Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
21
Лермонтов
5
Есенин
13
другой
7
Чат


    Возвращение к… 3 (Глава 7)

    Иллюзия души.

    Возвращение к… 3 (Глава 7)
    Хороший, дорогой автомобиль с радостью пожирал километры автострады. За рулем Дмитрий Маслов, известный в миру джазмен, и друг тяжело больного, практически умирающего Кирилла Осипова. Он полулежал рядом, на пассажирском сиденье. Выход из больничной палаты, дорога, то есть перемена среды обитания хорошо повлияло на Кирилла.
    - А я тоже не забываю ее. Хожу иногда, проведать.
    - Кого?
    - Сонечку. Все печет?
    - Как не печет? Жена, наверное, до своей смерти уже не отойдет. Она же всю вину на свою шейку повесила. Домой вез в этот раз, аж плохо ей было. Да и так, все время она о ней думает. Проснусь ночью, она плачет, в кино пошли, смотрю, почти рыдает, девочку увидела там, на нашу Сонечку похожую. Эх! Господи! Ну почему так? Почему нельзя в прошлом даже какую-то мелочь изменить?
    - Нам долго еще?
    - Устал? Плохо? Где-то с полчаса, не больше.
    - Нет. Не устал. Ты представляешь, я даже чувствую себя лучше. В палате сам полудохлый, да окружение такое же. Все давит, все тяготит. Нормально. Как Юрик?
    - Сын? Он молодец. Первенство Европы среди юношей выиграл. Приедем, я тебе на телефоне фотографии покажу. Теперь в Америку на соревнования едут, потом в Китай. Только через два месяца дома будет Представляешь. А ведь не хотели его. После Сонечки не хотели. И не получалось долго. Однако вон, какой вырос, не нарадуемся. Во! Приезжай через два месяца в Москву, отметим его первенство.
    - Смеешься.
    - Ты знаешь. А я почему-то верю и доктору, и этому народному умельцу. Ну вот верю и все.
    - А я нет. Ты представляешь, они бы сейчас на пару самыми богатыми людьми на планете были, если это все действительно так. У меня ведь рак?
    - Да откуда я знаю! Вот, приедем к специалисту, он и диагностирует. А потом посмотрим. А я верю.
    Помолчали. Молча и въехали в нужный населенный пункт. Хороший город, чистый, опрятный, своим внешним видом вроде как надежду вселял.
    Дмитрий остановился.
    - Сейчас, позвоним, секретность, как в шпионских сериалах.
    Дмитрий набрал номер телефона Николая Владимировича, доктора. Доктор позвонил своему другу, тому специалисту. И в обратную тут же передал нужную информацию Дмитрию.
    - Ну еще метров пятьсот вперед, потом направо, еще метров триста, остановимся, там он нас и встретит.
    Так они и поступили. Остановились. Ждать пришлось долго, что-то в районе часа. Отец потчевал друга фотографиями сына, чемпионом Европы среди юношей. 
    Наконец подъехала невзрачная, старенькая иномарка, из нее вышел крепкий мужичок. Подошел к машине с приятелями.
    - Здравствуйте! Я не ошибся? Здесь мой пациент? - мужчина улыбнулся.
    - Да здесь. Мы от Николая Владимировича.
    - Ну все понятно. Больше паролей не спрашиваю. - приехавший специалист снова улыбнулся. - Сам сможет в мою машину пересесть?
    - Смогу, - откликнулся Кирилл, ногами пока передвигаю.
    - Ну и хорошо, давайте, на заднее сидение. Ну а вам удачной обратной дороги. Хочется надеяться, что следующая поездка отсюда домой у вас вместе с вашим другом будет веселее, чем дорога сюда. С вами потом Николай Владимирович свяжется. Пойдемте, молодой человек.
    Кирилл, следуя за позывом, приподнялся в кресле, приоткрыл дверь, но был остановлен товарищем.
    - Погоди, Кирюш, вот тут две тысячи.
    Димка передал Осипову конверт. Тот недоуменно взял его посмотрел со всех сторон.
    - Какие две тысячи?
    - Американские. С доктором разговор о тысяче шел, но вдруг лекарства какие, поесть, попить, в общем лишними не будут.
    Дверь со стороны пассажира захлопнулась.
    - Так! Стоп! Почему я узнаю об этом только сейчас? Давай, все! Поехали домой! Не было у нас уговора, чтобы ты платил за меня.
    - Я как дам по макушке! В юности морду набить тебе не мог, а уж сейчас-то справлюсь. Ты о чем говоришь? О деньгах? Тебе жизнь твоя по фигу? Ты деньги мои пожалел? Ну, знаешь, я не Рокфеллер, но от этой суммы по миру не пойду. Отдашь. Будет время, вернешь. А не отдашь, я "Волгу" твою заберу. Не вся еще сгнила?
    Кирилл снова откинулся на кресле. С минуту молчал.
    - Не вся. Да она столько не стоит. Ладно. Дай бог выживу, рассчитаемся. Да, вот еще что. Мы с женой не живем вместе, но не разведены до сих пор. Вот ключи от квартиры, кроме нее у меня больше наследников нет. Отдай ей, если что.
    Кирилл протянул ключи.
    - Да пошел ты! Мы еще в твоих стенах свадьбу твою сыграем. Как с бывшей разведешься. Иди, специалист нервничает.
    - Нет, лучше возьми. Пусть у тебя будут.
    Осипов предал ключи, пожал другу руку, с трудом вылез из машины, тяжело поковылял к автомобилю целителя.
    - Значит так, - в дороге говорил специалист, представившийся Максимом, сегодня поздно уже. Приедем на место, поешь, отдохнешь, а завтра часиков в десять утра жди меня.
    - Максим, тут вот деньги, за работу, возьмите.
    - Какие деньги? О деньгах вообще разговора не было. Да и за что деньги? Ничего еще не сделано. Никаких гарантий я дать вам не могу. Какие деньги. Дай бог чтобы вернулись здоровым. А там посмотрим.
    - Откуда вернулся?
    Максим взглянул на Кирилла очень серьезно.
    - Не откуда, а куда. Домой чтобы вернулись здоровым.
    Прибыли на место. Местом оказался небольшой частный домик в соседнем населенном пункте, стоящий на отшибе от других построек, окруженный частыми зарослями сирени, черемухи, акации. Максим открыл ворота с брелка, подъехали к домику. Вышли, вошли в дом, в доме спустились в подвал.
    - Вот смотрите, кушетка, белье чистое, вон за той дверью туалет и вода. А в холодильнике есть кое-что перекусить и попить. Не обессудьте. Разносолов здесь нет. И еще, я закрою вас, в подвале, тут совершенно безопасно. Так надо. Кушайте, пейте, отдыхайте с дороги. И до утра.
    Есть не хотелось, Осипов отхлебнул немного из бутылки с минеральной водой, завалился в одежде на кушетку, и сразу уснул.
     
    В десять часов утра приехал Максим. Поднял Кирилла.
    - Пойдем, друг. Извини, что на ты, ну мне кажется особенно рассусолеваться нам ни к чему.
    Осипов поднялся, они вместе с хозяином дома перешли в соседнюю в подвале комнату.
    Стол, несколько стульев, лежащий на полу кусок толстой фанеры, обтянутый войлоком, щит на стене, от него тянутся провода к стоящим вокруг куска фанеры стойкам. Стойки чем-то были похожи на антенны.
    - Значит так, Кирилл. Слушай меня очень внимательно. Мой устройство работало всего несколько раз. Мне известно два случая, из двух, когда оно помогло. Это не гарантия успеха, но надежда с этой информацией не исчезает. Ты сейчас, сядешь, или ляжешь на эту фанеру, я включу свой аппарат, появятся некоторые неприятные, а может быть даже очень болезненные ощущения. Ты вдруг можешь оказаться в совершенно другой реальности. Ничему не удивляйся, ничего не бойся. Но никуда, повторяю, никуда не сходи с этой фанеры. Иначе я не смогу вернуть тебя обратно. Если какая-то неведомая сила сметет тебя с этой фанеры, ты должен вернуться на это место. Пусть самой фанеры не будет, просто на это место. И помни, все будет хорошо, ежели ты все сделаешь так, как я сказал. Ты понял меня?
    - Да, понял.
    - И еще, дай мне честное, самое честное слово из всех честных слов, что ты давал в своей жизни, что ты сделаешь все от тебя возможное, чтобы вернуться туда, куда я тебе говорил. Чтобы оттуда я смог вернуть тебя сюда, домой.
    - Даю.
    - Хорошо! Металлические вещи есть? Документы?
    - Ну вот, телефон, часы, мелочь... Паспорт.
    - Давай все сюда. Снимай ремень и ботинки. Какой у тебя размер обуви?
    - Сорок второй.
    - На, надень вот эти кроссовки. Готов?
    - Да вроде да.
    - Ну давай, иди, усаживайся.
    Кирилл сел на фанеру, Максим залез в щит. Минут пять провозился в щите.
    А Кириллу почему-то вспомнилась Сонечка. Какого же это числа было? Так, памятное какое-то число для него. Сегодня вроде как двадцатое. Да, вспомнил, это было двадцатого июля. Именно в этот день, он познакомился с будущей своей женой. Точно, двадцатое июля...
    Что-то загудело, вокруг Осипова воздух стал розового цвета, потом розовый цвет пропал, все обволокло матовым белым. Словно подвал заполнили молоком. Тело пронизывало миллионом иголок. Ломили суставы. Болели внутренности. Стало страшно. Сознание помутнело и пропало. 
    +2
    18:15
    254
    RSS
    11:15
    +1
    Странно… Какая-то другая реальность…
    Галина, это в геометрии Лобачевского параллельные прямые пересекаются в бесконечности. )))) В жизни параллельные реальности пересекаются быстрее и раньше.
    14:47
    +1
    а дальше?))) кинь в личку все!!! хочу прочитать)))
    Кому Вы говорите: Геннадию, или мне?
    Мне, конечно, Галина!.. ))))
    19:47
    +1
    конечно же))) (извини, Галочка)))) прям почесун начинается))))
    Скинуть три главы?
    Хитренькая какая. )))) У меня еще главы три не закончены. Но там много очень. Могу понемногу скидивыть. )
    Зиночка, ты же знаешь мой сайт, там уже 15 глав опубликовано. )))
    19:46
    +1
    да я никак туда не доберусь, здесь привычнее))) дел навалилось))) только разгребай))))
    Женщинам нельзя быть деловыми. Деловых женщин любят только деловые мужчины. А они сухие и не романтики. )
    19:52
    +1
    я в личку))) ты за мной?)))
    3 минуты.
    Тама! )))))
    20:29
    +1
    Просмотрела на том сайте следущие главы и решила, что читать не буду-не люблю фантастику.
    Я думала-это психологический детектив.
    Ну что ж. Ваше право.