Издать книгу

Не выдуманные истории

Жанр:
Юмор
Не выдуманные истории

Кто из нас не пользовался в качестве транспорта поездом? Думаю, таких людей нет. Ну, разве только, если среди нас появился капитан дальнего плавания. Я не раз слышал разговоры о том, как было бы здорово сесть в поезд и отправиться в путешествие под мерный, убаюкивающий шум колёс. Да, чтобы в отдельном купе и чтобы обязательно ложка, слегка постукивающая по стакану в подстаканнике. Это всё, конечно, замечательно. Но вот когда пользуешься этим видом транспорта ежедневно в течение, скажем так, 15 лет и не в купе, а в общем вагоне. И прилечь негде, а так порой хочется. Мне пришлось примерно столько лет, если не больше, ежедневно ездить на работу в Москву. Два часа в один конец и столько же обратно. И каждый день один и тот же пейзаж. И всё до такой степени надоедает, что вы ну совсем не можете понять, как можно восторгаться тем, что мелькает за окном. Иной раз сидят рядом с вами какие-то приезжие и охают, и цокают. «Ах, какая же красота! Боже мой, смотрите это же вековые ели!» А ещё непременно подсядет какой-нибудь грибник с корзинкой, накрытой папоротником, но не полностью. А так, чтобы были видны массивные ножки белых грибов или яркие шляпки подосиновиков. И у ваших соседей по-детски округляются глаза, и они начинают одолевать грибника расспросами. А ты только что видел такие же грибы на базарчике рядом с вокзалом и не понимаешь, чему тут можно удивляться. Смотришь в окно и видишь одно и то же изо дня в день. И летом и зимой ничего не меняется, за исключением красок за окном. Буквально вчера тот перелесок был по-летнему зелёным, а теперь все деревья в ярком багрянце, но вам это не интересно, потому что год назад и два, и пять было так же. Лес! И что! Ели в снегу, как мохнатые лесные волшебники в белых, искрящихся от яркого солнца шапках. Но чему тут радоваться! Вот так же непонятны ваша радость и восторги тем, кто живёт на море. Вы всё пытаетесь доказать в каком раю они живут, они вам в ответ: «Да, вы что! Это у вас замечательно! Лес, речушка, ягоды и грибы!» Люди везде одинаковы. И на юге, и на севере, и в самолёте и в поезде.

Я не могу сказать, что в электричках вообще невыносимо скучно. Когда ты ездишь 15 лет, понятно, что привыкаешь. Ты просто подчиняешься законам этого сообщества. Своя постоянная компания, одни и те же ревизоры, каждый день знакомые продавцы, торгующие разнообразными, но абсолютно ненужными вещами. Это проверено, что бы я ни купил, никогда этим не пользовался. Но всё же бывали такие незабываемые моменты, рассказами о которых мне хочется поделиться. Несколько случаев, так сказать, из жизни в электричке. Заранее прошу прощения за иногда появляющуюся ненормативную лексику, но иначе нельзя. Это всё равно, что видеть в кино взрыв, но при этом не слышать его.

Вот, к примеру, зарисовки о продавцах всякой всячиной. Я помню одну бабушку, которая торговала домашними пирожками. Ей почему-то казалось, что торговать нужно непременно быстро, поэтому она, буквально как ракета, но с корзинкой, не смотря на почтенный возраст, пролетала по вагону с монотонным речитативом: «Пирожки, пирожки, пирожки!». Кто-то успевал её остановить, покупал пирожок, а бабуля в тот же миг срывалась и мчалась в соседний вагон. И так несколько раз по всему составу. Пока что-то не продастся. Была у неё конкурентка одинакового с ней возраста. Так та наоборот ходила вальяжно и всегда с милой такой старушечьей, обезоруживающей улыбкой. Этакий «Божий одуванчик» с волшебной корзинкой. Я ведь и сам грешным делом покупал у неё пирожки, когда был очень голоден. И так бы и делал дальше, пока как-то ни увидел, как это самая бабуля - «Божий одуванчик» - зимой в скрытом закутке вокзала раскладывала остывшие пирожки на горячую батарею. Своего рода бесплатный разогрев остывшей продукции. А был один молодой человек, который торговал старыми глянцевыми журналами. А это, между прочим, выгодный бизнес. Стоил, к примеру, журнал рублей так 100, а будучи просроченным, он продавался уже за двадцаточку. Но вот только продавец использовал выгоду своего бизнеса исключительно для «винопития». И посему набирался к концу рабочего дня так, что еле стоял на ногах. Я помню, как этот продавец вышел из тамбура сильно навеселе. В одной руке пачка журналов, а другой он поддерживал спадающие штаны. Видимо в тамбуре продавец находился по известной причине, а поскольку был изрядно пьян, застегнуть штаны у него сил уже не осталось. Так вот. Подходит он к очередным покупателям, а протянуть купленный журнал не может, так реально заняты руки, а продать надо. Ничего лучшего наш герой не придумал, как отпустить сползающие штаны и таким образом завершить сделку. Зрелище необыкновенное. Стоит продавец, можно сказать, в одних трусах и продаёт глянцевый журнал.

А был такой, как я его называл, «злобный кадр». Торговал шоколадом, дешёвым и сделанным неизвестным производителем. И ничего-то у него не получалось, никто контрафактных сладостей не покупал, что вызывало у него лютую ненависть к пассажирам. (Я дико извиняюсь за следующее предложение.) И всякий раз, выходя из вагона в тамбур, продавец-неудачник громко шипел: «У, нищета!». Так и ходил какое-то время, пока не выгнали.

Всегда хорошо ездить поздним вечером. Когда в вагоне тихо, не душно. Помню в одну из таких поездок зашёл в вагон очень грузный мужчина. По-хозяйски так расположился на свободном месте, в гордом одиночестве. Достал бутылку водки и, довольно сопя в предвкушении ужина, стал раскладывать на сидении закуску, когда поезд неожиданно дёрнулся, трогаясь, и бутылка упала на пол, но не разбилась, под дружный вздох облегчения малочисленных пассажиров. А в силу того, что поезд набирал скорость, бутылка по всем законам физики покатилась от хозяина к ближайшей стене. Дядечка наш, как я уже сказал, был, ну, уж очень крупным, и вставать лишний раз никак не хотел, поэтому и не нашёл ничего лучше, как попытаться дотянуться до беглянки, просто наклонившись. И чем больше он наклонялся, тем дальше от него укатывалась поллитровка. В какой-то момент мужик не выдержал, потянулся ещё сильней и невероятно громко, на весь вагон пукнул. В вагоне была тишина, всё-таки все наблюдали за сценой борьбы, поэтому звук был настолько ошеломляющим, что казалось сама электричка удивилась такой наглости. А мужик, ни в чём не бывало, всё же дотянувшись до бутылки, спокойно заключил: «Бл…ь, совсем нервы ни к чёрту!» Вот тут вагон и взорвался от хохота. Людей то было всего ничего, а хохот стоял, будто вагон был переполненным.

Но вот самая лучшая история произошла летом. Было очень жарко, электричка наша ещё стояла на вокзале, и пассажиры ждали отправления, посматривая в окна. И тут такая сцена. Идут по железнодорожной платформе два совершенно пьяных молодых человека. Причём они в силу своего немощного состояния скорее всего не видели где они, и, очень было похоже на то, что не понимали кто они. Бредут горемыки под жарким солнцем куда-то вдаль, мало чего соображая. А естественная надобность берёт своё. Мы смотрим из вагона, как два молодых человека отворачиваются по команде от вагона и, пардон, начинают писать. И весь вагон, нисколько не сомневаясь в интересном окончании, продолжает наблюдать. Ну вот, вроде всё произошло, поворачиваются наши сильно пошатывающиеся писуны к зрителям, и тут взорам пассажиров, дождавшихся удачного окончания спектакля, открывается комичное зрелище. Один артист вполне удачно справился со своей ролью, а второй, который был, видимо, совсем невменяем, стоял совершенно описавшийся и в руке уверенно держал, по привычке стряхивая… брючный ремень. В вагоне стоял хохот, а кто-то при этом заметил: «Хорошие ассоциации у парня».

Можно было бы описать ещё массу интересных эпизодов, но у меня возникли справедливые сомнения. Если описание этих приключений ещё можно подвергнуть цензуре, то о других лучше вообще умолчать. Я приношу свои искренние извинения за вульгарный рассказ. Но, что было, то было.

Если вам понравилось:
0
22:30
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!