Осень заканчивается весной (7)

Иллюзия души.

Осень заканчивается весной (7)
Начало здесь https://poetov.net/posts/2373-osen-zakanchivaetsja-vesnoi.html  
 
***

Буянов проспал до девяти. 
После ванны, оглядев с улыбкой печального мима на кухне пустой холодильник, он налил стакан холодного чая. Позавтракать можно будет и на ходу. Пунктов быстрого питания в городе немало понастроили. Есть они и по пути на работу. 
Закурил. 
Подошел к окну. 
Утреннее солнце разогнало вечернюю и ночную облачность. Глядеть через окно на веселый день было приятно. 

Напомнил о себе телефон. Звонил Сурков. Главный инженер с работы. Этот без дела не тревожит. Надо брать трубку. 
— Ты где? Долго еще тебе? Привет, кстати! 
— Здорово, Петр! Задержаться нужно было немного. Что-то случилось? 
— Ничего страшного нет. Кроме того, что Саркис приехал, тебя настойчиво искал. Чего ему ответить, я не знал. 
— Я Шустову все еще рано утром объяснил, что и почем. Он в курсе. 
— Я не знаю, кто в каком курсе. Адиманян злой как армянский дьявол. Приезжай, чем быстрее, тем лучше. 
— Я скоро буду. 

Евгений в один глоток вогнал в себя холодный чай. В пару минут оделся, вышел из дома. Вспомнил на ходу о вчерашнем видении, остановился, вернулся, подошел к тому углу дома. Осторожно выглянул из-за него. Тихо. Ничего не видно. Может и правда галлюцинации? 
С какого такого... К врачу что ли на прием записаться? К какому специалисту только? К психиатру? Да к черту! Что-то не было пока желания обращаться к подобным врачам. Поживет дальше, увидит! 

На работе не было ни Шустова, его заместителя по ремонту, ни Адиманяна. Встретил его тот же Сурков Петр Иванович. 
Главный инженер сильно изменился за последнее время. Как внешне, так и внутренне. Он еще в прошлом веке заработал северный стаж и должен был через девять месяцев уйти на пенсию. 
Оставаться работать, будучи пенсионером, он, по его словам, не желал. 
И что тогда ему надо было? Плюнул бы на все, пережил оставшийся до заслуженного отдыха срок и уходил бы свободным от обязанности трудиться с чистой совестью. Ан, нет. Что-то тревожило его, что-то угнетало, что-то не давало ему спокойно завершать свою трудовую деятельность, что-то его сильно беспокоило по поводу дел на родном пока еще для него предприятии. Он вроде бы хотел о чем-то серьезном с ним, с директором завода, Буяновым Евгением Ивановичем поговорить, но что-то Суркова сдерживало, что-то ему мешало. 

— Ты где шатаешься? Директор, при более высоком начальстве начальство не задерживается, опаздывает. 
Они были знакомы много лет,
и слова в разговорах наедине особенно друг для друга не выбирали. 
—Так я же звонил... Кстати, а где Адиманян? 
— Не знаю кого ты и о чем предупреждал. Уехал Саркис, с Шустовым уехал. 
— Куда? 
— В бывший филиал. 

Предприятие, на которое уехал заместитель начальника Центрального Управления Адиманян вместе с его заместителем по ремонту Александром Шустовым было когда-то филиалом головного предприятия которым руководил Буянов. Но решением сверху, того же Центрального Управление филиал был выведен в отдельное юридическое лицо, стал самостоятельным предприятием, к которому руководство завода по ремонту электрических машин, в том числе и Шустов, не имело никакого отношения. Почему серьезный чин из Центрального Управления забрал с собой его зама, Буянову было непонятно. 

— И зачем? 
— Что зачем? 
— Зачем он с собой Шурика нашего забрал? 
— Не знаю, может для консультации. 
— Что, сам за полгода успел забыть все? 

Еще шесть месяцев назад Адиманян здесь, на этом заводе занимал место, доставшееся теперь Шустову. Отсюда и шагнул вверх по ступенькам. 

— Ну и хрен с ними. Приедет — расскажет. Что нового руководство привезло? 
— А что оно привезти может, кроме неприятностей? Станки новые, оборудование? За пять лет одну линию поставили, которую мы потом полгода своими силами доводили до ума, стоимостью с весь завод. Новости хорошие привезло. Для тебя. Уезжаю я. Отдохнешь от моего старческого занудства. 
— Куда это ты намылился? 
— В командировку, в Сибирь. 
— Так тебе же до пенсии... 
— Вот-вот, как раз на все девять месяцев. 
— Тебя что, на сибирячек потянуло? 
— Нет, поздновато для меня. Саркис обещал за выслугу лет к пенсии парашют хороший выдать, круглую сумму сулит. 
— Бросаешь меня? 
— Я? Ты сам давно меня послал! Говорил, не снимай меня с ремонта. Нет, оставил лишь инфраструктуру и эксплуатацию. Говорил, не ставь Адиманяна заместителем. Поставил. Говорил, рано еще Шустову так высоко забираться. Не послушал. Зачем я тебе? Бумажки в Управление писать. У тебя и так вон все специалисты и большинство руководителей только и делают, что бумаги пишут. Приказы, протоколы, письма, акты, справки. Твою же мать! 
Сурков крепко выругался. 
— Черт знает чем занимаемся. Прав был Дед. Развалят все, продадут и прожрут. 
Дедом звали прошлого руководителя Центрального Управления, который в свое время попал в немилость у своего высшего руководства и был без лишних разговоров выдворен на пенсию полгода назад. 
— Иди! Командуй! Там небось гора уже бумаг ждет, которые подписывать тебе нужно. А мне на неделю отгулы дали. На сборы. В следующий понедельник уеду. Может и забегу перед отъездом. А возможно и нет. На крайней случай — до свиданья! 
Сурков протянул руку, Буянов ее крепко пожал. 

Евгений смотрел в спину уходящему бывшему теперь главному инженеру. Думал. Он прав. Но не во всем. Адиманяну альтернативы не было, со стороны брать не разрешали. Шустов в то время показал себя неплохим руководителем, что и повлияло на его назначение. Правда были и другие на то причины, о которых не было желания или нельзя говорить было.
 
Продолжение здесь https://poetov.net/posts/2392-osen-zakanchivaetsja-vesnoi-8.html
+3
12:53
82
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Похожие произведения: