О русском стихосложении (вопросы теории)
Руфь

Руфь 1 год назад

0
Репутация
0
Рейтинг
Руфь
  • Регистрация: 1 год назад

Анкета

Город:
Москва

Стена пользователя

Загрузка...
1 год назад
#
Фамарь
Уж день наступает и солнце встает, но что мне несчастной тот день принесет?
Не радует взора рассвет золотой, как долго живу я на свете вдовой!
Живу ожиданьем, томленьем, надеждой, и увядаю под вдовьей одеждой.
А Шела не дан мне, да он и не нужен, хотела б Иуду своим видеть мужем.
Я нравлюсь ему, любовался он мной, когда меня первенцу выбрал женой.
Я ласки не знала от первенца Ира, сама я, пожалуй его не любила.
Иудина не было в нем благородсва, Ир умер и мне не оставил потомства.
Онан продолжения братова рода никак не хотел, вот и умер у входа.
Меня не хотел он и умер, как странно, что умерли все для кого- нежеланна.
Иуде я нравлюсь, а это все значит, что Бог мне Иуду в мужья предназначил.
Давно уж утешился он о жене, я жду не придет ли Иуда ко мне?
А время идет. О как ждать я устала, возможно, он думает, что слишком стар он?
Возможно, считает виновной меня, в том что погибли его сыновья?
А может быть, просто Иуда боится, что как с сыновьями с ним может случиться?
Но так поступать он со мною не вправе! Он многое должен несчастной Фамари!
Он должен мне мужа и должен детей, я буду ему в восполненье потерь.
Любимой женой и рожу двух сынов, я чувствую замысел Бога таков!
Сказали мне, в Фамну он должен идти! Поставлю шатер у него на пути
И в яркой одежде предстану блудницей, зеленоглазой и круглолицей,
Сокрою мастями лица алавастр, и рыжие кудри я спрячу от глаз.
Спрошу с него то, чего дать бы не смог, пусть вещи свои он оставит в залог.
Ведь если узнают о мне, то за блуд, по нашим законам камнями побьют!
Я думаю, будет однако не так! Беременность будет как Господа знак!
И не посчитают поступок мой блудом, как только отцовство признает Иуда,
Увидя что взято при встрече в залог, пусть все будет так! Да поможет мне Бог!
Испытание Иуды
Дорога в Египет, скрипит колесница, ты дремлешь Иуда, но что тебе сниться?
Иуда, Иуда, четвертый сын Лии, морщины лицо твое избороздили.
И в черные кудри сединки вплелись серебряный след свой оставила жизнь,
Ты вспомнил Иосифа, сына Рахили, на этой дороге вы зло сотворили,
По этим пескам колесницы скрипят, ты помнишь, ты помнишь Иосифа взгляд.
И вот будто слышишь, запомнил навечно, страданья отцовские в муке сердечной.
От образов этих тебе не укрыться, скрипит и скрипит по песку колесница.
Ты вспомнил, Иуда, смерть первенца Ира. Опять эта боль твое сердце пронзила.
О, сердце твое как открытая рана и ты вспоминаешь второго, Онана.
Невестка Фамарь красотой и величьем подобна Иосифу в женском обличье.
Она ли, она ли во всем виновата? Нет, это от Бога за младшего брата.
Чтоб жить ей вдовою невестка уходит как будто Иосифа в рабство уводят,
Скрипит и скрипит по песку колесница, вот будто Фамарь и она же блудница,
«Побейте камнями по Божью закону», а сердце заныло тревожно, знакомо.
Не так ли о сыне скорбел Авраам, когда к Мориа приближался, к горам?
Ну хватит Иуда, Иуда проснись. Конец испытаньям – Бог дарует жизнь!
От голода всех Вас спасут Египтяне, невестка Фамарь не побита камнями.
Тебе она стала любимой женой. Доволен отец твой – Иосиф живой!
От Бога, от Бога залогом спасенья, твои сыновья что под полога тенью,
Как в каплях воды горных речек истоки, в твоих сыновьях и цари и пророки,
Святые и грешники, много их, много. И здесь же спаситель, спаситель от Бога!