О русском стихосложении (вопросы теории)
Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
428
Лермонтов
101
Есенин
272
другой
197

Из цикла: "У черта на куличках"-2 Был друг...

Заметки путешественника

Из цикла: "У черта на куличках"-2 Был друг...
БЫЛ ДРУГ...… 
( ИЗ ЦИКЛА «У ЧЕРТА НА КУЛИЧКАХ-2)
Пропадают с годами надписи на крестах могил, даже вырубленные имена на па мраморных плитах со временем исстираются, ничего не щадит неумолимое время на нашей грешной земле и всё со временем превращается в прах. Идут года, молодость проходит, но человеческая память остается, это единственное то, для которого время безвластно. Иной раз вспоминаются события, которые произошли, или были в доисторическое время в масштабах одной человеческой жизни, и так отчётливо, словно наваждение, как будто это было вчера. 
1.
Был у меня друг Василий Ильин. Мы с ним были примерно одного возраста, вместе работали на заводе «Змальпровод», он наладчиком станков, я- слесарем по оборудованию, только в разных цехах. Был Василий эрудированным, рассудительным парнем, много читал, многое знал, с ним интересно было общаться. Мы вместе с ним после армии участвовали в строительстве бараков на задах завода, которые в народе называли не иначе, как «Бухенвальд», где нам профком заводоуправления как семейным парам выделил по однокомнатной квартире. Вместе пошли в вечернюю школу и вместе участвовали в художественной самодеятельности предприятия. Через пару, тройку лет всесильный профком приобрёл комплект духовых инструментом и мы с другом Василием вечерами после работы сели осваивать азы музыкальной грамоты на кларнетах. Преподавал нам классный музыкант по фамилии Захар Нейзлер, всю войну руководил военными оркестрами в прифронтовой полосе. Труды наши не пропали зря, через несколько месяцев наш оркестр был украшением всех заводских вечеров в клубе. Иной раз мы и подрабатывали, сопровождая гроб знатного горожанина по улицам Томска до кладбища. Со временем в парке им. Ю. Гагарина вблизи проходной построили танцевальный павильон, что было модно в те годы, да и на заводе работала одна молодёжь. С этого дня все вечера по выходным мы с Василием были заняты в оркестре и веселили публику, за одно, финансово помогая семьям.
В 1959 году у меня в семье появился второй ребенок- сын Саша, а у Василия родилась дочка Эльвира. Так и шли мы с ним по жизни, дружа семьями и помогая друг другу. Когда детишки немного подросли, он и я купили одинаковые транспортные средства мотороллеры «Тула- 200 М». Почему их, а не что- то другое? Да просто в то время выбора особого и не было, кроме «Вятки», которая была одноместной и меньшей мощности. На более серьёзную технику у нас просто не было ресурсов. Но «Тулы» нас тогда вполне устраивали. У этой «покатушки» длинное сиденье, большой свободный проём перед водителем, куда я умудрился приспособить съемное лёгкое сиденье. Мы умудрялись вчетвером, я с женой и мои погодки дочка с сыном, помещаться на это двухколёсное чудо. То же было и в семье у моего друга. С тех пор мы частенько семьями покидали пределы Томска, бывали и за рекой Томью на лугах, где много небольших озер и где ловилась маленькая рыбка гольян в любую погоду и в любое время. Для нас и, особенно для детей, это был рай на земле. Гаи в те годы к нам таким было лояльно и не останавливало, да и транспорта на дорогах тогда в разы было меньше.
2.
К середине 60-х Василий сменил место работы и поступил сантехником в ЖКО Приборного завода, где ему с женой Надеждой дали «малосемейку», что намного лучше, чем жизнь в неблагоустроенном бараке. Встречаться мы стали редко из-за дальности проживания. Вот с тех пор в их семье, что -то пошло не так. Видимо из-за слабости характера, специфики работы, когда хлебосольные хозяева при каждой оказанной услуге, пытаются налить стопку, другую, и пошло, поехало. Как то приехав к ним в гости, а это путь не ближний, почти через весь город, застали его «под шофе», а Надежду плачущей. Разговора у меня с другом не получилось, тем более, он, пренебрегая все приличия гостеприимства, просто покинул нас. Я пытался с ним пообщаться, еще не раз, но он избегал со мной встреч. Месяца через три Надежда позвонила мне и сообщила, что Вася ушел из семьи, уволился с работы и уехал, куда то на север Томской области, устроившись работать в геодезическую экспедицию. 
Шли годы, но вестей от моего друга так и не поступило. Надежда, не дождавшись мужа, вышла вновь замуж. Как то при встрече она мне рассказала, что по сведеньям лиц, работавших с ним в те годы, Василий ушел на охоту в тайгу и сгинул. Всякие поиски так и не увенчались успехом. Надя долго его ждала, уже будучи в замужестве, она позвонила, и сказала, что в районе Черемошников живёт какой то Ильин Василий и просила навести справки. Я это сделал, но, увы, это был другой человек. Фамилия «Ильин Василий», как и «Иванов», в России хоть пруд пруди. Я думаю, если бы у моего друга жизнь сложилась по другому, он мог бы стать учителем, или даже учёным.
3.
С того времени много воды утекло. Я давно на пенсии, моему сыну Александру и Эльвире- дочери моего друга Василия в этом году «стукнуло» по 56 лет, у обоих уже есть внуки, но судьба моего друга в расцвете сил сгинувшего в неизвестности до сих пор как ржавый гвоздь сидит в моей памяти. Совсем недавно, рыская по интернету в поисках необходимого материала для очередного очерка, я наткнулся на заинтересовавший меня эпизод, описанный в рассказе Виталий Иннокентьевича Куприкова, почетного геодезиста России, который многие годы работал на Томских северах, руководил геологическими и геодезическими партиями, работал на Обь- Енисейском канале. Вот его дословный рассказ:
«…Всё уже было готово к работе, и вдруг- ЧП! Потерялся рабочий Иванов из бригады строителей. Рано утром, когда ве спали, он взял у бригадира в палатке боевой карабин и пошел поохотиться на глухарей, рассчитывая преподнести подарок своему начальнику в день рождения. Когда в бригаде хватились Иванова, подняли шум, стали кричать, бренчать чашками, котелками. Радист Николай Колобов завёл двигатель зарядки аккумуляторов, люди по очереди стреляли из своих карабинов, но ответного сигнала от рабочего не дождались. Подождав до обеда, вызвали из Енисейска вертолёт, но и с воздуха обнаружить пропавшего человека не удалось. Одновременно шли наземные поиски, в которых участвовали все полевые бригады. Вначале искали по следам, сохранившимся на некоторых заснеженных участках. Но снег быстро таял и следы затерялись.
Тогда я срочно вылетел на вертолёте в посёлок Сым. Переговорив с населением, нашел опытного следопыта- охотника из числа эвенков. Тот с собаками вначале уверенно шел по следам рабочего, но у ручья след потерялся. На другом берегу была найдена палка, при помощи которой незадачливый охотник перешел ручей. Здесь же обнаружили место его ночёвки под деревом. Поиски длились долго, но результата не дали. У нас были предположения, что Иванов попал в руки кержаков или еще каких отшельников, которые водились в этих местах- прячась от Советской власти, они ушли жить подальше в тайгу. В основном это были потомки бывших белогвардейцев, которые скрывались в этих местах еще со времён Гражданской. Местные власти на их существование смотрели сквозь пальцы. Мол, вреда району не приносят, живут за счет своего труда, никому не мешают и от государства ничего не требуют. Наших подозрений власти не разделяли. Однако других версий исчезновения рабочего у нас не было. Имея при себе боевой карабин с запасом патронов, вряд ли он мог погибнуть от зверя. Утонуть в воде ему было негде, серьёзной реки в районе поисков не было, а небольшие ручьи опасности не представляли. А вот карабин для любого жителя тайги — большая ценность, да и лишние руки в хозяйстве не помешают.»
Виталий Куприков со своей экспедицией работал на Обь- Енисейском канале в 1974-75 годах, когда произошли выше описанные им события. В этих же годах мой друг Василий Ильин сгинул где то в тайге в том же районе. Фамилии разные, но прошло столько лет, многое забывается. Тем более, фамилии «Иванов», «Ильин» не такая уж редкость, и перепутать их вполне допустимо. Мало ли было в экспедиции рядовых рабочих, у которых были похожие фамилии. Куприкова Виталия Иннокентьевича я искал по всем сайтам, но так и не смог найти, что бы навести справки. Как написано в справке об авторе «Белое пятно Сибири» Виталий Иннокентьевич Куприков давно на пенсии и, похоже, отошел от дел. Прочитавшим мою статью, если у кого есть какие -то сведенья об авторе, прошу вас, отпишитесь… Память, она как ржавый гвоздь в голове и не дает покоя. *** 24.12.2015. *** 
 
+2
16:37
364
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Читайте также: