Альфа-банк

Они гуляли по заснеженному городу...

Они гуляли по заснеженному городу...
Тип произведения:
Авторское

 

«Они гуляли по заснеженному городу…»

 

Они гуляли по заснеженному городу.

Они мечтали о грядущих днях весны.

Знакомы были мало, или долго?

Налюбоваться друг на друга не могли!

 

О чём-то тихо говорили, вспоминали.

Они любили, но молчали о любви.

Что будет дальше, только лишь гадали.

По улице, обнявшись, тихо шли…

 

А вечер был прекрасный, чудный, дивный!

Таких  бывает несколько в году.

Дорогу освещали фонари и звёзды.

А вдоль неё деревья все в снегу!

 

Переливаясь, снег, сверкает на свету.

И провода в пушистом, толстом инее.

Мороз рисует сказку на окне.

А на дворе уж сумерки зимние…

 

И под тобой слегка скрепит

Упавший с неба мягкий снег.

На шапке он и на пальто.

И ты как снежный человек.

 

Идёшь и слышишь тишину.

Она звучит тебе в ответ.

Сквозь пелену и сквозь метель

Ты видишь дней грядущих свет!

 

Зашли в забытый летом парк.

Зимою, он хрустальный сад.

Фигуры ледяные все в снегу

Хранят безмолвную волшебную страну!

 

На лапах елей, хоть тяжёл наряд,

Но всё же они гордые стоят.

Без елей, сосен трудно бы зиме,

Предстать на радость, и во всей красе!

 

Мороз рачительный хозяин.

Творец, строитель виден в нём.

Всего за ночь умело, быстро

Сковал всё озеро он льдом!

 

Чтоб не замёрзло озеро совсем,

Метель его снежком припорошила.

Детишкам на забаву и каток,

И горки снежные, зима определила.

 

На миг присели на скамейку,

Замёрзнешь, долго не воркуй…

Она придвинулась поближе.

Был долгим нежный поцелуй!

 

Луна скамейку освещая

Всё это видела одна.

И на любовь благословила

В тот тихий вечер их она!

 

И девушка поцеловала.

Прижавшись тёплыми губами.

Любимого к себе прижала

Своими нежными руками.

 

И разве можно осудить?

Не можем мы, не может мать.

Она любила, он любил.

Те, кто любил, должны понять.

 

Вот он желанный миг любви!

Его они так долго ждали.

И пусть союз их будет крепок!

И чтоб друг друга понимали!

 

По парку шли и целовались,

Что может счастье их прервать?

Такая тишина, как в сказке…

Что может тут, и угрожать?

 

Но чей-то идиотский хохот

Разбил оковы тишины!

- Смотри-ка, Вань, они лобзаются!

- Нет, я ей Богу закричу!

-Ты, погляди, а сучка милая…

С ней в «зажимбол» играть хочу!

-А, ты козёл, что раскорячился?

Нас своим видом не пугай…

Пока не дали оторваться!

Ты, лучше к мамочке канай!

 

То пять подвыпивших парней

К ним подошли и окружили:

Ну, что ты, крошка так дрожишь?

Или не то, мы предложили?

 

Рубяты, хватит тут балакать.

Пора и к делу перейти…

А, ты, пацан, что тут мешаешь?

Ведь я сказал тебе, уйди…

 

-Беги, отсюда, Ленка, быстро!

Я с ними сам поговорю.

-Ты, погляди, какой он смелый?

Дай Вань, его я замочу!

 

Удар, нагнулся и в ответ.

Не промахнулся, а попал!

А, тот, который не удачно

Шатнулся, крякнул и упал!

 

Второй ногой, но тоже промах.

На пьяной роже удивление!

Удар, удар и он загнулся,

Свалясь в сугроб, как приведение!

 

Но сзади просвистел кастет.

Сергей согнулся и упал.

Поднялся чуть. Удар ногой.

Ногой в лицо. Снег заалел.

Вновь увернуться не успел…

Подняться не хватило сил.

А кто-то рядом голосил!

На помощь звал. Людей просил…

 

Но, редкие прохожие

Шли мимо осторожные.

С испуганными лицами.

Ведь есть на то милиция…

 

Его пинали впятером.

Девчонка кинулась на них.

Ногою в грудь удар глухой.

И крик её замолк и стих…

 

Её откинуло в сугроб.

Сознанье тут же потеряла.

А по щеке её слеза.

Слеза отчаяния сбежала…

 

Сирены милицейской вой.

Все разбегаются гурьбой…

Как звать? Какие лица?

Пойди, найди, милиция!

 

Врачи увозят потерпевших.

А вечер тухнет отгоревший.

Ночь. Тихо. Город засыпает.

И шум трамваев утихает…

 

Кругом такая тишина!

Как будто тихо так всегда.

На фонарях мерцает свет.

А с неба крупный, очень снег…

 

Больница. Тишина в палатах.

Лишь кто-то бредит в темноте.

Девчонка плачет у кровати,

Размазав краску на лице.

 

Ей легче. Боль в груди прошла.

-Его подштопать поспешим.

Ты, уж  домой к себе б  пошла!

-А, можно, я останусь с ним?!

 

Просила девочка врачей!

Они в начале не хотели.

Но всё же разрешили ей

Ночь посидеть у той постели.

 

А дома мама ждёт волнуясь.

Но я ей после объясню.

Она, наверное, поймёт

Мою печаль, мою беду…

 

А с каждым днём всё хуже, хуже.

За жизнь волнуются врачи.

Он без сознания так долго!

И медленно тянулись дни…

 

Но сильный крепкий организм

В борьбе со смертью победил.

И жизнь берётся за своё.

И с каждым днём всё больше сил!

 

Она сидела у кровати

Когда очнулся он от сна.

Ей улыбнулся кое-как.

И тут расплакалась она!

 

И говорила, говорила!

Он лёжа слушал и молчал.

Когда она остановилась

-Люблю тебя, он ей сказал!

 

Вот видишь, как всё получилось.

Но скоро всё же встану я.

Я так хочу, и будет так:

Мы будем вместе навсегда!

 

Уже три месяца в постели.

А за окном давно весна!

Хотелось выйти погулять!

Весною вдоволь подышать!

Но как там люди б не спешили,

Нельзя пока, врачи решили…

 

А Лена реже приходила.

Так получалось иногда.

То, не пускали все проблемы.

Подружки, институт, дела…

 

А тут ещё как гром днём ясным 

врачей суровый приговор:

Калекой будет ваш Серёжа.

Спасибо  жив, не нам  в укор...

 

Ну, как я буду жить с калекой?

Я ещё очень молода…

Да, влюблены были друг в друга.

Но, я ведь даже не жена…

 

Найду другого, что такого.

А  он найдёт, себе под стать.

И даже  должен сам понять.

Никто не в праве осуждать…

 

Стать нянькой в восемнадцать лет?

Он сам поймёт, что так нельзя.

Вначале может и осудит.

Потом поймёт, ничья вина…

 

Как всё случилось плохо, глупо!

А может быть, и дура, я.

Как всё случилось это с нами?

Наверно, просто не судьба…

 

Тут одноклассник Николай

За ней ухаживать уж стал.

В кино ходили, в парк на танцы.

Домой её он провожал.

 

Весёлый симпатичный, умный.

Он смог её развеселить.

Так много знал, умел, читал

Стихи немножко сочинял…

 

И дни так шли.

Похожие и разные,

Весёлые и грустные,

Сплошь будни и вдруг праздники!

 

Когда вышел Сергей из больницы

Было ясное летнее утро.

Шелестела деревьев листва.

От жары чуть пожухла трава.

Не спеша, он по улице шёл.

Вспоминая врачей слова:

 

Ты, в рубашке родился, Серёга!

И любимчик фортуны-судьбы.

В то, что будешь, как прежде здоров,

Ведь не верили, даже, и мы!  

 

А со временем все пройдёт.

И с девчонками будешь плясать!

Нам же только всему удивляться,

Да, и счастья тебе пожелать!

 

Сколько дней с той поры уж прошло…

Лена «дружит» теперь с  другим.

Неужели закончилось всё!

Объясниться бы нужно им?

 

Быстро ты, возмужал, повзрослел?

И виски твои стали седые...

Поздравляю тебя, ты здоров!

Только стали мы вдруг другие (чужие)…

 

- Всего хорошего, тебе.

Она ответила: прощай.

Он почему-то промолчал.

Но, словно эхом отрезвил

-Прощай, прощай…

Вдруг повторил.

 

Полгода минуло с тех пор.

И тот же зимний тихий сад.

Уж не увидим вместе их.

Не возвратить ничто назад.

 

Уж не гуляют по заснеженному городу.

И не мечтают о грядущих днях весны

Не говорят, не шутят, не целуются.

И не молчат как прежде о любви…

 

А вечер вновь такой же дивный.

По тротуарам парочки спешат.

Все суетно живут своею жизнью.

И редко мы оглянемся назад.

 

Наверно всё. Но что это? Постойте!

Серёжа с Леной  кажется, идут?

Слегка метёт. Быть может, обознался!

Мне показалось сослепу всё тут?

 

Они не могут оказаться вместе.

По скверам, паркам не спеша ходить?

Но, почему же так категорично?

Не нам об этом говорить, судить.

Пути господни неисповедимы...

Всё может статься.

И всё может быть!

   

                Анатолий Федоров

0
234
Нет комментариев. Ваш будет первым!