О русском стихосложении (вопросы теории)

Итоги ненужной войны. Фантазия. (22 часть.)

Иллюзия души.

Итоги ненужной войны. Фантазия. (22 часть.)
Продолжение.

***

Вышли на двор монастыря. Аозабид подозвал ближайшего монаха, тот выслушав жреца, убежал. Минут через пять перед глазами стояла та пятерка молодых парней с дороги. Стояли навытяжку, тараща испуганно и восторженно глаза на Такенхока. Он просто улыбался, глядя на них.
– Эти?
– Да вроде как они. Синева под глазом у тебя от моего кулака? – спросил одного из парней главнокомандующий.
– Да! – тихо ответил тот.
– Значит точно они.
Жрец рассердился.
– Это как понимать, Рознаип? Вы что, грабежом решили заняться под прикрытием стен монастыря?
– Как? Рознаип? Кто Рознаип?
Такенхок всматривался в лица стоящих перед ним парней, надеясь различить знакомые черты.
– Я.
Вперед шагнул тот, кто первым заговорил с Такенхоком на дороге. Да, видно общее. Особенно в фигуре. Сильные руки, широкие плечи. И осанка та же. Да и лицом похож. Если к парню хорошего учителя приставить, воин из него получится. И есть в кого.
– Твой отец военный?
– Да, он в армии славного Такенхока!
Парень горделиво выпрямился, поднял прежде склоненную голову. Главнокомандующий в ответ глубоко вздохнул. Вздохом ответили ему парни, стоящие перед ним, но их взгляды наполнились гордостью за отца их товарища, словно он всем им был родителем.
– Нет его больше в моей армии, сынок. Я Такенхок. Погиб твой отец, как герой, при взятии Берглафа! Похоронили его там же, недалеко от стен крепости.
Губы парня дрогнули, но ничем другим он не показал, что это известие страшное горе для него. Разве что еще более выпрямился.
– Соболезную тебе, Рознаип. Будем чтить имя твоего отца и молиться за него. Но это не снимает моего главного вопроса к вам. Что вы делали на дороге? – с суровым видом спросил первый жрец парней.
– Светлый Аозабид, монастырь хорошо укреплен стенами, в монастыре немало его защитников, но с оружием проблемы, один меч на два воина. А тут едет по дороге непонятно кто, хорошо вооруженный. Кто сейчас из честных людей по дорогам с оружием ездит. Вот и решили отобрать меч у него. Откуда мы могли знать, что это главный герой похода в страну клафидов за посохом?
– Отобрали?
– Нет! Простите нас, славный Такенхок!
– Нет обид! Прости и ты их, отец. Как видно, не свою они выгоду искали. За защитников обители в первую очередь болеют.
Аозабид отмахнулся.
– Да пусть себе идут. Нарвутся на кого-нибудь, коли без головы, так и без ее названия останутся. Идите с добром!
Но те топтались на месте, не уходили.
– Ну что вам еще?
– Разрешите к главнокомандующему обратиться?
Жрец кивнул.
– Славный Такенхок, как мы понимаем, ваш военный поход даже после возвращения на Родину не закончился еще. Златопоклонники, в большей части аинторны, озоруют на нашей земле. Примите нас в свою армию. Мы хотим вместе с вами очистить нашу землю от неправды и чужеземцев!
– Мне нужны воины, ребята. Рук подсобников у меня хватает. А на вас, как на воинов, думаю, немного надежды.
– Мы не так уж и бесполезны! Да, в поединках мы неопытны, но из лука стреляем хорошо, копье метать умеем, а вот он, – Рознаип младший указал на одного из парней, – Из пращи на сто шагов яйцо с головы собьет.
– Уж так и сто метров? – засмеялся главнокомандующий.
– Ну пусть не сто, а с пятидесяти точно. Возьмите нас с собой.
– Возьми их, сынок, – вступил в разговор Аозабид, – Они пришли сюда этот монастырь защищать. Так если наши неприятели на открытые вооруженные столкновения решатся, быстрее на армию твою пойдут, нежели на монастырь. И уж ежели ты решишься, то тебе хоть малюсенькая помощь от них будет. Способные ребята. Боевые. Я чувствую, а я редко ошибаюсь в этом.
– Завтра все про вас решим. Идите пока.
Немного повеселевшие парни ушли. Такенхок обернулся к Аозабиду.
– Я не понял, отец, если решатся... Если решимся... Мы что, все оставим так, как есть? Какое если? Нужно идти к Хеасу Ди... К Хеасу! Нужно гнать всех чужеземцев с земли нашей и с ними тех, кто предал нас! И как можно быстрее. Видя их вольницу здесь, некоторые захотят присоединиться к ним. Их сила со временем будет расти. А мои воины разбегаться будут.
– Не торопись, Испат! Дождись сначала Павлата с подмогой. Наши в Хеасе следят за всем, что там происходит, докладывают сюда. Сейчас там хороший кулак у врагов собран. Мощный. Пойдешь туда, они стенами города прикроются. И ты будешь уничтожать наш город, который веками наши предки строили? Восстанавливать нам потом его, не им.
– Жалко Хеас. Но его проще, чем Берглаф взять. А мои солдаты крепости брать научились. И что делать?
– Ждать пока. Время пока терпит. Надеюсь, недолго ждать. Вернешься к своим, пикеты выставь, разведчиков отправь, от меня жди вестей.
– Пикеты давно выставлены, разведчики по всей округе. Но ждать не опасно? Они не могут еще подошедшими с и Родины воинами усилиться?
– Могут. Но вряд ли хорошими, профессиональными солдатами. Сомневаюсь я, что они такой жирный кусок, как шахты, без хорошей сильной защиты оставят. Пойдем в дом. Смеркается уже. Тебе в гостевой постелют. На ночь глядя я тебя в твой лагерь не отпущу. Может таких искателей и с одной, и с другой стороны немало на дорогах озоруют. Завтра поедешь.
– Хорошо! Но я еще здесь посижу, в палисаднике. Можно? Ночь такая хорошая. Первая ночь на Родине, когда я могу на звезды здесь посмотреть. До поездки к Вам у меня не получилось.
– Оставайся. Принелла потом скажет, где спать будешь.
Аозабид кивнул на прощанье, и тяжело по ступенькам начал подниматься на крыльцо дома. Видно, что нелегко ему было здесь, пока Такенхок по чужим землям свою армию водил. Ему стало жаль жреца и очень стыдно за себя, что он мог плохо думать о нем.

Продолжение следует
0
23:02
73
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Читайте также: