О русском стихосложении (вопросы теории)
Голосование
Фотоальбомы

Нужны ли на портале фотоальбомы в профиле пользователей?

Обязательно!
49
Думаю да
20
Нет
17
Затрудняюсь ответить
7

Первого апреля – никого не брею!

Жанр:
Юмор
Первого апреля – никого не брею!

Юмористический фанфик по мотивам фильма-мюзикла "Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит".

Первого апреля никого не брею,

шутка или правда – ничему не верю!

   
    Жил да был в викторианскую эпоху один цирюльник по имени Суини Тодд, а жил он в Лондоне, на улице Флит-стрит. Кого интересует точно – дом под номером сто восемьдесят шесть. Заходите на досуге – обслуживает он по высшему разряду! Но как-то раз чья-то мелочная зависть вкупе со злой фантазией, создала ему пугающую, роковую  славу: мол, мистер Тодд своих клиентов намылит пеной, песенками убаюкает и – чи-ик-чирик! – в одно мгновенье перережет глотку, нажмет педаль, и кресло опрокинется назад. Несчастный падает в подвал, а там его уже и мясорубка ожидает, и в печке весело дрова трещат… Остается только пироги из мяса приготовить да к столу подать на блюде! А выполняет эту непростую, «тонкую» работу подружка Тодда – булочница миссис Ловетт, что ниже этажом живет. Все вроде б из людей и для людей, а как-то непривычно для чопорной викторианской Англии!..
    Ну, как на грех, один баран мемекнул – и все стадо подхватило! Так люди стали обходить цирюльню стороной. Не все, конечно – кое-кто посмеивался, да смело забегал побриться – и выбегал минутки через две… отлично выбритый и в превосходном настроении. Но все же храбрые клиенты попадаются нечасто: некоторые и рады бы зайти побриться недорого и быстро, но челюсти трясутся так, что не захочешь, а полщеки отрежешь!
    И вот прошло почти полгода с того злосчастного события, когда оговорили нашего Суини. А сам цирюльник – и лицом хорош, и волосы в неотразимом беспорядке, и статный, и высокий, и руки-ножницы растут откуда надо… А вон-те как не повезло! Но миссис Ловетт, пострадавшая от этой шутки не меньше своего соседа, времени даром не теряла: думала день и ночь и, наконец, нашла прекрасный способ все исправить.  «Клин клином вышибают! – сказала она однажды. – Не горюй, мой добрый мистер Ти, завтра – особый день, единственный в году, когда мы можем снять это ужасное проклятье!» –  И сообщила ему на ушко свою задумку… А приближалось первое апреля.
    Тридцать первого марта, ровно в полночь взял Суини и повесил на двери цирюльни большую табличку: «Первого апреля – никого не брею!  Только режу глотки, а тела – через люк в подвал, на пироги!» Вернулся в дом и с чистой совестью лег спать.
    Утром, чуть свет, проснулся он от шумного гомона за дверью. Слышит, смеются люди, приговаривая: «Ишь-ты, гляди, какие страсти пишут! А ты не верь!» Суини приоткрыл глаза и сладко потянулся: золотые слова, как бальзамом на душу – спасибо умнице-соседке!
    – Ну, теперь и прогуляться можно! – воспрянул духом наш цирюльник и побежал искать свои любимые штанишки, которые только по праздникам носил. На радостях, не глядя, натянул их, жилетик, сюртучок… «Нет, сютручок не буду, коротенькую курточку надену: жарко». Так наш герой, довольный и красивый, губки бантиком, «скатился» с лесенки и «поскакал» себе по улице.
    А по дороге люди, кто идет навстречу – приветливо здоровается, а кто случайно обернется, хихикают украдкой в кулачок. Временами кое-кто потихоньку окликает Тодда: «Эй, господин, у вас на брюках… ну, на этом самом месте – по шву большая дырка!»
    Суини даже отвечать не стал: «Конечно, так я и поверил! Скажи еще, что у меня спина вся белая!..» Идет, не опуская носика и улыбается, не обращая ни на кого внимания. Так по всему что ни на есть Гайд-парку прогулялся – а вслед ему все те же замечания летят с весенним ветерком, как стайка воробьев.
    «Что-то у вас в этом году однообразный юмор, как будто больше ничего нельзя придумать: всё – брюки разошлись, да брюки…» – усмехается Суини… и цветочки нюхает.
    Под вечер возвращается домой, а на пороге миссис Ловетт поджидает, сияющая, словно ласковое солнышко.
    – О, мистер Ти, какое счастье: сегодня все, кто прочитал твою записку, с уверенностью заявили, что это шутка! Теперь у нас дела пойдут на лад, как прежде! Главное не забыть до полуночи эту табличку снять, а то еще полиция нагрянет.
    – Конечно, обязательно! Спасибо, что предупредила, а то я было отдыхать на радостях собрался, – спохватился мистер Тодд и отвернулся на минутку, чтобы взять себе мясной пирог с большого блюда.
    – Ой, милый, у тебя на брюках распоролся шов! – ахнула миссис Ловетт.
    И тут Суини Тодд впервые призадумался, да так, что покраснел аж до корней волос. Потянулся рукой и пощупал, где сказано… казалось бы, ну что мешало проверить раньше? – а упрямился. И вот тебе – награда: шов разошелся так, что явно издалека видать!
    – Не грусти, тут всего минут на пять работы! – успокоила его соседка, невозмутимо доставая из шкалуточки иголку с ниткой.
    – Работы, может, и на пять минут… А хохотали целый день – всем Лондоном! – сокрушенно выдохнул Суини, покачнулся… и поскорее присел на табуретку.
    Вот такая сказочка – добрая, да с острецой!

Сказка – смех, да как на грех
Правило одно для всех:
Здравый смысл не теряй,
Верь – не верь, а проверяй!


0
09:24
87
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!