбой. Был у нее жених, красный комиссар, должен был приехать на свадьбу, и души она в нем не чаяла.



Глава 2. Гадание

Зина никогда не гадала. Мама строго придерживалась церковного устава, который ворожбу не приветствовал. 
Но подружки на Рождество пристали: "Оленька скоро замуж пойдет, а ты даже никого себе не присмотрела. Ну давай, а вдруг увидишь?"
Зине и самой стало интересно.  Оля весной уже сделается чьей-то женой, а она ни с кем даже не встречалась. Но должен же быть этот кто-то?
И на ночь, расчесав косу, Зина тайком от матери сунула под подушку гребешок с зеркальцем, прошептала: "Суженый-ряженый, приди, расчеши меня" и укрылась с головой...
Во сне он пришел, такой нелепый, весь в веснушках на улыбчивом лице, невысокий, неразговорчивый...
Утро наступило мгновенно. Зина открыла глаза, а лицо из сна продолжало стоять в памяти. Она насупилась. Некрасивое лицо. Хорошо, что это был сон.
Потом, когда подружки рассказывали взахлеб, кто  чтотво сне  видел, Зина даже в сторонку отошла. Да уж, нечем хвалиться.
Но они набросились на нее:  "Ну же, ну? Рассказывай! Видела?"
Зина отмахнулась: "Да что ж рассказывать? Белобрысый какой-то, точно кот. Ну его!"

Пролетела зима. Оля ждала жениха. Ее Лёнчик вот-вот должен был прибыть с полком. Дворец Потоцкого, переделанный под казармы, уже подготовили для приема кавалерии.
Мама предупредила Зину: "К Ольге своей не ходи. Сатанисты эти красные. Выбрала девка себе пару, прости Господи".
Но в один прекрасный день Оля сама забежала к Зине.
- Пойдём, ну пойдём же! Лёнчик приехал, все наши собрались, хочу и  тебя познакомить!
Зине неудобно было отказывать. Матери как раз не было дома, и она  уважила подружку.
В доме Оли творилась кутерьма. Родители суетились, братья- сестры сновали под ногами, топтались любопытные соседи. А виновник торжества сидел возле стола и хорошо поставленным голосом не торопясь отвечал  отвечал на вопросы.
Зина вошла, поздоровалась. Гость обернулся.
У Зины сердце на минутку замерло. Знакомый. Нет, не знакомый. Но она его знает. Где-то видела...не вспомнить, где, но - видела...
Дальше было застолье. Потом военные рассказы. Потом стали прощаться.
Леонид сказал Зине: " Я вас проведу". Зина хотела отказаться, но он уверенно взял ее под руку: " И все-таки я настаиваю"
Выходя под недоуменные Олины взгляды, сгорая от стыда и внутреннего волнения, Зина вспомнила - во сне. Она видела его во сне.


Глава 3. Суженый

Леонид больше не вернулся в Олин дом.
Семьи разругались, подруга превратилась во врага.
Зина, от природы строгая и сдержанная, отчитывала Леонида:
-  Как ты мог? Ты меня подруги лишил, на весь город опозорил.
Он шел за ней следом по цветущему майскому саду и только посмеивался:
- Зина, перестань. Я имею право выбора. Я живой человек.
- Вижу, что живой. А мне по улице пройти стыдно.
- Не обращай внимания, образуется.
- Вот чем, чем тебя Оля не устроила? Она же любит тебя!
- Зина, не начинай. Мне нужен здравомыслящий, искренний человек, как ты. А Оля - притворщица манерная. Не дуйся. Вот я тебе объясню. Мы с ней в саду гуляли и присели на траву. Сидим, а я слышу - запах пошел прескверный. Спрашиваю - Оля, что такое? Может, кто-то ступил не туда... Она сидит тихонько, хоть бы двинулась. Но я-то чувствую -  дышать нельзя. Кручусь, смотрю кругом, что не так. Снова спрашиваю - Оля, мы с тобой не смотрели, куда садимся, давай глянем, вдруг на мину попали? Она отвечает - нет, все хорошо. И продолжает сидеть.  Поднимаю ее, чтобы увести из проклятого места, смотрю - а она прямиком в кизяк села, знает это и молчит! Ну разве с таким человеком можно жить? Он же черное черным не назовет! Одно думать будет, а второе говорить. Не терплю таких людей!
...
Леонид сделал предложение буквально через несколько дней. Родители наотрез отказали.
Чтобы безбожники в семье были? Да никогда.
Леонид отнесся к отказу с пониманием. Но не сдался.
Как-то вечером, перемахнув на лошади через изгородь, предстал перед матерью Зины во всей красе. Спешился, стал на одно колено перед ней и торжественно произнес:
- Матушка, я люблю Вашу дочь и прошу ее руки и Вашего благословения.
С этими словами от взял руку остолбеневшей матери и поцеловал ее.
Поцелуй оживил матушку, и, кинувшись вытирать руку о росу в траве, она крикнула с чувством:
- Вон отсюда, антихрист!

Часть 2. Семейная жизнь

Глава 1. Прощение

Зина ушла с Леонидом без благословения. 
Поверила, вопреки слезам матери, вопреки уговорам братьев и сестер. Отец с горя напился до чертиков, жевал стекло и гонялся за ней с матерью по саду, пока не загнал их на яблоню и уснул под ней. Наутро плакал, просил прощения и сказал:
- Если любишь, ступай, доча. Я отпускаю.
Зина не могла противиться Лёне. И хотя в быту порой позволяла себе резкий упрек или неудовольствие, муж ни разу не повысил на нее голос и никогда не давал повода для ссор. Она чувствовала его спиной. Он еще только появлялся в дверях, как сердце  начинало непроизвольно  биться, щеки вспыхивали и по телу шла дрожь. Она не понимала, как мог этот невысокий, наголо выбритый мужчина с военной выправкой иметь над ней такую власть.
Ей стало безразлично мнение матери и родных. Ее устраивала маленькая комнатушка, выделенная  им командованием поначалу. Она без жалоб и неудобств выносила своего первого ребенка. И когда родилась Томочка, Леонид взял дочь, Зину и сказал:
- Ну, дорогая, пошли мириться с семьей. Родители имеют право на внуков.

Мама держалась до последнего. Она холодно встретила молодоженов, не подала руки зятю и не пригласила его в дом.
Но когда Тома пискнула в своем сверточке, женское сердце дрогнуло; она потянулась к ребенку, обняла детей и... благословила их.

Глава 2. Пантелеймон

Поместье под Псковом. Там прошло детство Леонида.
Мать умерла рано. Отец ничего не жалел для единственного сына. Лучшие гувернеры.  Учителя. Врачи ( ребенок в детстве был болезненным). Поездки по Европе. Уроки немецкого и французского.  Он прочил сыну карьеру священника. Имя подобрал соответствующее - Пантелеймон.

Но революция  поставила на планах красный крест.  Отец, узнав, об аресте  заграничных счетов, скончался от разрыва сердца.
А 14-летний мальчик, по-своему оценив ситуацию, принял сторону большевиков, сменил имя на Леонид и пошел в  кавалерийский красногвардейский полк писарем, спасибо отличному образованию.
Буржуазное прошлое жгло и бежало за ним по пятам. Серенькие, не хватающие звезд с небес сыновья кухарок и дворников делали головокружительную карьеру. А он, умница и труженник , дипломат в любых переговорах, укротитель распущеных солдат и усмиритель гневного начальства, дослужился до замполита. И выше - никак. Не вышел родословной.
Зина рассказывала по секрету сестрам, что однажды ее разыскала женщина. Назвалась то ли гражланской женой, то ли экономкой Лёниного отца. Просила приехать в поместье, забрать кое-что из вещей, хотя бы столовое серебро. Говорила, что хранит его в память об отце.
Зина передала мужу. Тот ответил:
- Если вернется, гони ее, чтоб духу не было...
Однажды, прийдя домой,  в бешенстве  сложил он стопкой все  документы, семейные фотографии и поджег. Зина только руками успела  всплеснуть. Сгорела метрика, фото родителей,  бумаги на дом... Леня стоял над костром белый, как воск. Чувственные губы были перекошены, глаза горели.
- Не могу... Не могу больше, Зина, терпеть несправедливость. Как же меня замучили мои корни!

Глава 3. Накануне

Следом за Томочкой родилась моя мама, Танюша и младшенькая, Ляля.
Мягко, и в то же время настойчиво Леонид  вводил в семью свои взгляды,  порядки и правила.

"Бедные не имеют права на детей," - говорил он, готовясь ночами к дополнительным лекциям.
"Женщина должна быть матерью, а не кухаркой и судомойкой", - и нанимал домработницу.
"Нет такого, в чем нельзя было бы разобраться", - и вскрывал павшую лощадь, чтобы изучить строение и причину болезни.
Избежать репрессий помогла, вероятно, Фергана. Именно там располагалась дивизия, в которой служил Леонид.
Зина с детьми жила в Москве, в большой ведомственной квартире.
Привозя семью летом  в деревню, Леня первым делом лично искал чистоплотную женщину для помощи в хозяйстве и покупки молока (мама до сих пор любит молоко).
Летние месяцы. Дети, мал-мала меньше возились на дворе. Из тех солнечных детских воспоминаний у моей мамы осталось лишь покушение на нее, кругленького карапуза в ситцевом платьице, огромного гуся. И победа над ним  смелой домработницы...
На пороге стоял 41 год...

К сожалению, мне не известно, успел ли дедушка вернуться из Ферганы в Москву, проститься перед уходом на фронт.
Эвакуация застала семью врасплох.  Места в вагонах были ограничены. Пропустить поезд было нельзя.
Вещи на стол, на скатерть. Самое ценное, необходимое. Завязала узелком.  А что с остальными?  С мебелью? Просто на ключ? На сколько? Неделю...Месяц...Никто и подумать не мог, что навсегда...
На себя - норковое манто, шляпку с вуалью и туфли на каблуке. Трое детей... в дорогу. На Урал,  в неизвестность...



Часть 3. Война

Глава 1. Дорога

Поезд увез их за три тысячи километров от Москвы. После нескольких суток ада вагонной жизни Зина с детьми оказалась на маленькой сиротливой станции.
Все, кто ехал с ними, стали озабоченно расходиться. Капризничавшие дети притихли.

Не было никого, кто должен был  встречать. Ни привычно поданого авто, ни услужливых солдатиков. Зина, падавшая с ног от напряжения, растерялась. Какая-то женщина  подсказала ей спросить станционного смотрителя.
Тот молча отвел их в сторону и показал на телегу с нервно переминающейся лошадью.
Так же молча он показал на проселочную дорогу и ушел...
Дальше все было, как в страшном сне. Дети одновременно  плакали и не хотели садиться в телегу. Лошадь не слушалась. Зина выломала ветку и пыталась подстегивать ее, идя рядом, но каблуки увязали в земле. Забралась в подозрительно шатающуюся телегу - лошадь затрусила быстрее, расшатывая ее больше.
Нытье детей. Длинная дорога впереди. Ни жилья, ни людей. Она знала название колхоза, куда они ехали, но спросить по пути было некого. В какой-то момент лошадь захрапела, взбрыкнула и понесла.
На ухабе телега накренилась, зависла на пару секунд в воздухе и под пронзительный визг детей опрокинулась...
Откуда взялись силы переворачивать телегу, перевязывать Ляле переломанную руку и гнать во весь опор к людям за помощью, проклиная лошадь - Зина не знала. К вечеру они добрались.


Глава 2. 83 кавалерийская дивизия

Кавалерийская дивизия 83  (КД83 )   формировалась месяц,   с  1 сентября по 1 октября 1941 года в г.Самарканде на базе 1-го запасного кавалерийского полка,   за счет ресурсов Средне - Азиатских республик, главным образом из народного хозяйства  Сурухан Дарьинской и Хорезмской областей, а личный состав - из запаса второй очереди Средне-Азиатского Военного округа.

Дивизия включала в себя 3 полка: 215, 226 и 231.

Я приведу выдержки из Журнала боевых действий  КД 83 ( с 01.09.41 по 22.02.42)
Всего в ней числилось 3.639 человек, из которых 
командно-начальствующий состав 14 человек
( в том числе начальник полит.отдела, батальонный комиссар Зазерский П.Л, мой дед)

Национальный состав:
Русские - 719
Украинцы, белорусы - 1507
Татары и др - 1404

На 3639 человек дивизия была укомплектована лошадьми:

Верховые - 3191 ( что досталось 448 бойцам?)
Артиллерийские - 139
Обозные - 412

Причем, указывается в журнале, "качество коней низкое, упитанность средняя, возраст от 3 до 10 лет, совершенно не обучены, некоторые не видели под собой всадника".

