Леонард Коэн. История Исаака

Леонард Коэн. История Исаака
Тип произведения:
Перевод

Леонард Коэн

 История Исаака

Дверь приоткрылась немного

Увидел я сквозь просвет

(Мне было лишь девять лет),

Отец мой стоял на пороге.

Был блеск в его  глазах,  

Сутулясь он рядом стал,

Рука холодна как металл,

Бесстрастно он мне сказал:

«Пришло мне одно виденье

Я стойким и праведным слыл,

Пусть мой не угаснет пыл

Исполню Его веленье».

Он шел, я за ним  бегом,

Он стал подниматься в гору

Топор у него окован –

Весь в блеске был золотом.

Как зеркальце - озера ширь

И сверху деревья как точки,

Вино пригубили нарочно

И брошен на скалы кувшин.

Ладонь он сжал как тисками.

И вдруг я увидел орла,

Что в выси расправил крыла,

Иль птицу другую над нами.

Он алтарь  на вершине воздвиг,

Лишь раз  взглянул тяжело,

Был уверен  - не брошу его -

И ужас не вырвет крик.

Алтарь кто сложить посмел,

 Чтоб на гибель вести  детей,

Но убийству ради идей

Надо поставить предел.

Нет связи меж явью и сном

Вам, мыслящим так убого,

Ни от дьявола, ни от Бога

Испытание то не дано.

Туп топор и  крови река.

Вас не было там на скалах,

Где Всевышнего речь звучала

И дрожала  отцова рука.

Я спрошу, отгоняя страх:

Вы братом зовете меня

 «Убивать – это воля чья?

Когда все превращается в прах.

Я убил бы вас, раз  это долг,

Я б помог вам, если бы смог

Когда все превращается в прах,

Я б помог вам, раз это долг

Я б убил вас, если бы смог

Пусть осенит нас в наших делах -

Тех, кто в поле и тех, кто в боях -

Павлин, распускающий хвост .

 

 

 

 


Story Of Isaac

The door it opened slowly, 
my father he came in, 
I was nine years old. 
And he stood so tall above me, 
his blue eyes they were shining 
and his voice was very cold. 
He said, "I've had a vision 
and you know I'm strong and holy, 
I must do what I've been told." 
So he started up the mountain, 
I was running, he was walking, 
and his axe was made of gold. 
Well, the trees they got much smaller, 
the lake a lady's mirror, 
we stopped to drink some wine. 
Then he threw the bottle over. 
Broke a minute later 
and he put his hand on mine. 
Thought I saw an eagle 
but it might have been a vulture, 
I never could decide. 
Then my father built an altar, 
he looked once behind his shoulder, 
he knew I would not hide. 
You who build these altars now 
to sacrifice these children, 
you must not do it anymore. 
A scheme is not a vision 
and you never have been tempted 
by a demon or a god. 
You who stand above them now, 
your hatchets blunt and bloody, 
you were not there before, 
when I lay upon a mountain 
and my father's hand was trembling 
with the beauty of the word. 
And if you call me brother now, 
forgive me if I inquire, 
"Just according to whose plan?" 
When it all comes down to dust 
I will kill you if I must, 
I will help you if I can. 
When it all comes down to dust 
I will help you if I must, 
I will kill you if I can. 
And mercy on our uniform, 
man of peace or man of war, 
the peacock spreads his fan.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0
287
Нет комментариев. Ваш будет первым!