Доброе утро.

Доброе утро.

В автобусе было до отвращения жарко и влажно, я едва боролся с желанием выхаркать ирреальную слизь из легких. Вокруг было много людей, которых я никогда не знал, но тогда они мне казались до жути знакомыми. Никого не смущал спертый воздух, все радовались предстоящему путешествию. Но куда должен был направляться наш самолет – я не имел никакого представления.

Постепенно меня охватывало чувство подступающей паники, сдавливая глотку, заставляя сжимать потертый подлокотник до побеления костяшек. Просто смотреть в одну точку и ждать неизвестно чего. И только чужой-знакомый голос вывел из транса, сообщая о том, что мы приехали.

Небо было ясным, ни облачка, ни птицы, совершенно ничего – голубое полотно. Меня это немного удивило. Я не мог сосредоточиться на их разговорах, только смотрел по сторонам и замечал каждую деталь. До сих пор помню, как удивился машине, покрытой снегом, хотя на дворе была поздняя весна. Но всем было не до этого.

Регистрация прошла как-то непривычно быстро, все сели в зале ожидания. Когда объявили наш рейс, то всей толпой пошли на посадку, но что-то случилось и в самолет не сели несколько человек, включая меня. Нам пообещали, что мы отправимся на следующем и пришлось остаться ждать. Как только я вернулся в зал, то чувство тошноты вернулось. Появилось необъяснимое желание расцарапать ладони ногтями, но кожа словно одеревенела и я ничего не чувствовал, просто сидел и ждал неизвестно чего, пока паника не обрушилась на мое сознание мощной непреодолимой волной. Из глаз текли слезы, я молча открывал рот, пытаясь закричать, но словно очутился в иной реальности. Мои связки были не в силах издать ни звука, лоб покрылся испариной, а ногти беспомощно скребли потные ладони. Но никто меня не видел, мир вокруг двигался, а я словно замер в одной временной единице, отдельной от этой вселенной.

Резкая боль вдруг вернула меня в зал ожидания. Слез не было, только расцарапанная ладонь. Все вокруг почему-то суетились, переговаривались, а стальной женский голос просил сохранять спокойствие. Самолет, в который я не сел – разбился, едва взлетев. Но меня это не тронуло.

В отличии от того, что творилось со мной секундой ранее, сейчас же время бежало, словно сумасшедшее и я не успевал уследить за всем.

В этот момент я проснулся в собственном сне. Зал ожидания был почти пуст, а люди, с которыми я должен был лететь исчезли. Конечно, я поторопился к контролю, в ужасе понимая, что проспал свою посадку. Но было уже поздно и второй самолет улетел без меня.

Я без всяких чувств медленно шел по аэропорту, пытаясь позвонить кому-то, но телефон словно сошел с ума. Звонки сбрасывались, цифры пропадали, стираясь сами собой. Тогда я решил попросить у кого-нибудь телефон и когда поднял глаза, то увидел нечто. Стена вдруг исчезла, на ее месте было огромное окно размером в десятки квадратных метров, идеально чистое. А за ним темное пугающее небо, на котором беспокойно метались птицы под, кажется, падающими тяжелыми облаками. Я смотрю на взлетную полосу, смотрю на самолет, который собирается взлетать и знаю – это мой самолет.

Между нами стираются все границы, я слышу оглушительный вой турбин, у меня закладывает уши и я падаю на колени, в немом отчаянии глядя в это эфемерное окно. Мне кажется, что я схожу с ума. Самолет начинает набирать высоту, он уже далеко от меня, но я все еще слышу этот отвратительный вой. И вдруг меня снова накрывает паника, но уже не такая, как раньше. Я кричу, срываю голос, понимаю, что мне надо кого-то позвать, но не могу отвести взгляд от неба, а люди вокруг меня словно не замечают. Слезы стекают по ледяным щекам и вдруг меня, словно ударами под дых, начинают уничтожать чужие эмоции. Я один вместил в себе чувства каждого человека на борту, переживая их друг за другом словно на какой-то бешенной карусели. Теряю сознание раз за разом, но лишь на доли секунды, словно перегруженная видеокарта. Передо мной мелькают лица, вокруг десятки голосов и этот чертов вой турбин. Все тело пробивает не дрожь – судорога.

И тогда я вижу, как самолет стремительно падает вниз, прямо на город. И нет сил, чтобы сказать себе, что это просто невозможно в реальной жизни.

Я умирал раз за разом, сидя на полу и глядя в окно, которое существует только для меня. Мое сердце то останавливалось, то билось снова и все это время я истошно кричал, впиваясь пальцами в свои виски. Казалось, что еще немного, и я разорву связки, разрежу глотку изнутри одним своим голосом, который я при этом не слышал, потому что в моей голове были чужие вопли и добивающий остатки сознания бесконечный гул.

- Доброе утро. Я сварила кофе. Тебе с молоком? – сказала моя девушка.


0
14:07
29
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Похожие произведения: