Российская внутриконтинентальная станция "Восток". Часть 13

Российская внутриконтинентальная станция "Восток". Часть 13

Станция «Восток»

 

78 град. 28мин южной широты

106 град. 48 мин восточной долготы

Высота над уровнем моря 3488 м

    Станция "Восток" – Российская антарктическая научная станция. Это единственная используемая Россией в настоящее время внутриконтинентальная антарктическая научная станция. Названа в честь парусного шлюпа «Восток», одного из кораблей антарктической экспедиции 1819 – 1821 годов. Уникальная научно-исследовательская станция  «Восток-1» основана 16 декабря 1957 года В.С. Сидоровым, который впоследствии длительное время был начальником станции. Толщина ледяного покрова под станцией около 4000 метров.

   Климатические условия в районе станции – одни из тяжелейших на земле. Здесь 21 июля 1983 года была отмечена самая низкая температура на планете: -89,2 градуса по Цельсию. Высота расположения станции – 3488 метров над уровнем моря, что вызывает острую нехватку кислорода. Из-за низкой температуры воздуха в районе станции его давление с высотой падает быстрее, чем в средних широтах, и подсчитано, что содержание кислорода в атмосфере в районе "Востока" эквивалентно высоте пяти тысяч метров . Повышенная ионизация воздуха. Нехватка углекислого газа в воздухе приводит к сбоям в механизме регуляции дыхания. Парциальное давление газов в воздухе там отличается от состава привычного для нас воздуха. Полярная ночь длится с 21 апреля по 20 августа, 120 дней в году, что составляет чуть менее 4-х месяцев, или трети всего года. Акклиматизация к таким условиям продолжается от одной недели до одного - двух месяцев и сопровождается головокружением и мельканием в глазах, болью в ушах и носовыми кровотечениями, чувством удушья и резким повышением давления, потерей сна и понижением аппетита, тошнотой, рвотой, болью в суставах и мышцах, потерей веса иногда до 12 килограммов.

   Два самолета Ил-14 ежедневно совершают полеты на станцию "Восток".  Они перевозят различные грузы, оборудование, продукты. Бортмеханики  руководят погрузкой и стараются загрузить больше, чтобы не делать лишних рейсов. Работа подходила к концу. Ко мне подошел авиатехник Эдуард Негмаджанов с просьбой разрешить слетать на станцию "Восток". Среди полярников бытует мнение: кто не бывал на "Востоке", тот Антарктиду не видал. Я разрешил. Самолет к вечеру прилетел без нашего Эдика. Вот что он потом сам рассказал мне об этом:

« На станции "Восток" самолет благополучно произвел посадку. Но температура за бортом была такая, что захватывало дух – минус пятьдесят пять градусов. Самолеты при такой температуре не летают. Чтобы не застудить двигатели самолета, надо его быстро разгрузить. Здесь уже люди наготове, у них отрепетировано каждое движение, нужная техника в боевой готовности. Рассчитано все по минутам.  Пора домой. За штурвалом Виктор Голованов. Обычно, на ИЛ-14 полный взлетный режим не используется на береговых аэродромах, но в этих условиях без него не обойтись. Длина ледового аэродрома здесь более трех километров. Самолет пробежал его и не оторвался от полосы. Снег, как наждачная бумага, намертво держит лыжи. Разворот, снова взлет. Не отпускает! Итак – шесть раз.! Уже и топливо сожгли, а самолет не взлетает. Чтобы облегчить его, нужно что-то выбросить. А что выбросишь? . Кувалду, которой отбивают лыжи, когда они примерзнут? Без нее нельзя вылетать . Пришлось высадить нашего Эдика. За ним прилетят, когда температура будет хотя бы минус сорок. Бедный Эдик в эту минуту подумал, что ему теперь придется зимовать на "Востоке". Но  восемьдесят пять килограммов, - это вес Эдика - cделали свое дело, самолет взлетел!

 

 Пожар на станции

   Это произошло в 29 советскую антарктическую экспедицию на внутриконтинентальной станции "Восток". Зимовщики – на этот раз их было 21 человек – специалисты разных профессий. Наступило 11 апреля 1982 года. Это начало долгой полярной ночи. Механик дизельной электростанции Сергей Кузнецов проснулся ночью в своем домике ( жилье примыкало к дизельной электростанции ) и почувствовал запах гари. На электростанции в эту ночь дежурил третий механик Сергей Касьянов. Он в это время мыл в керосине поршневые кольца, надо было восстанавливать запасной двигатель. Вместе осмотрели ДЭС. Ничего не обнаружили. Вышли наружу и  увидели пламя, оно выбивалось сбоку жилой пристройки ДЭС. Механики бросились бить "Тревогу", один побежал звонить по телефону, другой – будить начальника дизельной станции Карпенко Алексея. Было 4 часа 17 минут. В это время мороз на улице был выше 70 градусов. Стены пристройки, где произошел пожар, были с виду негорючими. Они состояли из алюминия с бакелитовыми прокладками из стекловаты. Но они горели и выделяли ядовитый газ. Сама пристройка была наполнена всяким материалом, пропитанным соляркой и маслом – все только и ждало огня. В Антарктиде на таком сильном морозе все иссушается и вспыхивает, как порох.

   Пожар бросились тушить кусками заготовленного снега, но стало ясно, что сражение проигрывается. Если бы была пожарная машина! Даже если бы и была она, то как ее запустишь при таком морозе? И нет воды, хотя Антарктида состоит из воды, но только твердой. Горстка людей пытается тщетно потушить пожар. Электрический свет погас. Дизели еще какое-то время работали, потом стихли. Пламя перебросилось на стоящие рядом баки с горючим. Все! Сражение проиграно! Люди стояли рядом, и не узнавали друг друга, все были закопченные.

 Надо спасти баки с горючим. Все ли целы? Посчитали – одного не хватает!

   Нет начальника ДЭС Алексея Карпенко. Кто видел его последним? Сергей Кузнецов видел, как бежал Карпенко с одеждой под мышкой вглубь помещения. Сам Сергей выполз оттуда на четвереньках в полуобмороке. Магнитолог Михаил Гусев бросился разбивать плексиглазовое стекло окошка. Стекло не поддавалось. Тогда кто-то предложил обвязаться веревкой и бежать внутрь помещения. Но там стояла стена ядовитого дыма и все горело.

   Останки Алексея Карпенко нашли через день уже на остывшем пожарище. Карпенко пытался тушить пожар изнутри запасом имевшейся там воды, потом побежал в щитовую обесточить станцию. Он ее обесточил, но в темноте в едком дыму оказался в ловушке. Уже теряя сознание, споткнулся у самой входной двери.

   Равнодушная Антарктида уже давно ведет счет своим жертвам. Первая из них была пятерка англичан во главе с Робертом Скоттом. За все время погибло немало людей. Погибали от мороза и пожаров, проваливались на тягачах в трещину, гибли при посадках самолетов на лед, при авариях  вертолетов, при обвалах ледяного барьера у океана. Из наших первым погиб Иван Хмара при открытии станции "Мирный" в Первую антарктическую экспедицию. Шла разгрузка корабля. Грузы перевозили на тракторе на санях по льду. Иван попал в опасное место. Трактор стал проваливаться. Иван пытался вытолкнуть трактор. В это время кинооператор Кочетков навел свою камеру и запечатлел последние секунды этой страшной трагедии. Трактор нырнул под лед, а за ним, встав на дыбы, ушли деревянные сани.

    С тех пор прошло пятьдесят лет. Антарктида многому научила, заставила приспособиться к суровому своему нраву. Теперь с годами выработались жесткие правила поведения человека на континенте: как преодолевать трещины, на чем ездить, как одеваться, дышать, в какое время летать, что делать при ураганных ветрах, что можно и что нельзя делать при ураганных ветрах и морозах. Но все предусмотреть нельзя. Сколько возникает непредвиденных ситуаций! И не будет нигде снисхождения от Антарктиды! Это должны помнить все.

   Уже в середине зимовки радист Валерий Головин, принимая сообщение, что где случилось, записал: «Поиски трех британских ученых у станции "Фарадей" прекращены". После шторма, взломавшего морской лед, ученые оказались отрезанными на небольшом острове. 13 августа они сообщили по радио, что попытаются перебраться по свежему льду…. Вышли и не пришли. И никакого следа. Чаще всего так и случается. Человек исчезает без последнего слова. Исключение – самая первая жертва ледяного континента Роберт Скотт, медленно погибая, до последней минуты делал записи . Вот последняя строчка из его дневника: «Ради Бога, не оставьте наших близких». Это пронзительные слова. Они не оставят никого равнодушными.

   Хоронили Алексея Илларионовича Карпенко 17 января 1983 года на острове Буромского возле "Мирного". Антарктида прочно входит в судьбу каждого, кто в ней побывал.

   Что же произошло дальше в тот уже наступивший день 12 апреля? Двадцать человек стояли возле пылающей ДЭС и уже не было никакого смысла тушить ее. Они бессильны что-либо сделать, и только наблюдают, как догорает основа всей жизни на "Востоке" – дизельная электростанция. На улице – минус 70 градусов. Все понимают, что через час холод заберется во все уголки пока еще теплой станции. И никто не придет на помощь. Они еще не осознали до конца, что их ожидает. Но надежда еще была – в баках с топливом. Они стояли на санях в 10 шагах от огня.  Они не загорелись лишь потому, что при морозе минус семьдесят градусов топливо делается похожим на кашу. Со дня основания станции "Восток" полярники говорили: «если что-нибудь случится с дизельной станцией в зимнюю пору, - это кранты!» И вот случилось. Огонь подобрался к бакам с топливом, он уже жадно лизал их. Но в этом случае мороз был союзником людей. Солярка загустела. Огню надо было ее разогреть. И в этот момент ветер изменил направление. Спасением это было нельзя назвать, но шанс появился. Можно сделать печки-капельницы. Есть движок, запустить его, появится радиосвязь, продукты есть.

   Первая радость – в восемь часов утра Борис Моисеев запустил позабытый до этого старый движок. Радист Валерий Головин с опаской подключил радиостанцию к незнакомому источнику тока.  Оказалось все в порядке, вышли в эфир, сообщили о случившемся. В тот же час сообщение ушло в Москву и Ленинград. А за это время Антарктида властно входила во все уголки лишенного тепла станции. Температура опустилась до минус 31 градуса. Писать можно только карандашом, все окаменело. На станции всего три керосинки. Одна в кают-компании, вторая у радистов, третья на буровой у движка. Около этих точек жмутся люди. Положение отчаянное. Но вслух об этом ни слова. Такого тут еще не бывало!

   В "Мирном" и на Большой земле, очевидно, уже думают, что нам не выкарабкаться. А надо! Температура уже минус 34. Пальцы не держат карандаш. Спать в этот вечер легли все в одежде у трех керосинок, прижавшись друг к другу. Наступил день 14 апреля, день принятия серьезных решений. Из Москвы пришла радиограмма за подписью очень ответственного лица. Спокойная, взвешенная, заботливая. Суть ее такова: нужны ли чрезвычайные меры для спасения людей? Люди о чрезвычайных мерах думали. Но какие меры возможны в этой особой, исключительной обстановке? Практически никакие. Тяжелый транспортный самолет с грузом на парашюте? Но эта мера очень рискованная, со множеством неизвестных. Возможные жертвы обострили бы и без того тяжелую ситуацию. Начальник станции Петр Астахов, принявший сам для себя уже решение, счел обязательным знать мнение каждого из зимовщиков. Новички не спешили, молчали. И тогда сказал несколько простых, очень понятных всем слов Велло Парк - метеоролог с многолетним антарктическим стажем  и опытом альпиниста. Он сказал со своим обычным эстонским акцентом: «Ребята, какие чрезвычайные меры? Продукты есть, топлива много, руки целы. И головы мы не потеряли. Перезимуем!»

   В этом смысле и подготовили радиограмму в Москву. Добавили: «Движок работает ненадежно. Возможное наше молчание не воспринимайте трагически». Договорились: «Родным пока ни полслова обо всем, что случилось, даже намека. Возможные перебои с телеграммами объяснять плохим прохождением радиоволн".

   Легко сказать – перезимуем! Печки чадят, свет у карманных фонариков иссяк. Надо что-то срочно придумать. Движок решили запускать только на время радиосвязи. К нему приставили наиболее опытного и грамотного механика Сергея Кузнецова – прогревать, следить за режимом, «беречь пуще глаза» Надо было решить проблему приготовления пищи, добывания воды. Проблемой  остается прозаическая вещь – туалет. Скученность, как в теплушке, идущей на фронт.  Необходимость большой физической нагрузки на зверском морозе. И все это в наступлении длительной полярной ночи.

 Станция расположена в глубине Восточной Антарктиды в районе Южного Геомагнитного Полюса и Полюса холода нашей планеты. Она находится на расстоянии 1260 км от берега и 1410 км от «Мирного».

В этом районе станции преобладает ясная, малооблачная погода с очень низкими температурами в течение всего года. Средняя годовая температура воздуха равна — 55 град., максимальная — 89,2 град.

   Основные сооружения станции, размещенные на снежной поверхности ледникового плато, состоят из главного здания с кают-компанией, жилого здания, аэрологический павильон с радиолокатором, электростанция, здание буровой установки и другие помещения. Над станцией возвышаются две сорокаметровые металлические мачты, на которых подвешена антенна для специальных геофизических наблюдений. В 100 метрах от станции проложена взлетно-посадочная полоса.

. Первые годы зимовочный персонал состоял из 11–16 человек, а, начиная с 1970 г., увеличился до 23 человек.

21 января 1962 г., в связи с временными трудностями в снабжении, станция «Восток» была законсервирована, и до 25 января 1963 г. работы на ней не производились.

   На станции выполняются систематические наблюдения по аэрометеорологии, геофизике, гляциологии, а также медицинские исследования. С 1970 г. здесь ведется бурение ледникового покрова. Кроме того, она является базой для полевых маршрутных исследований в Центральной Антарктиде.

Снабжение станции и смена зимовочного состава осуществляется из «Мирного» самолетами и санно-гусеничными поездами.

Для чего производится бурение на станции «Восток»? Еще в первую экспедицию ученые поняли, что нужно осваивать Антарктиду не только вширь, но и в глубь.

«Восток» — это кладовая науки! А наука знает, с какой глубины поднят керн льда, сколько ему лет, что в нем содержится. В ледовых отложениях слой за слоем отражается климат нашей планеты за сотни тысяч лет, и, изучая антарктический лед, можно воссоздать полную картину климатического прошлого Земли.

   Если растопить лед, можно обнаружить микроорганизмы, метеориты и метеоритную пыль, состав воздуха, а также узнать, какие процессы происходили на нашей планете миллионы лет назад. Лед на станции «Восток» — это консервная банка! Растопи его и узнаешь содержимое! Здесь в середине 1990 годов , в результате бурения ледниковых отложений ( вначале термо - буровыми  снарядами, а затем  электромеханическими снарядами на электро - несущем кабеле)

   Совместными усилиями буровых групп Ленинградского горного института и ААНИИ, было обнаружено уникальное реликтовое озеро "Восток" ( крупнейшее подледное озеро Антарктиды). Оно расположено под ледяным щитом  толщиной около 4000 метров и имеет размеры приблизительно 250 километров в длину и 50 километров в ширину. Глубина более 1200 метров. Росгидромет подтвердил, что ученые достигли поверхности озера. Самое главное теперь – сохранить его в первозданном виде. Сейчас принимаются все меры к тому, чтобы в озеро не попал ни один микроб.

 За этими сотнями метров льда — не только десятилетия суровых антарктических зимовок, но и надежды на получение принципиально новых знаний. Эти метры могут вместе с доставленным из глубины ледовым керном принести настоящее чудо — живые организмы, не контактировавшие с внешним миром около полумиллиона лет.

   Первые предположения о том, что у дна ледяного щита на станции «Восток» происходит непрерывное таяние льда, высказали наши ученые Игорь Зотиков и Андрей Капица. Но им никто не верил. Даже после того, как были произведены работы по радиозондированию Полярным институтом имени Скотта (Великобритания). Лишь в 1995 г. в Кембридже в Полярном институте Скотта состоялась встреча международных экспертов, на которой существование озера было окончательно признано и подтверждены его местоположение и размеры.

   Учитывая опасность загрязнения озера, Международный комитет по антарктическим исследованиям (SCAR) принял решение и издал специальный документ, согласно которому дальнейшее бурение в районе озера приостановить ввиду опасности нанесения ущерба окружающей среде Антарктиды.

   Ранее было остановлено бурение скважины еще и из-за полного отсутствия средств у Российской антарктической экспедиции. Станцию «Восток» поддерживали с трудом с помощью американцев, которые обеспечивали транспорт и снабжение. За это они получали свою долю керна и исследовали его, пытаясь найти там микроорганизмы.

Ученые Санкт-Петербургского горного института в сотрудничестве со специалистами НИИ Арктики и Антарктики разработали безопасную технологию вскрытия озера. Международный комитет смягчился и разрешил продолжить бурильные работы на станции «Восток».

 

 

 

 

 

 

+2
20:14
43
RSS
Какова сила духа полярников, просто диву даёшься! Очень жаль тех, кто не вернулся домой… Спасибо, Григорий, за ваш рассказ! Люди должны знать, какой ценой осваивалась Антарктида.
11:53 (отредактировано)
люди толком землю ещё не освоили
уже собрались марс к рукам прибрать
непоседы
тяжело даж и представить се
чё там начудим
Григорий, очень интересно. Слог понятен, легко читается текст. Главным считаю то, что Ваш труд имеет огромную историческую и познавательную ценность. Надеюсь, что будет напечатана Ваша полноценная книга об Антарктиде ( если таковой нет).
С уважением
Похожие произведения: