О русском стихосложении (вопросы теории)

Душа ребёнка

Душа ребёнка
Много ребят учёбу не любили,               
Ведь их предназначение не в этом.               
Ища себя, немного походили,               
Найдя тотчас единственный тут метод.               

Из школьных парт воздвигли галеон,               
Да океан, создав из всех чернил,               
Подростки отправлялись далеко,               
Оставив в бездне нынешний их мир!               

Звёзд и созвездий в небе было уйма,               
И каждый юнга видел в них мечты.               
Куда завел Возничий тебя, путник?               
Стал ли различен в сущности то ты?               

Давно срубив все прочные канаты,               
Уж мчались все к невиданным просторам,               
И освещал дорогу им фарватер,               
И дух детей пленили чудом горы.               

Подошвы гор казались им капеллой,               
Оттуда песнь сирен шла к кораблю.               
И хоть погубят девы, как Отелло,               
Каждый кричал, - "Девчонок я люблю!”               

На всех, увы, девиц то не хватило,               
И силой дети брали тут добычу.               
Вся битва их была такою милой               
и жёсткой, сильно грубой, неприличной.               
 
Жемчужин на глубинах всех морей               
найдёшь ты много, но поверь, не сразу,               
И сердце прям как клад храни скорей,               
Но воспевай при этом свой же разум.               

Добру и злу, любви, да и обману               
ребёнок всему этому не бог.               
Морские гады наносили раны,               
Юный матрос уже не чуял ног.             

Обуял страх тот дивный галеон,               
В котором дружбы нет, увы, в помине.               
Треть экипажа ныне полегло,               
Так пусть хоть лидер их живых поднимет.               

В каютах капитана выбирали,               
Орали все, - "Хочу носить берет!”               
И лай собак, подобных волчьей стае,               
Тут значил мощный бунт на корабле.               

Бликами звёзд сияли шпаги дивно,               
А кровь пятнала палубу по-зверски,               
Звучали смерти отзвуки и гимны,               
И экипаж казался ныне мерзким.               

Прошло тут время, час, а может два,               
Мясные мухи оседлали трупы.               
Возможно, гнил последний капитан               
и думал с неба,- "Как же мы все тупы!”               

"И как же нам постичь весь океан,               
Да если мы понять других не в силах?”               
"В попытках тут найти самих себя,               
смогли узнать, что кровь наша красива!”               

Пороки томно ходят по каютам,               
Снуют они, подобно крысам в трюме,               
А юноша от горя пару рюмок               
вольёт в себя, чтобы не быть угрюмым.               

Страдать ещё все дети также будут,               
Но верить в это уж не могут будто,               
И бестолково предаваться чуду,               
Пока с небес все озирает Будда!               

На корабле сидела смерть во фраке.               
Тут буря все летит на галеон,               
А во главе её огромный кракен               
скажет ребятам,- "Жить вам нелегко”.               

Силы природы опрокинут мачту,               
Потом падет все судно махом в воду!               
И ведь не каждый выживет тут мальчик,               
То пусть хоть кто-то покидает омут.               

Волны несли лишь тех, кто жив остался,               
Их к берегу течение вело,               
И на земле, быть может, встретят стансы,               
Но никогда не выдадут весло!               

Открыв глаза на пляже из алмазов,               
Подростки широко раскрыли рты.               
Все пальмы здесь хрустальные, как вазы,               
И от тех пальм исходит черный дым.               

Весь остров – рай, но копоть тут струится,               
И дети в миг пошли искать причину,-               
"Зачем огню среди стволов ютиться?”               
Он ведь грозит природе лишь кончиной!               

Напропалую меж ветвей с кустами               
летел тут каждый к этому огню               
и на поляне, испугавшись, замер,               
Так как услышал страшное тут "Хрю”.               

Свиней завидев целую ораву,               
Каждый ребёнок стал теперь волчарой,               
Но не степным по облику и нраву,               
А лишь таким, в ком зло всегда рычало.               

Напали хищники на всю толпу,               
И грызли ноги свинтусов с оскалом.               
Навстречу им летел копытный бунт.               
Как дьявол, бушевало нынче сало!               

Разбиты были все довольно быстро,               
Сочилась кровь инстинктов водопадом.               
Погасли звёзды, да пропали искры,               
И это всё кому-нибудь да надо?               

Хотели все небес прямо в алмазах,               
Но тут они теперь будут в овчинку.               
Всю землю осквернив трупной заразой,               
Зверьё произносило эти фразы:               

"И как же нам попасть в Мариабронн? "               
"Да если мы клыками плоть порвали,               
Всадив когти свои свинье в ребро,               
Мы маску дьявола на лицах примеряли!”       

"И как убить любого просто волка,               
Покуда зубы скалит бывший человек?”               
Ребят сердца, подобны прочной стали,               
Они тверды, тверды будут навек!               

Смотря друг в друга, всё вокруг кричало.               
В глазах чужих — пороки да бельмо,               
В своих глазах — лишь ад и зла не мало,               
Весь мир не видел хуже ничего.               
0
66
Нет комментариев. Ваш будет первым!