Альфа-банк

Пятая повесть

Пятая повесть
Тип произведения:
Авторское
Пятую повесть начал писать
Резвою рифмой в тетрадь.
Что же на этот раз мне рассказать,
Чем ваши мысли занять?
Ловкая строчка бежит за строкой
И создаёт плавный строй.
Не успеваю я размышлять
Пишется стих сам собой.
Все-таки, разуму нужно отдать
Руководящую нить,
Чтобы красиво поэму создать,
Крепко, опрятно пошить.
Шёлк этот тонок; тупою иглой
Шить не берётся умелый портной.
План составляет, всё размеряет
И лишь за тем пишет замысел свой.
А вот со мною так не бывает.
Я пишу сразу, порывом стихийным;
Лью на бумагу чернила обильно
И удивляюсь, что вышел узор
Красочным, звучным, ровным, красивым.
В творческом деле я очень скор,
Можно сказать, что писатель я сильный.
(Но не читают меня до сих пор,
Нужно добавить для правды унылой).
А я не сдаюсь, значит будет успех!
Главное, чтобы поменьше огрех
В слог забиралось, со скоростью этой.
(Это уже проблемы поэта),
Вас же, читатель, сейчас попрошу
Ниже по тексту взглянуть на главу
Первую, в ней расскажу,
Что-нибудь новое, не про траву,
Не про безумие, и не про море,
(Хотя, про него я наверное вспомню);
Красиво оно и похоже на Мир,
В котором мы люди плывём, словно волны.
 
ГЛАВА 1. Рим
Две тысячи двадцать второй
Год от рождества Христова,
Для России был плохой.
Много выпало такого
Нам на долю, что сказать
Тяжело... А промолчать
Совесть не даёт поэту.
Но не буду я об этом,
Пну подальше злую совесть
И начну скорее повесть.
Шёл сентябрь; бабье лето
Заплутало, видно, где-то,
Каждый день сырой туман
Белым дымом по утрам
Землю плотно укрывал.
"Холод, слякоть; резкий ветер
Жёлтую листву с деревьев
Беспощадно обрывал
И под ноги нам бросал.
Мы же, шли с своей заботой
В школу или на работу,
Каждый, хлеб свой добывал.
Я Семёнов Александр,
Тридцать пять мне нынче будет.
И, по праву, динозавр
Называют меня люди
Помоложе. Стар я стал.
Данте, помнится, сказал,
Что прошёл до половины
Путь земной. А мне порой
Кажется, что скоро сгину,
Что в конце одной ногой.
Телом я здоров как бык,
А душою - ветхий старец.
Вряд ли выскажет язык
Ту тоску... А я, страдалец,
Всё же счастлив под луной;
На работе жребий мой
Замечателен! Мандат
Скоро буду получать.
На благоустройство края
Станут средства выделять
Так, что буду припевая
Жить и радость получать.
В этом мире всех сильнее
Деньги. Все откроет двери
Злато. Нет преград
Тем, кто властен и богат." -
Думал Александр Васильич,
Подходя к своей машине.
"Кремень есть, и искру высечь
Я могу здесь без усилий."
Сел в авто и поспешил
Через "пробки" на работу.
"Эх, опять битком забил
Автотранспорт всю аорту
Кольцевую. Нету сил!
Скоро посылать вас к чёрту
Стану голубой мигалкой!
Буду ехать, как по главной
Всюду! И гаишник палкой
Будет честь мне отдавать.
Скоро стану процветать..."
 
Те, кто ездил утром в "пробках",
Знают, как это неловко
Ждать, стоять, считать минуты...
По снегам ходить разутым
Было бы удобнее,
Чем терпеть подобное.
Через час прибЫл Семёнов
К месту назначения.
В кабинет вошёл, и бодро
Выдал поручение
Секретарше молодой,
Чтоб его не беспокоили,
И чтоб крепче заварной
Кофе приготовили.
До обеда разбирал
Он бумаги на столе,
На звонки не отвечал,-
Совещанье, мол; успеет
Он на просьбы отвечать,
Два часа не отвлекать.
Ждал Семёнов новостей
С избирательных участков,
Из Москвы и с областей.
"Перст фортуны будет ласков,
На меня укажет точно.
Можно уж сказать, досрочно
Стал я новый депутат!" -
Так Семёнов размышлять
Успевал, пока трудился,
(Он в бумагах копошился,
Перекладывал бесцельно,
Успокаивал так нервы).
 
Ровно в час зашёл знакомый,-
Старый думовец Игнатов,
И сказал: "Ну как с мандатом?
Где же радость? Что так скромно
За столом своим сидим?"
- Не совсем тебя я понял...
"В три поймёшь; поговорим,
Когда станешь первый номер.
Я уже сказал своим,
Чтобы стол нам собирали
В нашем добром ресторане.
Эх, Семёнов, загудим!
В общем, Саня, поздравляю.
А сейчас я убегаю,
Очень я сегодня занят,
Вечером поговорим."
- Стой, Иван! Ты всё серьёзно?
"Что за глупые вопросы?
Всё, отстань. Сегодня в "Рим"
Ровно в восемь успевай.
Все тебя там ожидаем."
 
В пол четвёртого пришла
Весть о выборе народа.
Закружилась голова
У Семёнова!.. Свобода
Предстоящая и власть
В мозг избранника вонзалась.
"Заживу теперь я всласть!
Мне удача улыбалась
Уже с самого начала!
Не без помощи Ивана
Всё устроилось, конечно...
Но всегда так; первый встречный
В думу к нам не попадёт.
Выбирает не народ,
А хорошее знакомство.
И вообще тут благородство
Не при чём, ведь мы живём
В мире социума, в нём
Помощь для себя находим.
Ну а дальше, и народу
Руку помощи даём..." -
Ликовал в душе Семёнов,
Отметая прочь укоры
Совести. Домой приехал,
И поведал об успехе
 Молодой своей жене.
"Вечером устроят мне
В ресторане пир горой.
Подготовься; мы с тобой
Там блистать должны, Светлана!"
- Я успею. Ведь не рано
Состоится твой банкет?
"Ровно в восемь высший свет
Мы увидим в ресторане
"Рим"; там отдыхали
Пару раз уже с тобой."
- Помню. Зал у них такой,
Что и заблудиться можно.
Саша, знай, что очень сложно
Мне зануд твоих терпеть.
Как начнут они пьянеть
И нести свою пургу...
"Мы у них у всех в долгу.
Пей сама, чтоб веселее
Было слушать ахинею.
Кстати, генерал Матвеев
Со своей супругой, тонко
Шутят иногда."
- И смеются сами звонко.
Шутят они о деньгах,
Да о бане. Только пьяным
Слушать эту чепуху.
"Ну так я и говорю
Пей, и юмор станет
Заразительным, приятным.
Магомедов адекватно
Про дела свои хохмит."
- Только, очень уж невнятно.
"Ну так это и смешит.
В общем, Света, не об этом
Речь сейчас с тобой ведём.
Мы должны блистать вдвоём.
Клей улыбочку привета
Крепче на лицо своё."
 
Вечером помчал избранник
Вместе с дамою, по главной
Колее, и все ему
Там дорогу уступали.
К ресторану завернул,
Транспорт свой припарковал;
И прошли чрез караул
Возле входа. Пышный зал
Цвёл как сад, гостей встречал.
В его центре стол стоял
Для двенадцати персон,
Там Игнатов восседал
И Матвеев. "Мой поклон
Государственному мужу!
Скоро мы тебя все дружно
Будем поздравлять, Семёнов.
Остальные будут скоро."-
Говорил старик Игнатов,
Руку другу пожимая.
"Да уж, этих всех магнатов
Долго ждать." - Вслед поспевая
 Пробасил Матвеев громко.
"Я надеюсь, ты не гордый."
Александр покороблен
Был, но ловко скрыл
Свои мысли, и довольный,
За приём благодарил.
Стол был полон хлебом-солью:
Дичь и чёрная икра,
Устрицы и всё такое.
Скатерть белою была,
Словно снег, искрилась ярко.
"Здравствуй, Света! Ох, цесарка!
Лучший дар на белом свеете!"-
Крикнул генерал Матвеев.
- Ох ух, комплименты эти
Ваши... Я смущаюсь и немею.
И скорей за стол сажусь.
Вашей речью наслажусь
Впрок надолго в этот вечер.
(Улыбалась Света нежно,
Делая лицо беспечней).
"А моя краса застряла
В бутике через дорогу.
Целый час там разменяла!
И Игнатова в подмогу.
Им уже сто двадцать в сумме,
А всё так же лезут, дуры,
Молодиться курам на смех!"
- Что же, все мы этой страстью
Одержимы, независимо от лет.
"Да, когда отказа нет
Вам ни в чём, понятно дело!
Все бирюльки скупят смело!"-
Раскраснелся генерал
И басил всё громче, громче.
В это время плавно очень
Вплыли в зал две тучных дамы
И уселись слева, справа
За столом от генерала.
Долго они поздравляли
Александра и Светлану.
Вслед за ними подошёл
Полицмейстер Магомедов;
Извиняясь, сел за стол,
И быстро вклинился в беседу.
Рабинович - казначей
И Матрёшкин - прокуратор
Сходу стали залп речей
Отбивать; (любой оратор
Позавидовал бы им).
"Что-то скромно мы сидим.-
Заливался Рабинович.
И певцов не пригласим.
Помню, как-то Семенович
На банкете у нас пела."
- Семенович постарела.
(Отозвался генерал).
И вообще бы, я не дал
И копейки за их песни.
Не пойму я их, хоть тресни!
"Господа, я рад, что вместе
Мы сегодня собрались.
(Перебил его Игнатов).
Рад сказать, что в нашу жизнь,
В депутатскую палату
Входит новый человек.
И его я поздравляю!
Полный кубок поднимаю!
Для России этот век
Станет золотым, я знаю.
Потому что выбираем
Правильных людей в управу."
- Саня, он и мне по нраву.
Только вот про век не понял;
Скоро будет здесь такое!
Ох, добром его не вспомнят
Этот век.. (Так генерал
Снова под руку сказал).
- Ты наклюкался опять!
Дай Игнатову сказать.
(Быстро в ухо зашептала
Генералова жена,
И локтём его толкала).
А Игнатов продолжал:
"Александра знаю я
Уже восемь лет.
Этот маленький банкет
В его честь, друзья!
Выпьем за его здоровье
И успех на новом месте!
Пусть дела ведёт с любовью!"
- Да, теперь в одном мы тесте!
Ха-ха-ха! (Опять вскричал
Весь багровый генерал).
 
Выпили и закусили,
Вразнобой заговорили
О семье и о работе,
(Так всегда у нас в народе;
Редко общая беседа
Держится. Сосед с соседом
Начинают обсуждать
Свои темы). "Воевать
Наша армия способна
При хорошем руководстве,
А при этом, непригодна.
Редкой глупость зовётся
Этот план, что свыше дан!
Всё, Аслан, летит к чертям!"-
Грозно генерал вскричал
Магомедову под ухо.
"Вот сидит моя старуха,
Я бы ей всю власть отдал,
В ней побольше будет духа!"
- Да, похоже на провал.
(Магомедов отвечал).
На предательство похоже...
"На собраньях врут безбожно,
Колесом грудь раздувают!
На фронтах давно тревожно.
И ведь, сволочи, всё знают,
А комедию ломают!
Что, сто тысяч, когда там
Миллион на нас восстал,
При поддержке всего мира?!
На ходу латаем дыры
В обороне. А ведь вспомни,
Знали, что пойдут они
Наступать! Давно готовы
Были. Как метлой смели!
А сейчас зовут манёвром
Наше бегство с Балаклеи
И с Изюма! Врать умеют.
В восемь раз превосходили
Нас хохлы живою силой!
И ведь знали все об этом!"
- Да, в том не было секрета.
А обмен прошёл, ты слышал,
На того Медведчука?
Двести человек к ним вышло,
Нам отдали пятьдесят...
"Эх, летим мы все к чертям!
Тошно мне... Давай, брат, выпьем.
Посмотри на этих там...
Им вообще плевать. Насыплем
Горькой влаги по рюмашкам..."
- Нет, дефолт, это не страшно!
(Рабинович голосил).
В экономике нет сил,-
Это правило у нас.
Есть возможности сейчас
Так пополнить свой бюджет!
- Есть, да только лишь у вас.
(Возражал ему в ответ
Сиплый прокурор Матрёшкин).
(Отрывок из первой главы).




















Если вам понравилось: Поблагодарить автора Юmoney
0
60
Нет комментариев. Ваш будет первым!