Дружная — Новолазаревская — Молодежная. Часть 9

Дружная — Новолазаревская — Молодежная. Часть 9

Дружная — Новолазаревская — Молодежная

 

   По такому маршруту мне предстоит перелет на Антарктический Метеорологический Центр (АМЦ) «Молодежная» для разборки самолета, погрузки его на корабль и отправки на Родину. Кроме того, «Молодежная» — место моей работы в период зимовки. Общая протяженность маршрута около 3,5 тыс. км над ледяной и безжизненной пустыней. Если что случится в пути, откуда рассчитывать на помощь? Нужно гнать от себя такие мысли. Самолет Ил-14, на котором мы полетим, не просто хороший самолет. Это испытанный и надежный самолет-труженик! Когда он после трудового дня возвращается на базу, я его встречаю, смотрю все его системы, заправляю его маслом и топливом, и — разговариваю с ним! Он еще теплый. Он — живое существо!..

Вылет в ноль часов по московскому времени. Тщательно готовим самолет. В фюзеляже заправлены топливом (помимо плоскостных) три дополнительных бака. Кроме того, взяли еще пять бочек с топливом по 200 литров каждая — итого тысяча литров. Произвел расчеты по загрузке с учетом веса конструкции и оборудования. Самолет перегружен. А тут еще начальник базы уговорил взять 130 кг мяса для «Новолазаревцев», которые уже две недели сидят на макаронах.

Последние минуты перед стартом… Провожать нас вышли все «Дружнинцы». За штурвалом Виктор Голованов, 2-й пилот — Женя Скляров, мой сосед в Москве, недавно получил квартиру в 16-этажном доме в Ясенево.

Надсадно ревут моторы. Самолет долго не может оторваться от полосы.

Наконец, благополучно взлетели. Сделали круг почета над «Дружной». Покачали крыльями и ушли в сторону моря. Видны странствующие айсберги, которые образуются интенсивно к концу летнего времени. По форме они самые разнообразные — от плоских, несколько километров в длину, до самых небольших и причудливых. Когда я шел на корабле «Капитан Марков» на полевую базу «Дружная», он обходил их стороной. Подходить к ним близко кораблю опасно. Постоянное воздействие глубинных течений подтачивает его снизу, и может наступить такой момент, когда центр тяжести сместится и айсберг перевернется. В это время образуется гигантская воронка.

 

Новолазаревская

 

70 град. 46 мин южной широты

11 град. 50 мин восточной долготы

99 м над уровнем моря

    Расположена на выходах коренных пород в восточной оконечности оазиса Ширмахера на побережье Земли Королевы Мод, примерно в 80 км от моря Лазарева. К северу от станции, в сторону моря простирается слабоволнистая поверхность шельфового ледника, а с юга — склон материкового ледникового покрова, поверхность которого уже в 50 километрах от станции достигает 1000 метров.

Море в этом районе круглый год покрыто дрейфующими льдами, припай к концу зимы достигает ширины 15–25 км. Часто, особенно зимой, дуют ураганные ветры, сопровождаемые сильными метелями. Полярная ночь длится около двух месяцев.

Сооружения станции состоят в основном из деревянных сборно-щитовых домов, в который размещены жилые помещения, кают-компания, электростанция, радиостанция, научные лаборатории, склады и другие помещения.

В районе станции на поверхности ледника имеется взлетно-посадочная полоса.

Станция открыта 18 января 1961 г. На ней выполняется комплекс наблюдений по аэрометеорологии, гляциологии, океанологии, а также ведутся медицинские исследования. Станция служит базой для полевых маршрутных исследований в прилегающих районах материка. Персонал станции от 12 до 23 человек. Смена персонала и снабжение станции осуществляется экспедиционными судами и наземным санно-гусеничным транспортом.

   Произвели посадку на ледяном аэродроме станции «Новолазаревская». Полоса подготовлена как запасной аэродром для тяжелого самолета Ил-18Д, поэтому наш самолет долго катится на лыжах. Подрулили к бочкам с топливом. Нас уже встречают «Новолазаревцы». Нужно торопиться, пока стоит хорошая погода. Заправили самолет топливом

   Часа через полтора взлетели. Прежде чем взять курс на станцию «Молодежная», нужно отыскать санно-гусеничный поезд, который вышел в путь к ледяному барьеру два дня назад. Летим на небольшой высоте. С воздуха хорошо просматриваются трещины и заструги, а также следы от машин. Ориентируемся по ним.

Через некоторое время увидели санно-гусеничный поезд. На «Харьковчанке», которая идет головной, развевается красный флаг. Люди машут нам руками, бросают вверх шапки!

Сбросили им мясо недалеко от их следа. Летчики смеются — говорят, что из мяса получится сразу отбивная.

Теперь курс на станцию «Молодежная». Становится все холоднее, самолет уверено набирает высоту. Подошли где-то уже к 4000 м. Бортмеханик Виктор Маслов приготовил нам обед из кур. Очень вкусно! Горячий чай немного согрел и под равномерный гул моторов сладко вздремнулось…

   Под крылом проплывают снеговые шапки гор. Там, внизу, распростерлась еще неизученная Антарктида — осколок Гондваны…Трудно себе представить, глядя на эту безжизненную пустыню, что некогда здесь бродили гигантские ящеры и росли непроходимые леса. Все вокруг покрыто снегом и льдом, и свободными встречаются лишь небольшие участки. Ураганная сила ветра превратила скалы и камни в замысловатые фигуры с множеством ячеек.

   Я наблюдал закономерность, которая прослеживается в разных районах Антарктиды. Залежи полезных ископаемых встречаются в строго определенном порядке: в виде жилок, тянущихся с юга на север. Например, на станции «Молодежная» мне попались тонкие жилки слюды и кварцита, которые как бы «сходят» с купола. А почему, например, не поперек? Почему все горные породы, как слоеные пироги, выстроились в длинную цепочку в одном направлении? Что скрыто в глубинах недр? Никто не знает! Кроме бурения льда на станции «Восток», бурение горных пород не производится…

Летим над морем на небольшой высоте, станция «Молодежная» будет через десять минут. На станции три аэродрома, но нужно сесть на «Нижнем», так как предстоит разборка самолета и погрузка его на корабль.

 

Антарктический метеорологический центр ( АМЦ) Молодежная

 

67 град. 40 мин южной широты

45 град. 50 мин западной долготы

42 м над уровнем моря

   Едва приземлились, как начался стоковый ветер, который перешел на следующий день в ураган; сила ветра достигла пятидесяти метров секунду. В столовую идти под ветер еще как-то можно, но против ветра с морозом идти нет сил. Дыхание перехватывает, все коченеет. Видимость ноль. От столовой до нашего дома метров четыреста, преодолевать их приходится ползком. Когда, наконец, достигнешь цели, то все белье мокрое, хоть выжимай. В следующий раз не хочется идти ни в столовую, ни на работу.

   Со станцией «Молодежная» я познакомился еще в 24-ю САЭ. В отличие от построек станции «Мирный», все дома на «Молодежной» стоят на высоких сваях, причем они расположены на камнях, поэтому их не заносит снегом полностью за зимовку, большую часть выдувает ветрами. Чтобы постройки не унесло ураганом, их крепят со всех сторон стальными канатами.

   Наш дом (Дом авиаторов) называется «Отель Элерон», построен одним из первых, поэтому такая удаленность от камбуза.

Из авиаотряда на зимовку остаются шесть человек. Это руководитель полетов Кондратьев Володя, инженер лётного отряда — это я, авиатехник Николай Шереметьев, авиатехник Александр Брезгунов, авиатехник Виктор Кремляков, авиатехник радиоэлектронного оборудования Игорь Борисов. Кондратьев, я и Шереметьев — москвичи, Брезгунов из Тамбова, Кремляков из Ленинграда, а Борисов с мыса Шмидта Магаданской области. Как видите, география местожительства нашего маленького коллектива самая разнообразная. Лишь бы не были взаимоотношения друг с другом во время зимовки разделены ледяным барьером.

   Если верить очевидцам, то даже друзья, коих водой не разольешь, во время длительной зимовки, могут не разговаривать и не переносить друг друга. Это называется психологической несовместимостью.

Погода не позволяет вылет самолетов со станции «Мирный» на станцию «Молодежная» С ними должны прилететь командир авиаотряда Евгений Дмитриевич Кравченко, Николай Шереметьев и Александр Брезгунов.

Теплоход «Пионер Эстонии» уже причалил к ледяному барьеру. Прибыла смена полярников. На борт возьмет сезонников и зимовщиков…

   Бог мой! Какое счастье, какая неописуемая радость на лицах тех, кто после длительной зимовки отправляется на Родину. Сергей Петухов, мой товарищ по работе в аэропорту «Быково», авиатехник по специальности, отзимовал на «Молодежной» и теперь ожидает посадки на корабль. Он давно собрал все свои вещи, возбужден, ходит из комнаты в комнату, пристает ко мне с расспросами, когда же будет посадка на корабль.

   А у меня другие заботы: предстоит разборка самолета; потом нужно завести его в «Лиру». Это довольно громоздкое сооружение весом свыше пяти тонн. Подтащить самолет к кораблю и подготовить все к ответственному моменту — погрузке его с помощью корабельного крана. Но «Лира» оказалась искореженной. Безответственность встречается везде и повсюду. В прошлую экспедицию, после завершения погрузочных работ, тракторист, чтобы не занесло «Лиру» снегом, оттащил ее на буксире трактором на камни повыше. Что у него делается за спиной  - ему «до лампочки». Оттащил и бросил. «Лира» оказалась искореженной и непригодной к работе. Передний швеллер, на котором крепятся «лапы» для крепления передней стойки шасси, перекручена «восьмеркой». Нужны точные расчеты, такого же размера швеллер и сварочные работы. Все это я проделал, но времени ушло много. В свое время кто-то наверно также с ней намучился и дал ей в шутку поэтическое название «Лира».

После разборки самолета тщательно увязали на металлических санях разобранные части: две плоскости, элероны, руль поворота, стабилизатор и закрылки. На следующий день опять начался ураган.

«Эстония», в целях безопасности, отчалила и ушла в море. Мне все впервые. Такой силы ветра я еще нигде не видел!

Пришла радиограмма, что «Михаил Сомов», который идет на «Молодежную» за самолетом, попал в жесточайший ураган, имеются повреждения.

На японской станции «Сева», которая была на пути корабля, оторвало льдину с самолетом и унесло в море. «Михаил Сомов» пошел на выручку, у него на борту два вертолета Ми-8. Мне потом рассказали товарищи, как они провели операцию по спасению японского самолета. Наш вертолет завис над льдиной, зацепили самолет на подвеску и перенесли на берег. Не передать радость японцев! Устроили потом дружескую встречу с ужином.

   После урагана мы пошли посмотреть нашу авиатехнику. Нерадостное зрелище! Разобранные части самолета оказались поврежденными, ремонт их возможен только на Родине. Женя Скляров утешает меня, что в Антарктиде еще не так корежило самолеты, но мне от этого не легче.

А тут еще новая беда - сломался подъемный кран — единственный на станции. Несколько попыток завести самолет в «Лиру» оказались неудачными. Вечером состоялось совещание у начальника экспедиции Николая Александровича Корнилова. Самолет здесь оставлять нельзя. Он выработал ресурс, и путь его – на Родину в авиаремонтный завод.  На свой страх и риск согласился с вариантом, не гарантирующим сохранность самолета. Подъем «Лиры» будем осуществлять через блок двумя тракторами. Но это опасно - может с блока соскользнет трос.

Прикинули — так и эдак, другого выхода нет. Приходится рисковать. Проинструктировал по технике безопасности весь личный состав, включая двадцать человек, которых выделил начальник экспедиции, тщательно расставил людей по своим местам. «Лира» медленно поднимается вверх. Высота ее уже достаточна. Теперь нужно строго по ее центру завести самолет, но снег не дает такой возможности, самолет стал неровно. Вторая попытка - теперь хорошо!

 К каждой «лапе» - а их четыре – привязаны «концы». На каждом по пять человек. Они оттягивают в сторону «лапы». «Лира» медленно опускается до того момента, когда передние «лапы» достигают уровня передней ноги. Закрепили! То же самое проделываем с основными ногами. Все! Теперь можно спать спокойно!

  Но спать спокойно не пришлось мне ни на следующий день, ни после. Кошмар, который я испытал, преследует меня всю жизнь. Я потом анализировал каждый свой шаг – что я сделал не так? Прихожу к выводу, что я сделал все правильно! На моем месте мог бы оказаться любой член экспедиции.

   Корабль причалил к ледяному барьеру, где наиболее пологий спуск. Открыли трюмы, началась погрузка. Была полярная ночь. Прожекторы хорошо освещали трап, по которому спускаются и поднимаются люди. Металлические сани, на которых привезли разобранные части самолета, стояли перпендикулярно борту судна. Правая часть их хорошо освещена, а левая была в тени. Был сильный мороз и шквалистый ветер. Авиатехники подготавливали в трюме место для разобранных частей самолета. Я у саней был один. Начал развязывать узлы веревок по правому борту. После урагана мы их хорошо увязали, пришлось изрядно потрудиться. Обогнул сани и пошел развязывать на левую сторону. То, что произошло дальше, едва ли я смогу передать простыми словами. Сани стояли на самом краю обрыва. Там от левого полоза не было даже сантиметра льда, куда можно было бы поставить ногу. Единственный наст был с самого начала и шел под уклон, а размер его был около двух метров. Ноги заскользили вниз, а там была черная пропасть, и борт корабля бился о ледяную скалу. Все решили доли секунды. Голыми руками намертво хватился за металлическую стойку саней, и руки прилипли, я их потом отдирал с мясом. Это и спасло. Какой дурак поставил так сани? Кошмар, о котором я говорил вначале.   Как мне избавиться от него?…

 …Говорят, что в жизни полярников самый тяжелый день, это когда последний корабль отходит от причала на Родину, а они остаются за десятки тысяч километров от дома наедине с ураганами, магнитными бурями, морозами и полярной ночью.

 

   «Михаил Сомов» - один из восьми кораблей, работавших в 25 САЭ, отчалил от ледяного причала станции Молодежная. Провожаем его сигнальными ракетами. До свидания, дорогой! Мы посылаем с тобой письма, которые с нетерпением ждут наши родные и близкие. Мы посылаем с тобой поклон Родине.

   Советский антарктический метеорологический Центр «Молодежная» в западной части Земли Эндерби и на берегу залива Алашеева (море Космонавтов). Поселок расположен в небольшом прибрежном оазисе в пятистах метрах от берега. Оазис представляет собой холмистую местность с грудами свободных ото льда и снега скальных пород, разобщенных заснеженными впадинами. К югу от поселка поверхность ледника повышается и уже на расстоянии 10 км высота ее достигает более 500 м.

Климат в районе «Молодежной», так же как и в районе «Мирного», отличается отрицательной температурой воздуха в течение почти всего года, а также сильными и частыми ветрами.

Море Космонавтов в районе «Молодежной» большую часть года покрыто льдом, много айсбергов. Ширина припая к концу зимы достигает почти 100 километров.