Еще печальнее дело обстоит с вооружением.
Читаем: " В период формирования и обучения никакого вооружения дивизия не имела, за исключением необходимого количества учебных винтовок, 4 ручных и 1 станкового пулемета"
Довооружение проводилось уже в ходе передвижения КД к линии фронта, с 22 декабря по 18 января, и составило ( помним? на 3639 человек)

Винтовок - 2775 ( из чего стреляли 864 человека?)
Шашек - 3180 ( а 459 чел?)
Гранат - 5900 ( даже не по 2 на брата)
Птр (противотанковое ружье) - 59, получены без патрон (!!!)
Станковых пулеметов - 5
Ручных пулеметов - 70

Изначально к 3191 лошади удалось насобирать 466 седла, а в процессе довооружения -  еще 589 .
Итак, 2136 лошадей, получается, без седел...

Командир 83 КД, генерал-лейтенант И.Селиванов, видя критическую ситуацию,  имел неосторожность в присутствии сослуживцев довольно мягко сказать: "Немцы продвигаются не потому, что у них больше танков и сильнейшей техники и, что много наших погибло на границе... Сталин человек хороший, но он же не полководец, человек не военный, а гражданский..."
Вскоре Селиванов был арестован и 23 ноября 1941 г. расстрелян по обвинению в "антисоветской пораженческой агитации, восхваляющей германскую армию и клевете на руковолителей партии и правительства".
Командование было передано полковнику Селюкову.

После формирования дивизия была включена в состав 61-й армии Брянского фронта, в составе которой должна была учавствовать в наступательных операциях под Москвой.

Дед погиб, по сути, в первом сражении дивизии. Не имея достаточного вооружения, в глубоком снегу,  сражаясь с врагом, явно поевосходящем в боевой технике и снаряжении, кавалеристы проявляли чудеса стойкости и мужества.
События  этого дня описаны в том же Журнале боевых действий.
Дальше выдержки из журнала:

Битва за Кцинь.
23.01.42г.
6-00. Выполняя приказ, 215 кавалерийский полк (КП) встретил крупную засаду противника в Яшенском и быстро развернувшись, он с ходу вступил в бой, который длился до 12-00. В результате полк атаковал противника и занял Яшенский.
Потеряв около 60 чел.убитыми, противник отступил. Но получив в подкрепление батальон пехоты-лыжников, под прикрытием 3 танков противник пошел в контр-атаку.
О преждевременном столкновении с засадой в штабе стало известно только в 9-00. Командующий дивизией полковник Селюков отдал приказ направить подкрепление.
...
Не имея никакого противотанкового оружия,  полки уже в составе 4х эскадронов все же были вынуждены оставить Яшенский и отойти в лес в сторону Веснин, потеряв убитыми 17 человек.
С рассветом пошел в наступление 226 КП, стакуя северо-восточную окраину Кцинь.
В этом месте противник хорошо укрепился и вел активный огонь из орудий и минометов в расположение полков и по Дудоровскому з-ду. Этот сектор, как выяснилось позже,  обороняли 2 батальона пехоты, 5 танков, артиллерийская и минометная батарея и 11 станковых пулеметов.
...
23-00
231 КП: ворвался в южную окраину Кцинь и вступил в уличный бой, но подвергся сильному обстрелу из пушек замаскированных танков и пулеметов, не имея поддержки со стороны 226 КП полк был вынужден отойти.
3-00 ( 24.01.42)
Наступление наших полков было восстановлено, они заняли оборону на исходных рубежах.

В боях за Кцинь дивизия имела потери: убитых 42 человека, в т.ч. нач.полит.отдела, бст.командир Зазерский. Ранено 157 человек."

Вот и все. Все, что известно нашей семье о гибели деда.
Я не была на его могиле, да и не знаю, есть ли она.
На похоронке было указано:
Первичное место захоронения. Орловская область. Ульяновский р-н, с.Ульяново-1, около.


Глава 3. Жизнь
Деревня  стояла  пустым-пустая.
Все работали на военном заводе в соседнем поселке. Женщины уходили на шестидневку, поручая живность детям и нескольким старухам. Вернувшись после бессменной недели, бросались к хозяйству,  падая  с ног от усталости, давали наказы ребятишкам и снова исчезали до конца недели.
Заботиться о Зине тут было некому.
Очень скоро на хлеб и молоко размелялись и вуалька, и манто, и серьги  с бриллиантами. А туфли умерли еще в дороге. Зина стала наниматься копать огороды, смотреть за скотиной.
Пришла зима. Злополучный январь 1942 года.
И почтальон...с похоронкой.
.....
Зина очнулась уже в больнице. Кардиология. Белые стены. Строгие медсестры. Она лежала, глядя в потолок, и не могла поверить, что вернулась жить в опустевший, ненужный, бессмысленный без Лёни мир. Зачем наступают вечера и утра? Зачем она дышит? Зачем видит? Так нелепо...без него.
Медсестра сердито принесла еду, Зина снова не прикоснулась к тарелке.
В палате все стихло.
Вдруг двери открылись и на пороге появился Леонид. Зина не поверила глазам. Живой, здоровый, он вошел в палату и  оперся руками о железную решетку кровати.
- Ленечка, это ты? А мне похоронку на тебя принесли, представляешь? А это ошибка!
Зина хотела вскочить и броситься к мужу. Но  остановил его холодный, непривычно холодный взгляд.
- Зина...
Она не могла прийти в себя от внезапно охватившего ее страха.
Леня смотрел на нее без улыбки. Это было необычно.
- Зина...  А дети как же?
Леонид продолжал  смотреть на нее строго и начал таять на глазах...
Когда последнее очертание силуэта растворилось, Зина подумала: " Правда, а дети как же?"
Она стала звать медсестру, врача и  требовать немедленной выписки.

Часть 4. Домой

Победа...
Нам не прочувствовать, не понять всей красоты и полноты этого слова. Мы видим это в фильмах, слышим в песнях... но не догадывается, сколько слез и надежд оно несло с собой.
А для моей бабушки - это  дорога домой.
Ей пришло письмо с запросом, будет ли она пользоваться московской квартирой. Нет.
Все решено для себя.
И когда вытянувшиеся подросшие девочки садились в поезд, Зина сказала им: "Дети, знаете, куда мы едем? Мы едем домой. На УКРАИНУ!"
И всю дорогу, вспоминает мама, они прижимались носиками к окну и спрашивали: " Уже? Это Украина? Вот это? Где Украина?"
В их представлении, основанном на маминых рассказах, это должен был быть сказочный  край, наполненный чудными песнями маленьких птичек, которые живут на цветущих черешнях и яблонях...

Эпилог

Вернувшись на Украину, Зина застала разрушенный родительский дом в Тульчине. Отец с матерью войну не пережили. Братья и сестры  отделили небольшой участок земли и построили ей скромный  домик.
Бабушка растила детей одна.
На предложение приехавшего к ней лёниного сослуживца  выйти замуж она ответила категорическим "нет", а на его слова "Зина, ты сама детей не поднимешь" -  строгим "отчим отца никогда не заменит".
Все дети, кстати, получили высшее образование.
Ни одной фотографии дедушки не осталось, но сохранился его портрет в карандаше. Он всегда висел рядом со старинной   иконой Пантелеймона над бабушкиной кроватью.

Я мало виделась с бабушкой, но запомнила ее смелость и прямоту.
В старости она была всегда подтянутой (вставать из-за стола надо немного 
голодной - ее слова), аккуратной и дерзко-прямолинейной. Она никогда не ругала меня или тихих соседок (к ней всегда кто-нибудь приходил за советом). Но ничуть не смущаясь своей старости и хрупкости, могла резко отчитать огромного мужика  или сварливую  хозяйку. 
Помню ее особенную изысканность. Скатерь и подушки она вышивала тонкой гладью, по возможности шелком. Крючком могла связать грибы-мухоромчики и составить из них композицию-полянку. На новый год украшала елку снежками из ваты и обклеивала картонные фигурки блестящими осколками  битых шариков,  на Пасху проращивала траву в горшочке и подавала яйца на стол в корзинке с травой, летом мы с ней делали ёжиков из огурцов и веточек и сравнивали их упитанность.
Бабушка не готовила. Как будто не умела.  Однажды она приехала к нам (мы жили еще в коммуналке) и хотела маме чем-то помочь. Мама отмахнулась:
- Посиди с Наташей ( это со мной), и достаточно.
- А духовка у вас есть?
- Есть, но она не работает.
- Сломалась?
- Нет, плохо печет.
Бабушка промолчала. Провела маму на работу...
Потом пошла познакомилась с соседкой (а мама была с ней на ножах с самого переезда), попросила рассказать, как регулировать огонь в плите. Тихонько замесила тесто и испекла такие пироги, вкуснее которых я не ела ни до, ни после того ( а ведь сейчас я пеку отличные пирожки, мало кто сравнится).
Потом мы с ней смотрели из окна на дорогу (на которую всегда жаловалась мама), считали машины разных цветов. И делали ставки, какой цвет победит. До сих пор интересно.

Бабушка    дожила до 80 лет и умерла  с портретом дедушки в руках. Просила перед смертью  положить рисунок себе в гроб.
Однолюбы... так называли многих в нашем роду. И мама такая, и тетка была такая же. Звучит это слово красиво, но я теперь склонна думать, что это не достоинство, а проклятие... Оно связывает сердце и заставляет хранить верность тогда, когда это уже никому не надо...

Каждого  9 Мая  мама плачет. Мама верит, что если бы папа был жив, всё сложилось бы иначе.  Не было бы крайней бедности в детстве.  Тяжелой работы в юности. Был бы другой вуз, другое окружение, самооценка, а главное - бабушка была бы счастлива.
Я всегда ходила на парад 9 Мая, по возможности с сыном. С гордостью стояла на возложении цветов. Представляла, как бы дед стоял среди ветеранов, с орденами, как гордился бы нами. А мы - им. Ведь когда мне тяжело, когда я теряю уверенность, я утешаю себя - ничего, ты же внучка кавалериста. Он не прятался ни за кого. С шашкой на танк пошел. Давай, ты тоже сможешь.
И правда, могу)))

07-09.05.2021





+8
16:21
207
17:04 (отредактировано)
+1
Очень трогательно, Наташа. Мой дед тоже воевал. с 1941 по 1945. Дошел до Австрии. С Днем Победы!
Как удалось Вам добыть журнал боевых действий 83 КД, не представляю.
18:21 (отредактировано)
+1
Спасибо, Валера!
Я знала, что достоверные факты Вам понравятся. Но есть специальный сайт, где опубликованы рассекреченные материалы." Народная рамять"
Жаль, я не смогла сюда загрузить эти документы. Титульная страница журнала интересна.
Именно благодаря дркументации 83КД мне удалось восстановить картину сражения и плачевную обстановку с подготовкой войск.
С Днем Победы, Натали. Замечательный рассказ.

18:26 (отредактировано)
Спасибо, моя дорогая читательница, не боящаяся прозы! kiss
С праздником!
18:25
+1
Саша, как приятно смотрятся Ваши апплодисменты под прозой! Особенно, когда предоставлены совершенно личные материалы rose
21:32 (отредактировано)
+1
Прочла уже цельным. Возмутительные детали прошлого, молодец, что подала их на всеобщий.
Очень понравилась глава «Жизнь».
Очень хороши детали типа игрушек, обклееных битым стеклом. Смесь героизма, ужаса и любви.
Очень жаль, что не вернулся дед…
Фея с шашкой — это жесть. bravo
Спасибо, Ась! rose inlove
Всё из жизни, ничего не придумано.
22:19
+1
Наташенька… какая вы добрая ПАМЯТЬ О ПОГИБШИХ. ИСКРЕННЕ РАДУЮСЬ ЧТО ВАС ВОСПИТАЛИ ДОСТОЙНО inlove
СПАСИБО!
Нет лучшей награды, чем прочтение, того, что написано от сердца. inlove
19:57
+1
Прочел с огромным интересом! Серьезная работа…
Познавательно было для меня в части — война, статистику читать. Понравилось и манера подачи инфы и тема и сюжет.
Спасибо! thumbsup
Сережа, спасибо большое rose
21:19 (отредактировано)
+1
Наташа! Ты сделала огромный и очень важный вклад в историю твоей семьи этой своей монографией.

Без прикрас и фарса, с точными фактами — и при этом высоко художественно. И это смогут читать все последующие поколения. Твой труд вышел на славу!
inlove
Ась, ну ты умеешь подбодрить! kiss inlove
Читайте также: