О русском стихосложении (вопросы теории)

Акростих о славных советских подводниках

Акростих о славных советских подводниках
 
 

А над нами бронею сто метров воды,
Волны где-то бушуют и злится прибой,
Только верим и знаем, спасет от беды
Опыт нашего кэпа и бог наш морской.
Нам приказ потопить этот «Густлофф» к чертям,
Он не должен уйти, слишком жирный кусок.
Маринеско доволен, исход января
Кэпу нашему славу принес, и не зря,
А нас ждет поросенок и вкусный пирог.

 

Подводников из похода встречали, по традиции,  с жареным поросенком.

 

 

 
+4
100
12:45 (отредактировано)
Есть ряд неточностей. Глубина Балтики у Гданьска (Данцига), где советские моряки потопили транспорт «Вильгельм Густлофф» порядка 50 метров, а не 100. Но правда чуть выше на северо-восток есть глубины 100 и даже 249 метров. Я смотрела на гидрографической карте.
Маринеско не мог отдать приказ потопить «Густлофф», ибо он его не идентифицировал. Он доложил командованию, что потопил какой-то транспорт, причем указал в 2 раза меньше водоизмещение (на глазок). Уже потом он узнал, что это был «Густлофф». Топили транспорт с надводного положения, ночью. Сначала Маринеско «проворонил» транспорт, он не успел запрограммировать торпеды (выставить дальность подрыва) и транспорт ушел. Капитан принял решение его догнать. Если бы он был на «Щуке», не догнал бы. «Щука» имела в надводном положении скорость 11,5 узлов (примерно 20 км/час), а «Густлафф» шел примерно 14 узлов.
Но Маринеско был капитаном более современной лодки С-13 и смог развить рекордную скорость более 18 узлов (слава дизелистам)., что превышало ее результат на ходовых испытаниях. Он обогнал «Густлаф» и вышел на боевой курс. Одна торпеда не вышла из аппарата, зато три остальные поразили цель. «Густлаф» так торопился, что обогнал свои же корабли охранения и, чтобы не врезаться в своих, включил бортовые огни, что облегчило задачу Маринеско.
Немецких моряков-подводников на «Густлафе» уже ждали новые подводные лодки.
Погибло также много беженцев (женщин и детей), но война есть война и они рисковали, когда плыли с немецкими военными.
Я вообще собиралась сначала писать об автономном плавании атомной подлодки (которые плавают месяцами и даже по полгода), а во время ВОВ термин «автономка» вроде как не употребляли. Но Маринеско до этой успешной атаки был 3 недели в плавании (причем его преследовали неудачи), так что этот поход вполне можно назвать «автономкой», на мой взгляд.