 

Начиная с 1970 г. «Молодежная» стала главной базой советских Антарктических экспедиций. Здесь находится руководство зимовочными экспедициями, а сама станция превратилась в Антарктический Метеорологический Центр. На «Молодежной» выполняется комплекс аэрометеорологических и геофизических исследований (в том числе зондирование атмосферы, прием спутниковой информации, радиолокация метеорных следов и т.д.), а также ведутся наблюдения по океанологии, гляциологии, биологические и медицинские исследования. Кроме того, на «Молодежную» возложены сбор метеорологической информации со всех советских антарктических станций и первичная их обработка (с помощью ЭВМ Минск-32).

«Молодежная» является также базой полевых маршрутных исследований в прилегающих районах Восточной Антарктиды.

Снабжение и смена персонала производятся с помощью экспедиционных судов, для разгрузки которых применяются самолеты и вертолеты.

 

Особенности адаптации человека в Антарктиде

 

   Небольшие коллективы Антарктических экспедиций постоянно испытывают воздействие целого ряда экстремальных факторов, связанных с пребыванием в Антарктиде: низких и сверхнизких температур, своеобразной влажности, частой смены погоды, необычной сезонной светопериодики, воздействие магнитных бурь и т.д.

Сильное угнетающее воздействие на организм полярников оказывают факторы, связанные с длительной изоляцией небольшого коллектива. В условиях Антарктиды приходится встречаться со значительным ограничением привычной цветовой гаммы.

Большую часть года преобладает белый цвет (цвет снежного покрова). Не случайно Антарктиду называют страной «белого сфинкса».

Резкие колебания атмосферных процессов, которые присущи Антарктиде, являются причиной метеопатий у чувствительных людей, которых нередко называют «живыми барометрами».

Так, врач К.В. Лапкин отметил, что иногда по внезапному ухудшению самочувствия многих участников Антарктической зимовки, можно было судить о падении атмосферного давления. Во время адаптации человека в условиях Антарктиды происходят изменения высшей нервной деятельности. Отсюда головные боли, нарушения сна, эмоциональные сдвиги, нарушение аппетита, ухудшение настроения, раздражительность и т.д. Весьма часты жалобы на болевые ощущения в суставах, в мышцах и в области сердца, а также на одышку при работе на открытом воздухе. Количество жалоб заметно увеличивается при резких изменениях атмосферного давления, во время пурги, и особенно во время полярной ночи.

На состояние полярников оказывает влияние и отсутствие привычных шумов. Это продемонстрировал в оригинальном эксперименте участник 13-й САЭ И.М. Черепанов.

    Через наушники передавались из магнитофона раздражения в виде привычных шумов города: шум городской улицы, шум в театральном зале во время антракта, шум дождя и т.д. Указанные звуковые раздражения воспринимались участниками зимовки весьма положительно… Слушали их с большим удовольствием, в результате улучшалось настроение.

   Изолированность оказывает довольно сильное влияние на поведение и самочувствие человека в группе, а также на характер групповых процессов в целом. Ее следует рассматривать как потенциальный патогенетический фактор. На возникновение психоневрологических изменений помимо проявлений сенсорно-психологической депривации влияют последствия ограниченности поведенческой активности: человек не может пойти в театр или в музей, навестить родственников или знакомых, совершить в выходной день загородную прогулку, посмеяться так, как привык, дать свободу своим привычкам. Он оторван от дома, семьи. Сенсорно-психологическая депривация в Антарктиде усиливается и депривацией сексуальной. Вследствие этих ограничений жизнь становится монотонной, в организме накапливается избыток энергии, не получающей разрядки. В результате понижается способность к объективной оценке ситуации общения, к правильному восприятию себя и других.

  Монотонность, вызванная изоляцией, наиболее характерный фактор, отрицательно сказывающийся на деятельности человека. Жизнь зимовщиков связана с опасностями и трудностями. Наиболее часто встречающимися симптомами нездоровья оказались нарушение сна и депрессия. Кроме того, часто отмечалась головная боль, чувство легкого возникающего беспокойства, болезненность мышц. Эти симптомы отмечались в середине зимы.

   Как показал опыт антарктических зимовок, большой проблемой является и фактор подавления половой потребности. Нелегко точно оценить роль, которую может играть этот фактор в проявлении раздражительности, в нарушениях сна и т.д. Беседы с членами экспедиции показали, что со временем озабоченность сексуальными вопросами постепенно ослабевает.

   Климат Антарктиды несомненно самый суровый на земном шаре. За год зимовки, например, на АМЦ «Молодежная» регистрируется свыше 100 магнитных бурь. Высокая ионизация атмосферы, большое число магнитных возмущений делают этот район наиболее неблагоприятным в изменении интенсивности и частоты колебаний магнитного поля, которые оказывают определенное влияние на организм и проявляются в различных изменениях вегетативных функций.

   Новизна антарктических впечатлений блекнет, суровые условия полярных зимовок, тяготы труда и быта, однообразие окружения и изоляция от внешнего мира становятся для многих полярников труднопереносимым испытанием.

   В связи с появлением невротических реакций у полярников небезинтересны выдержки из отчета врача-физиолога экспедиции Г.А. Давыдова: «С большой тоской полярники переносили отрыв от родных и друзей, особенно от женского коллектива. Нужно было видеть, с каким волнением они получали телеграммы с Большой земли. Если несколько дней не приходило корреспонденции, то люди долго не ложились спать, чтобы дождаться последнего телеграфного срока.

   Чтобы как-то ограничить бесполезное волнение при ожидании телеграмм, многие договаривались с женами, чтобы посылать телеграммы друг другу в строго определенные дни недели. И если эти сроки нарушались с чьей-либо стороны, человек начинал нервничать, становился очень раздражительным. Сильную реакцию раздражения вызывали у зимовщиков неточные ответы на вопросы, которые они задавали в своих телеграммах людям, живущим на Родине.

   Очевидно, в этом проявляются чуткость и внимательность людей, живущих в привычных условиях города или деревни с обилием поступающей к ним информации, и зимовщиков, при полном отсутствии путей поступления информации личного характера, помимо телеграфной связи в условиях зимовки.

   Наиболее тяжелый период зимовки — полярная ночь. Большую роль для развития угнетенного состояния играет отсутствие светового раздражителя на открытом воздухе. Люди, которым по роду службы не нужно было выходить на улицу, по две недели оставались в помещении, не имея ни малейшего желания выйти и поглядеть на ночное небо.

К ощущению полярной ночи примешивалось чувство, что там, на Родине, в этот период был летний сезон. Постоянный мрак, окутывающий человека во время полярной ночи, производит на него удручающее впечатление и вызывает ряд явлений в физической и психической сферах. Тормозные процессы при этом явно превалируют. В то же время нередко возникает неадекватное психическое возбуждение на внешний раздражитель. Люди перестают понимать шутки.

   Аффекты при этом довольно сильно выражены, и только инстинкт непоправимости в совершении плохого поступка, который внесет серьезный разлад в отношения между членами небольшого коллектива, удерживает людей от крайностей. Малейшее уклонение членов коллектива от выполнения общественных работ вызывало гнев остальных товарищей. Так, например, если кто-либо пилил куски снега меньшего объема, чем все, то это вызывало бурные эксцессы.

   Наблюдения врачей станции установили, что условия Антарктиды способствуют возникновению кардинальной патологии у полярников, имевших до зимовки препатологическое состояние. Так, врач станции «Молодежная» в результате тщательного сбора анализа выяснил, что электрик С. 32 лет в прошлом неоднократно обращался к врачам с болями в области сердца, которые при физической нагрузке усиливались.

   Проведенное лечение улучшило состояние больного, однако с изменением погоды (усиление ветра, снижение атмосферного давления) у него вновь участились болевые ощущения в области сердца и на фоне истерических реакций возникли сердцебиения. По настоятельной просьбе полярника С. он был эвакуирован на Родину» (из книги А.Л. Матусова «Условия жизни и состояние здоровья участников полярных экспедиций», 1978 г.)

5 апреля

Сегодня у нас торжественный вечер по случаю начала зимовки. По радио для полярников станции «Молодежная» идет передача. Стол сервирован великолепно: фрукты, черная и красная икра, миноги, цыплята табака, вино и многое другое. Начальник станции Николай Иванович Тябин произносит тост, после чего зачитывает телеграммы с Родины и с других станций.

Художественная самодеятельность оказалась на высоте. Таланты, одним словом!

Из двенадцати отрядов первое место занял технический отряд, второе — радисты, и третье мы, авиаторы. Что ж, третье место тоже неплохо, мы бы могли и больше выдать, но наш коллектив маленький.

 

Из истории АМЦ «Молодежная»

62 г. — основание станции.

63 г. — начало систематических научных наблюдений.

64 г. — внутриконтинентальный поход «Восток» — «Полюс Недоступности» — «Молодежная».

66 г. — построена нефтебаза. Внутриконтинентальный поход «Молодежная» — «Полюс Недоступности» — «станция Плато» — «Новолазаревская».

68 г. — начато ракетное зондирование атмосферы.

70 г. — «Молодежная» стала Советским Антарктическим Метеорологическим Центром и главной базой САЭ.

71 г. — начат регулярный прием и обработка информации с искусственных спутников земли.

73 г. — вступила в строй ЭВМ «Минск-32».

 

9 мая

  Саша Брезгунов проснулся злой как черт! Он четвертую ночь во сне догоняет  какую-то девушку, а я разбудил его в тот момент, когда он уже был близок к цели. Попытался успокоить его, что все еще впереди, зимовка только началась. Каждый из полярников устраивался на новом месте всерьез и надолго. Из чемоданов извлекались фотографии родных и близких, репродукции картин, стопки книг. В этот период «молодежненцы» старались лучше узнать друг друга. Люди сходились основательно и прочно, пытаясь найти друг в друге что-то общее, родственное, близкое по духу, чтобы потом в долгие дни и ночи зимовки было с кем поделиться заветными мыслями и желаниями.

   Я нашел близкого мне по духу товарища из отряда ракетного зондирования атмосферы. Это Николай Губин. Мне с ним легко.

  Когда началась полярная ночь, я проводил за шахматной доской вечера в кают-компании.

   Так зарождается у полярников начало той крепкой мужской дружбы, которая сохраняется потом долгие годы. Возникнув в самом начале зимовки, эта дружба потом не раз проверяется не на словах, а на деле. Здесь не схитришь и не проведешь никого треском пышных фраз или мнимой эрудицией, здесь все на виду друг у друга, каждый день и час. Больше всего здесь ценятся душевная щедрость и доброта, искренность, готовность в любую минуту помочь друзьям, умение слушать и понимать собеседника.

10 мая

   Проводится осмотр врачами все нашей авиагруппы. На каждого из зимовщиков заведена медицинская карта, кроме того, нужно заполнить специальную анкету, состоящую из нескольких десятков вопросов. Анализируя их (под постоянным наблюдением обычно находятся несколько человек), врачи потом пишут диссертации по какой — либо теме. Я был крайне удивлен, когда узнал, что только медицинским исследованиям в Антарктиде посвящено свыше пятисот трактатов, научных трудов и диссертаций, не считая издания, вышедшие в разные годы: научно-познавательные, художественные и документальные. Вот некоторые из них:

Демпвульф Р.Ф. «Природа Антарктиды подвергает людей крайнему испытанию».

Бундзен П.В. «Психологический и социальный статус микроколлектива в экстремальных условиях Антарктиды».

 Василевский Н.Н. «Психофизиологические аспекты адаптации человека в Антарктиде».

Венценосцев Б.Б. «Состояние системы крови у полярников во время зимовки на станции «Молодежная».

   Медосмотр продолжается. Подошла очередь Николая Шереметьева. Все, как положено: рост, вес, сила рук. По возрасту он самый старший из нас и тяжеловат на подъем.

Вопрос врача застал его врасплох:

— Шевелится по утрам?..

— Что? — Коля вытаращил глаза и часто-часто заморгал… Врач показал глазами на…то место…

— А-а-а, — промычал он. Так… иногда.

— А поллюции бывают?

— А что это такое?

— Вы посмотрите на него, он не знает! Это, дорогой, когда во сне долго-долго бежишь за женщиной и не можешь ее догнать. А потом, когда догнал, наступает момент…

— А-а-а, это бывает, но редко.

Наш дружный хохот прервал диалог.

— Счастливый! А вот у меня уже нет…

Доктор повернулся и занялся другим полярником.

 

*  *  *

 

Самый отдаленный наш объект — это дизель-электростанция, сердце «Молодежной». Чтобы ее достичь, например, от кают-компании, нужно пересечь несколько впадин. Дорога к электростанции обозначена вехами, по ним и ориентир.

  Володя Бидловский, тракторист техническогоотряда — старый полярник. Пришлось ему как-то на тракторе со своим напарником завозить на электростанцию топливо. Видимость была такая, что в нескольких метрах ничего не видно — все заметает.

Проходит минут сорок, как выехали, а строений не видно. Уж не сбились ли с пути? Когда вышли из кабины, то ахнули! Оказывается, заехали на бочки, припорошенные снегом, гусеницы по ним скользят, и создается впечатление движения. На самом деле трактор стоит на одном месте.

  1 июня — Международный день защиты детей. В кают-компании вывешена стенгазета, оформленная по письмам школьников школы № 1 Калининграда. Мне запомнились вопросы, которые их волнуют:

Говорят, что в результате сильных морозов у полярников бывают обморожения роговицы глаз. Как же они тогда видят

Есть ли на станции животные, растения

Почему вы выбрали профессию полярника

Чем вы занимаетесь?

Пришлите фотографии.

В каком месте Антарктиды расположена ваша станция

Была бы счастлива переписываться с кем-либо из полярников

 

Некоторые вопросы представляют интерес, постараюсь на них ответить.

 

 

   Самые суровые условия жизни — на станции «Восток». Это Полюс холода. Там зафиксирована температура во время зимовки –89,2 град. На таком холоде полярник не должен быть на открытом воздухе более двух минут. Больше нельзя, иначе пневмония неизбежна, это самое страшное. Когда шкура слезает с лица и рук, это еще полбеды, а пневмонию вылечить невозможно, самолеты в это время туда не летают, помощи ждать неоткуда. И еще — нехватка кислорода. Если полярник попал на станцию «Восток» первый раз, он не делает резких движений, он постепенно акклиматизируется. Эта акклиматизация длится примерно неделю.

    Чтобы скрасить быт полярников, пытались завезти туда собаку. Но ей не прикажешь не делать резких движений. Собаке плохо, собака не выдерживает! Звали эту собаку Волосан, и жила она спокойно на станции «Мирный». До тех пор пока не произошло ЧП. Полярники стали чуть ли не каждый день находить убитых пингвинов. Антарктида — заповедник! Стали следить за Волосаном и застали его на месте преступления. Спасаясь от преследования, он прибежал на аэродром, запрыгнул в самолет, который вылетал на «Восток». А когда туда прилетели, начались муки акклиматизации: взгляд потускнел, от еды отворачивается, начала его бить мелкая дрожь. Окончательно слег на седьмой день, и пришлось бедолагу отправлять обратно.

  Внесли его в мешке в самолет, сам он ноги уже не мог передвигать. В «Мирном» вышел, шатаясь. От Волосана осталась одна тень. Но через несколько дней отдышался, ожил и восстановил силы. А пингвинов с тех пор не трогал ни разу.

  История собак «Мирного», любимцев всей станции, начинается издалека. Еще в первые экспедиции завезли туда упряжку ездовых сибирских лаек с каюром. Упряжку использовали для перевозки малых грузов на небольшие расстояния.

  А потом личный состав станции сменился, каюр уехал, и некому стало заниматься с собаками, ведь для этого нужно умение. Так и не привился в Антарктиде собачий транспорт. Однако потомки тех первых четвероногих до сих пор живут в «Мирном».

Степенный Волосан и ласковая Ксюха своим присутствием заметно скрашивали быт зимовщиков, а иногда в трудные минуты их проделки даже могли разрядить обстановку. Что же касается собачьей преданности, то о ней в «Мирном» ходят легенды.

   Не успела первая группа зимовщиков сойти с борта корабля на лед, как далеко впереди на припае показалась маленькая черная точка. С каждой минутой она росла и приближалась к зимовщикам, идущим вслед за трактором с их пожитками.

Вот движущаяся точка приблизилась на расстояние 200 м — и все увидели, что это навстречу зимовщикам огромными прыжками с радостным визгом мчится большой лохматый пес.

С разбегу он бросился на одного из зимовщиков, пытаясь лизнуть его в лицо, и с этой минуты ни на шаг не отходил от него, не обращая никакого внимания на остальных… Оказалось, что Михаил Ферчев, ленинградский астроном, два года тому назад уже зимовал в «Мирном». Волосан крепко привязался к нему и второй год подряд ходил встречать все корабли, пока не встретил своего друга.

  Условия жизни и работы на прибрежных станциях иные, хотя и на них бывают ураганные ветра и «белая мгла», представляющие серьезную угрозу для жизни.

  На станции «Молодежная» никаких обморожений роговицы глаз нет, а вот общее обморожение — явление не такое уж редкое. Я сам обморозил пальцы обеих рук при переноске груза, когда приток крови к сосудам ограничен. Причем это происходит буквально за несколько минут.

  Растения на станции есть в каждом доме. На окнах выращивают помидоры, огурцы, редис, лук, цветы. Я проводил эксперимент, который закончился неудачно. Посадил помидоры и огурцы во время полярной ночи, когда солнце вообще не появляется на горизонте и стоит круглые сутки мрак. Надеялся, что с помощью ламп дневного света удастся что-либо вырастить. Действительно, всхожесть семян была стопроцентной, но дальше этого дело не пошло. Растения развивались хилые, все время тянулись вверх, стебли тонкие.

   Что касается животных, то на станции официально их держать нельзя из-за возможности распространения ими различных болезней. Но все же от правил отступают, чтобы как-то скрасить монотонную жизнь полярника. У нас живут три собаки: Прохор, Стюра и Альма.

   В 24-ю САЭ решили перевезти Стюру на станцию «Мирный», где ее ожидал нареченный «супруг». При взлете самолета произошла авария. Во время спасательных работ Стюра убежала и пришла на станцию через два месяца. Чем она питалась — неизвестно. Я ее видел: шерсть свисала клочьями, вид ужасный. К себе никого не подпускала. Потом немного отошла…

   Прохор — любимец и баловень всего коллектива. Ему даже посвящены стихи. Аристократ! Колбасу не ест, от сырого мяса отворачивается, подавай ему отварное. Каждый старается для него принести что-то вкусненькое. Густая и черная шерсть его лоснится на солнце. Спит на мягком диване на спине, задрав лапы кверху. Во сне храпит, как человек.

Альма — противоположность Прохору. Пострадала от наезда машины, поправилась, но хромота осталась.

   Под неумолкающий рев урагана, сотрясающего до основания наш дом, сильные морозы, магнитные бури, резкие колебания атмосферного давления, примерно с середины зимовки начинается то состояние, о котором пишет А.Л. Матусов в своей книге «Условия жизни и состояние здоровья участников полярных экспедиций». Большое воздействие оказывают плохие вести из дома. Сознание, что ничего нельзя изменить в своем положении— сильно угнетает. Как снежный ком, с каждым днем катится на мозг чудовищная тяжесть, которую порой невозможно ничем сбросить. Отупения, о котором пишет автор, нет. Наоборот, чувства сильно обостряются. Мозг постоянно в работе. Сна нет. Сильные головные боли. И только работа, борьба с ветрами и морозами немного отвлекает.

   Чтобы понять, что такое сила ветра свыше 40 м/сек., нужно испытать его на себе. Бывают моменты, когда полярник не может преодолеть этот чудовищный напор и стоит на месте. Более того, небольших по весовым категориям полярников отбрасывает, и они катятся, пока за что-нибудь не зацепятся. У меня всегда открыт рот, не хватает дыхания. Так можно схватить пневмонию.

  В этом ревущем, грохочущем, стонущем аде, не прекращающемся иногда до сорока дней подряд, где не видно ничего на расстоянии вытянутой руки, несколько шагов в сторону от леера — смерть! Леер — это натянутый канат от нашего дома до кают-компании, по которому мы спускаемся и поднимаемся, когда ходим на обед.

Наш дом, а рядом с ним и аэродром находятся наверху горы, к ним надо добираться все время на подъем. Чувствуется одышка, не хватает кислорода.

Привязанные стальными тросами за шасси, самолеты в буквальном смысле этого слова летают. Если бы они не были привязаны, то их унесло бы в море. Крепления натягиваются так, что корежат самолет. Нужно за состоянием авиатехники следить постоянно.

  В 23-й САЭ заместитель начальника станции Алексей Николаевич Иванов при разгрузке корабля в сильную пургу пропал без вести. Искали всей станцией — не нашли. Врач Николай Никитин вышел на барьер в солнечную погоду подышать воздухом после длительной зимовки. Внезапно начался шторм. Нашли его сильно обмороженным. Случаев таких много, и поэтому на станции заведен строгий порядок, нарушать который никто не имеет права. Есть схема расположения станции, за границы которой в штормовое положение выходить в одиночку категорически запрещено.

   Еще в самом начале зимовки, при ветре свыше 40 м/сек., наш авиатехник Николай Шереметьев возвращался в свой дом из столовой после обеда. Силы хватило у него доползти до дома начальника станции, который наблюдал из окна за его передвижением. Проходит несколько минут, смотрит начальник, когда же он вылезет из-под дома, а Коля не появляется. Начальник станции звонит мне, почему наши люди ходят в одиночку, ведь было штормовое предупреждение.

Нужно срочно выручать! По тревоге подняли бригаду спасателей. Выручили! Но стресс был такой, что Николай после этого, даже в тихую солнечную погоду, отказывался ходить в столовую.

 В самом начале зимовки с Николаем произошел интересный случай.

   Стало от него попахивать спиртным. В Антарктиде чистейший воздух и запахи чувствуются за километр. Откуда у Николая спиртное? Друзей на станции у него нет, ходит только в библиотеку за очередной стопкой книг. Брезгунов и Борисов проследили за ним и выяснили, что Николай прячет канистру со спиртом в самолете, который стоит на зимнем хранении на аэродроме. Он ее и привез на этом самолете. Канистру перепрятали.Но Николай, когда обнаружил пропажу, не подал виду и даже глазом не моргнул. И правильно! В Антарктиде существует железное правило, согласно которому пить в одиночку по антарктическим меркам — тяжелейший грех. С тобой просто перестанут разговаривать. Да и что пить? На станции ничего нет. По большим праздникам, таким, как середина зимовки, выдается бутылка сухого вина на двоих.

   Конечно, было бы ошибкой утверждать, будто на «Молодежной» постоянно дуют ураганные ветры. Приходит время, наступает затишье, светит солнце и тогда можно, с разрешения начальника САЭ, группой выйти на лед порыбачить. Как уже сообщалось, антарктические воды богаты разнообразной рыбой, запасы которой практически неисчерпаемы.

В День рыбака погода не баловала, поэтому соревнования перенесли на более поздний срок. Мне не повезло, я поймал всего несколько бычков, а вот Николай Мамоненков получил специальный приз за «лисицу». Эта рыба попадается редко, по своей форме и повадкам напоминает лису.

Я с Сашей Брезгуновым хожу к айсбергам— это четыре километра от берега — ловить ледяную рыбу, которая там обитает косяками. Саша похвастался об этом своей жене, от нее тут же пришла сердитая телеграмма, чтобы он прекратил походы.

Пришлось срочно ее успокаивать, что страшного ничего нет.

Для полярника, перенесшего тяготы длительной зимовки, рыбалка — это большая разрядка. Кроме того, она полезна для здоровья в том смысле, что много энергии затрачивается на сверление лунок во льду, который достигает толщины от полутора до двух метров.

Сегодня мы для всей станции наловили мешок рыбы, отличная будет уха! Ледяная рыба обитает подо льдом, в лунку ее хорошо видно, бывают моменты, когда вытаскиваешь ее руками…

В разгар лова возле айсберга появился тюлень, вся рыба, конечно, бросилась врассыпную. Пришлось пугать его, чтобы ушел восвояси. Минут двадцать приходится ждать, когда рыба придет снова. И только начинается лов, как снова слышится фырканье. Так повторяется несколько раз.

Тащить мешок с рыбой до станции, сначала по застругам, потом в гору— тяжело! Был случай в прошлую экспедицию, когда полярник наловил рыбы, донес до середины пути и выдохся. Подул сильный встречный ветер, и пришлось ему весь улов выбросить на лед.

 

* *  *

 Кончилась полярная ночь, и солнце с каждым днем задерживается на горизонте на минутку дольше. Чувствуешь радость оттого, что каждый день второй половины зимовки приближает тебя к дому.

Полярные сияния во второй половине зимовки все те же, что и в первой: они перемещаются по небосводу, меняют свою окраску, то затухают, то появляются с еще большей силой свечения.

На «Молодежной» есть специальный отряд, который занимается изучением полярный сияний. У них сверхточная аппаратура, поэтому, чтобы не создавать им помех, их домик вынесен далеко за пределы станции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

+2
21:12
94
RSS
Григорий, вот читаю вашу исповедь, и только одно слово приходит на ум — «герои»! Сколько безвестных имён тех, кто внёс свой вклад в освоение Антарктиды!.. А вы всё-таки везунчик, что ни говори)) Вы пишите просто замечательно: язык понятный, слог лёгкий, читается легко. Спасибо!
22:18 (отредактировано)
Спасибо, Наташа, за добрый отзыв. Дальше будет интереснее: врач, чтобы спасти свою жизнь, сделал сам себе операцию.
Раньше в Антарктиду отправляли только одного врача — экономили! После, на всех станциях, было по два врача.
Доброго времени суток!
Похожие произведения: