О русском стихосложении (вопросы теории)

БОЛЬШАЯ МЕДВЕДИЦА

БОЛЬШАЯ МЕДВЕДИЦА

БОЛЬШАЯ МЕДВЕДИЦА (соперницы — везде соперницы)


Четвертая глава пятого акта сказки «Жил, да был усатый Кот — Астронавт»


152.

Дым пошел, взревел мотор, ветром унесло забор,

Только поезд не взлетает, хоть и тяга вырастает!

Что за Дьявол, что за Черт, зацепился что ли борт?

И откуда рой обуз? - вдруг табличка - «ПЕРЕГРУЗ»

Над табло зажглась огнем — знать проблема только в нем!


«Подождите! - сказал Рак — Значит, что-то здесь не так! -

Хоть и нужно доверять — не стесняйтесь проверять!


Оказалось, Черт возьми! - Люди, будте же людьми! -

Мурка-то, исподтишка, две подушки для Бычка

Захотела прихватить, чтоб послаще угостить!

И кричит Корова: «Му! Нынче другу моему

Лишь одной подушки мало — я еще одну достала!

Чтобы не было проблем — я одну подушку съем!»/


«Коли съешь, то ешь давай — вертолет он не трамвай -

Лишний вес ему претит — с лишним весом не взлетит!».


Кон поставлен на ЗЕРО - Мурка с перцем ест перо,

И ... подушку она съела! - Вот теперь - другое дело!


153.

Тучки с Солнышком сплелись — вертолет поднялся ввысь!

Можно радостно вздохнуть, предстоит конечный путь,

До Медведицы Великой, говорят, что многоликой ...

Но, дорога не псалтырь, что приводит в монастырь -

Пусть и все здесь иноходцы, но, ведь первые проходцы ...

Нет на картах их пути. Где-то можно не пройти ...

Попадутся вдруг завалы, иль глубокие провалы -

Пожиратели планет, что едят их на обед ...

Или же не в меру скор — пронесется метеор -

Не увидит сигнал «СТОП», лететь будет прямо в лоб,

И окажется без фар — то и жди большой удар!


Но не будем о дурном! Бортовой их метроном,

Показал при всем, при этом, на приборах скорость света!

Закричал Кальмар: «Глуши! - В преисподню не спеши!

Не дай Бог ты проглядишь, хоть чуть ... свет опередишь -

Понесется время вспять — тогда в небе не гулять

С нашим чревом нашим лицам — будет только единица

Может анти-кирпича из далеких... из начал ...»


Кот немного сбавил газ — проскочили на сей раз!


154.

Догоняем мы комету, как разменную монету.

Потерявшую свой хвост: «Неужели на погост

Ты летишь?» - ей крикнул Рак ... Хотя нет, стоит барак

Покосившийся немного, зато в нем ледышек много -

Замороженных бойцов. Но у всех одно лицо -

Круглый безугольный камень, а внутри холодный пламень!

Они что-то нам сказали, язык Раку показали

Помахали нам рукой, вошли в хвост — и был такой!


Летим дальше. Ведьма злая ... обуздала попугая

Возглавляя свой эскорт, а в хвосте лохматый Черт

Обуздал одну селедку, а другой махал как плеткой,

Чтоб метала та икру, а икра чтобы к утру

Превратилась бы в туманы, а туманы в ураганы ...


Крикнул Слон: «Это капкан! Нам не нужен ураган!

Ураган жужжит как шмель ... очень страшный, и на мель

Он сажает корабли, чтобы с курса все ушли!


155.

Открыл Слон одно окно ... потом с Раком, заодно

Стали ведьму обзывать, да кричать, что ее мать,

Чтоб иметь аж две метлы - самогонку со свеклы

Гнала десять лет подряд, продавала в детский сад ...

Для ползучих крепышей, гадов, разных и мышей»!


Ведьма стала возражать ... и сказала: «То не мать ...

И не десять лет, а семь, если точным быть совсем,

На ее девичий взгляд. Разливала в бочки яд,

Что из серы и клещей, варил дяденька Кащей!

Потом брал Кащей иглу, сам прокалывать дыру ...

Из дыры смолистый смрад, лился десять лет подряд,

Змеям в норы как елей, чтоб заправить ядом змей!»


Закричала ведьма: «Зык»! - Показала всем язык ...

Но у Рака созрел план — он с усов скрутил аркан,

И на ведьму запустил, но момент свой ... упустил. -

Аркан стукнулся о борт и попался только Черт! -

Зацепился за рога ... еще задняя нога

Притянулась к бороде ... Понял Черт, что быть беде

Сам залез через окно ... Вот такое-то кино!


156.

Черт сначала онемел. Постепенно осмелел,

Скулил: «Сколько буду жить, буду правдой вам служить!

Но, хоть завтра, среди дня ... отпустите вы меня,

А то мое чертыня ... пропадет же без меня!

А тем боле, что жена - его мамка, - Сатана,

Бывшая моя жена ... соскребает аж до дна

Из котлов в Аду смолу ... и еще служить ей злу,
Может лет ... эдак ... до ста , а чертенок — сирота!»


157.

Кот сказал: «Да отпусти, пускай в Ад к жене летит,

А то будет явный грех, если, не дай Бог, наш Греф

С ним подружит ... то тогда будет сущая беда!

Они ж все здесь продадут и со златом в Мир уйдут!».


Греф послушать захотел, не успел ... Черт улетел ...

Подкатил, как к горлу ком ... и Греф щелкнул языком ...

«Кот, зачем ты не сказал, я б в углу его прижал -

Он из Ада б ... из смолы ... Ах, ты, черт его бери!

Наскреб злата с пол мешка! Эх, свалял ты дурака!


Знай, Кот, в сере кипятят ... олигархов — там летят,

Что могли понастяжать, горы краденых деньжат! -

Ставлю, Кот, тебе на вид, по натуре, без обид,

Ты шепни тихонько мне, и мы вместе Сатане

Ультиматум завертим ... и возьмем с них, что хотим!»


«Греф! - Рак свистнул — ты с умом?! Что ты лезешь как с дерьмом,

С хваткой грязною — хапуг?! В этом Кот тебе не друг -

Хоть с каких смотри высот — он начальник ... и пилот!

Ты немедля повинись, может, даже поклонись,

А то видишь, вот клешня! Ты попляшешь у меня!»


158.

Греф обиделся, ушел ... но, к Корове подошел,

Выпил чашку молока: «Как спалось?» - спросил Быка,

На муке залез в кровать, стал храпеть и крепко спать ...


И так ночь, потом весь день, иль другая дребедень

Попадется на пути, так, что Господи прости!


Вот, однажды самовар, не какой-то, чтоб ... товар ...

А клубка-а-ми дым валил, темней чертовых чернил!

Ну, а в том густом дыму, разбавляя телом тьму -

Почти тысяча Наяд, напрочь сбросив свой наряд,

Становились на ножи, извивались как ужи ...

И такой из них был ком — не опишешь языком!

Ну, а может не Наяд, а совсем другой отряд

Резервистов Сатаны — дезертиры от войны!


Потом дымный шар ушел, за ним огненный пришел,

Явно что не здешний шар, потому, что в шаре, тварь

Очень скверная на вид ... брала пару пирамид

Высотою до небес, где покоился Рамзес,

И лепила из них блин ... Да кричала: «Для мужчин

Я даю, как дар, блины, чтобы не в огне войны

Они гибли как товар, а давали б свой навар

Из таких же мужиков - ничего, что простаков!

Мир не будет искажен, когда все, для нежных жен

Будут строить города ... Все леса, поля, вода,

Даже Бог и Сатана — и красавица весна

Станут женам тем служить, чтоб надежней было жить ...

Если будет в том успех — то исчезнет стыд и грех!»


Появился, вдруг, бульвар, стал на ноги самовар

И кому-то как бы мстил, в себе краник открутил,

Стал на Запад и Восток, брызгать с паром кипяток!

Повалил из крана пар до костей ошпарил тварь!

Потом дымом зарычал, по медвежьи закричал,

Что был тварью искажен ... его смысл и сказ про жен!

Дескать, он не то хотел ... и ракетой улетел!


А ошпаренная тварь, попросила чтоб отвар

Ей налил в ладонь не кран, а явившийся тюльпан.

Знать тюльпан здесь где-то рос, может в цветнике из роз

Или, где чертополох — значит климат не был плох.

В цветнике исчезла тварь, копить яд на самовар,

А, быть может, даже мед, подсластить потоки вод ...


159.

Здесь же крупная пчела, три планеты в плен взяла,

И водила хоровод пока лился из них мед.

Когда вылился весь мед, и остался только лед,

В виде шестигранных сот, от подножья, до высот

Превратила она в воск, только так, чтоб был не броск,

Чтоб никто не угадал, где воск с медом пропадал ...


Как-то раз из темноты, кто-то прыгнул на винты ...

Вертолет стал падать вниз!.. Слон забрался на карниз,

В хвост вцепился ему Рак, если что, чтоб подать знак.

Слон там что-то стал гонять, своим хоботом пинать ...

И раздался сверху стон: «Ради Бога, добрый Слон,

Дай немного отдохнуть, был далек, опасный путь

Мы ж летим сюда с Левшой, от Медведицы Большой.

Чтоб дорогу показать, про порядки рассказать.

И в том вовсе не беда, что вниз падаем. Туда

Нам и нужно прилететь, чтоб в дороге не сгореть.


Потому, что там вверху, Черт с Чертихой, на току

Молотили Звезд Снопы, что их срезали серпы ...

Искры там!.. Их целый рой, стоят много верст горой!


160.

К вам зайдем мы, и с Котом, пролетим как под мостом,

Под тем огненным дождем ... Открывай окно, мы ждем»!

Зашли. - Вроде два яйца, без начала, без конца ...

Не поймешь с каких границ. На тех яйцах много лиц,

Как светились изнутри — с кем захочешь, с тем и ври!


Присмотрелись — это ж мы, как из собственной тюрьмы

Сами смотри на себя, себя в зеркале любя!

Скажем слово,вспыхнет свет — говорим себе ж в ответ

Да такое, что душа, самое ж себя круша

Скажет правду, как на зло! — Не везло, так не везло!


Кот варганит письмецо, чтобы с письмецом яйцо

Отправлялось прямо в МУР, с уголовных, чтоб фигур

Правду матку выводить, а другим не навредить!..

Соглашается Яйцо, во внутрь прячет письмецо ...

Закружилось и в окно ... Далеко уже давно ...


Ладно! Дальше сяк, да так! Был еще один пустяк,

Но его мы обойдем. Пролетаем под дождем!

Потом сушит Солнца луч, Солнца ихнего, не жгуч ...

То Медведица, их Мать, чтобы нам уют создать

Процедила все лучи. Приказала, чтоб в печи

Огонь сильно не горел, для уюта, только тлел ...

Несмотря, что ей в укор, возмутился метеор -

Дескать, будет недожог, метеор тогда как лох,

Превратится сразу в пыль! - Ну зачем такая быль?!


161.

Но Медведица, их мать, попросила осознать,

Что она дала обет, на семьсот, каких-то, лет,

Притушить всего лишь печь,чтобы ладно грунт испечь,

Когда будет дар весны — грунт, пригодный для сосны.

То не будем гнать пургу, а посадим здесь тайгу!


А ты наш, ведь, метеор, то не нужно чинить спор ...

Полезай немедля в печь, из тебя, чтоб грунт испечь!

В грунт воткнем сосну и ель, и ты будешь слушать трель

Всевозможных местных птиц, сколь захочешь — без границ!

Согласился метеор ... не хотел он лишь, в упор,

Лезть. Сказал: «Я посмотрю ... на других, потом сгорю»!


162.

Уже чаще попадались ... места, где на смерть бодались,

Тьма волшебница ... и Свет. Только Свет дарил букет

Всех оттенков и цветов и был весь из теплых слов!

А пришла царица Тьма... съела все ... и как тюрьма

Все оттенки поглощала. Она явно не прощала

Вне себя красивых лиц, лишь терпела пенье птиц.


Пролетаем. На задворке, примостилась на пригорке,

Без соседей, а сама ... из камней больших корчма.

Приоткрыла окна, двери. Из камней взирают звери -

Гласом каменным кричат — мы милее всех зайчат!

Не смотрите, что мы грубы, что у нас из камня зубы !..

Мы зубами не грызем — сами же не подползем -

Потому храни живот, не клади мне палец в рот!


Что касается внутрянки, слышны крики — голос пьянки

К нам доносся тако-о-й!!! - Видно там на перебой

Каждый хочет доказать, что умеет слог связать

Без любых понятных слов — в морду дал, и будь здоров!


Мы здесь завтракать не стали — так как чуточку отстали

От всех графиков своих. И сам Мишка — наш жених

Часа два не ел, не пил, лишь усердно торопил -

Поминутно стал реветь: «Гони, Кот, а то Медведь

Там появится другой — я же буду, как изгой!»


Прилетевшая Сорока — точно Гоголя Солоха,

Отвечала на вопросы — дескать здесь одни отбросы -

Вся из центра шушера! Здесь скопились шулера,

Так как их Центральный Суд, выселял сюда за блуд ...

То не стоит здесь обедать ... вы же будете не ведать

Как они своей улыбкой оберут вас всех как липку!


«Пролетим лишь пять минуток, и в добавку двадцать суток,

Прилетим тогда до центра, уже в роли пациента -

Как голодный, на обед, то уже без всяких бед,

Если Греф оставит злато, поварам, как бы в зарплату,

Вам дадут погрызть хоть кости — так как вы родные гости».


Но не выдержал Медведь, стал ругаться и реветь:

«Дай-ка мне эту Сороку! И я съем ее с наскоку!

Даже перьев не оставлю, сказать правду мне, заставлю!

Двадцать суток мне постится, чтоб костями подавиться!

Дай мне, Кот, ее прибить, это место застолбить!

Кто пройдет здесь, чтоб все знали — ложь мы правдой доконали»!


Тут сорока месть узрела, стрекотнула, улетела,

Но съязвила: «Косолапый, хоть колган ты свой царапай,

Хоть и шерсть из ягодицы ... Вырывай! Не будь я птица,

Чтоб тебе не отомстила! Знай, болван, я так решила,

Чтоб Медведица Большая, к тебе ненависть питая,

Отослала б тебя к Малой ... и наделала б аврала,

Чтоб, летя к ее берлоге, протянули свои ноги»!


163.

Рак не смог стерпеть издевки, из усов соткал веревки,

Как ковбой закинул лассо, а он делал это классно!

И поймал! - «Ну что попалась?! - Теперь Раку ты досталась!

Я тебя защекочу, иль еще ... что захочу

Буду делать с твоим телом, чтобы правдой ты созрела»!


И взмолилась вдруг сорока: «Щекочи, но лишь пол бока,

А другой мне бок не трогай, чтобы я могла дорогу

Показать вам покороче — пролетите за полночи!

Каюсь! Я хотела брата ... за Медведицу посватать,

Только совесть не проснулась ... и я сильно промахнулась» ...


164.

«Ну гляди! - ответил Рак. - Я хоть мал но не дурак!

Я поставлю ватерпас, положу под ним компас,

Буду тщательно следить! - Ты не сможешь навредить!»


Через ночь и пять минут, вспыхнули, то там, то тут

Ярко-красные костры, а минуты через три

Вроде шли казаки в бой, загорелся голубой,

Между красными, костер ... А потом, все это стер

Сполох алый от звезды. Засверкали вдруг пруды

Тихих и прозрачных вод. В них купался небосвод,

И огромных три Луны ... И как звуки от струны,

Эхом тихим разлились. Лебеди с водой слились,

Отражались белизной ... Все твердило — Мир иной -

Есть ни что - как волшебство — не земное существо!

Пруд вдруг делался стеной ... вертикальной ... не одной -

Параллельной ... и тогда, как с высоких гор вода

Превращалась вся в каскад. С шумом нежным водопад

Лился как из скальных пор ... появлялись пики гор ...

Между ними яркий луг засиял цветами вдруг;

Меж цветов жужжанье пчел ... Будто кто-то все учел -

Зов хотений, зов страстей — для желанных, для гостей!


Будто кто-то сочинял, постепенно фон менял -

Испарялись вдруг цветы ... Потом плод — цветов мечты,

Появлялся не простой, с ним стелился золотой

Ковер сотканный зарей. Над ковром туманный слой,

Превращался в небосвод. С неба капал сладкий мед,

Возле тверди мед твердел. Мастера кирпичных дел

Мед формуют в кирпичи. Повара же — куличи

Медом мажут и пекут. А ткачи рубашки ткут.

Чтобы было сладко спать, столяр мастерит кровать.


165.

Вдруг пришло, как будто зло — поле снегом замело ...

И для маленьких утех, санки прыгнули на снег.

Возле санок как огонь бьет своим копытом конь!

А копыто — бриллиант. В хвост вплетен роскошный бант ...

Ржет по русски: «Прокачу! Над луною пролечу,

Потом сяду под горой, подниму копытом рой

Снега, инея и льда и придет ко всем тогда

Изумрудная весна — из реалий, не из сна!


На меня — зовет — взгляни — я бегу, ты догони!

За мной вслед текут ручьи и кучкуются грачи,

Как в России по весне! Я кричу, поверьте мне:

«Сейчас вырастет Дворец, и ... две сотни сильных плеч

Будут тот Дворец держать, чтоб царицу уважать,

Что живет одна в дворце, из цветов и трав в кольце!


166.

Да, Медведица она, не из шелка, не со льна,

А из тела! В нем есть кровь, в ней закована любовь!

И любовь на вираже ... миллиарды лет уже! -

Это значит она ждет, что однажды к ней придет,

Небом суженный, Медведь, чтобы ярко с ним гореть,

На созвездии одном! ... Чтоб однажды астроном,

В трубу ночью посмотрел, и сказал: «Да, я созрел,

И развеял свою грусть — в небе тоже моя Русь!»


И растет дворец цветком, окружается венком,

Раскрывает лепестки ... нежно, ладно, мастерски!

Между белых лебедей ... не поверите? - Ей-ей!

Дева красна из любви! А Медведь ... как визави,

Посылает свой поклон, только превратился он

В рыцаря, на том коне, что явился нам в огне!


Раздается звонко: «Ах!» Всех друзей обуял страх!

Слышен шепот: «Что за страсть? У кого такая власть

Чтоб Медведя из тайги? ... Мы б сюда своей ноги

Нынче бы не показали ... Не у Черта ж на вокзале!

Сколько лет его везли! Где бегом, а где ползли ...

Пропахали Юр и Мел, не за тем, чтоб он гремел

Как литаврами поляк ... ой, не русский это знак!»


167.

В трубку Кот набил табак ... и кресалом кое-как

Зажег трубку, прикурил ... а потом заговорил:

«Это, вот ... он наш Медведь! ... И поэтому — не сметь!

Одевать его утробу ... в нежелательную робу!

Я, Мадам, вас попрошу ... А иначе укушу!» -

Продолжал диалог Рак: «От укуса будет знак!»


Все померкло, все уснули ... толь часы, толь дни минули ...

Но, как свет пробил глаза — то густая бирюза

Разливалась в чистом небе ... видели такое ... где бы ...

Коль сюда б не занесло? Дерево вокруг росло ...

В центре замок из порфира — то ли модная квартира,

То ли царская палата, но... отнюдь совсем не хата -

Пристанище бедняка ... Ведь уже издалека,

То строенье приближалось, на глазах у всех рождалось

Очень чудное гнездо ... С самого подножья до,

Той горы, до ее пика ... слышался восторг от крика

Золотисто-яркой птицы. То прибежище орлицы ...

Как взмахнула раз крылом — мигом стал Медведь орлом

С мощным клювом, острым взором, только все вскричали хором ...

Кричал громче дядя Петь: «Орел — он же не медведь!

То зачем мы били ноги, возвращались с пол дороги,

Чтоб Медведицу увидеть! Мы ж не шли ее обидеть,

Так чего ж она сама, сошла вроде бы с ума?!»


Кот к кресалу кладет губку, вновь прикуривает трубку,

Потянул табачный дым ... к пикам гор, давно седым

И к реликтовым лесам. Кот за дымом летит сам -

Лапы врозь, а хвост трубой, чтобы дать орлице бой!

Подлетает он к Орлице, не за тем, чтоб веселится -

Значит взял серьезный тон. Что-то вспомнил про закон,

Рассказал, на самом деле — зачем мы сюда летели!


И орлица пред орлом, машет вновь своим крылом,

Раздолбила клювом кремень, и ... опять настала темень.


Сколько дней, иль лет прошло ... к сожалению число

Мы сей раз не застолбили, позабыли может ... или

Протекло так много вод, что заиленным стал брод!

Но, как только свет пробился, Медведь чуточку подбрился,

Чтоб казаться молодым, как в саду от яблонь дым.

Повозился Рак с усами, а Кальмар сказал: «Мы сами

Можем брови малевать, на них сказки рисовать.

Чтоб на теле моем, оном ... был всегда хамелеоном

Не разгаданный вопрос — ни к чему бы не прирос.


«Что ты врешь Хамелеон! - возмутился уже Слон! -

Да несешь абракадабру, посмотри на свои жабры ...

Ты малюсенький Кальмар — пока дров не наломал

То садись на кирпичи — других слушай, сам молчи!»

Пока здесь рождались споры - вырастали вокруг горы,

Горы поднимали плато, даже, может, и без блата ...

Здесь работали Вулканы - блат Вулкана в воду канул

С паром, ревом, страшным шипом — ну какая в чертях липа!

Ведь любой их документ, любой коп в один момент,

Если что, разоблачит, пожурит и накричит!


Там на плато пирамиды, дополняли свои виды

Тем что были сверху двери ... ну, как окна, но ... не пери

Из дверей глядела вниз, потом стала на карниз ...

Ей чего-то было мало, потому, что так рычала! -

И не рыба, и не птица, а взывала страшно львица!

Ей хотелось, знать, любови, а быть может даже крови!

И тряслись от страха горы, бушевало где-то море! -

Его брызги из Востока, промывали Львице око,

Чтоб она вокруг смотрела, бралась с пафосом за дело!

И она опять рычала, рык Медведю посвящала ...

Наш Медведь не торопился, но, однако, превратился

В Льва, огромного буяна — от любви, наверно, спьяна!


Стал отряду неподвластный, ну, а Лев, то зверь опасный

Но своих не признает, честь Коту не отдает!

Сам кальмар дрожали с Раком, в норку спрятались со страха.

Понапрасну дядя Петь, своей цепью стал греметь!

Цепь Лев тут же вырывает, в пирамиду запускает ...

Цепь подхватывает Львица — ох, и штучка, ох, и птица!

Принимает за согласье — дескать свадьба в одночасье!


Слон взревел: «Имейте Бога! Православны мы и строго ...

Мы к Медведице летели, а здесь Львы, на самом деле!

Да и странные замашки — вместо роз дарить ромашки!

Кот, быстрее кури трубку, мы со львицы сорвем юбку!

И березовой ей каши ... чтобы знала, как все наши

Здесь по полной угощают — ни за что не отвечают! -

Ты не Лев, ты околдован ... не позволим тебя вдовам ...

И тебе на ней женится! Не Медведица ж, а Львица,

Тобой хочет поживится ... И ... потухла вдруг зарница ...

Наступила снова темень ... Кот достал кресало, кремень ...

Хотел выкресать огонь ... только видит ... скачет конь -

Только это ему снится ... Всем под дождик сладко спится.

Во сне сладко угощают, наповают теплым чаем

И с малиновым вареньем, на столе лежат соленья,

А к соленьям коржи с маком ... Спят они пол года с гаком ...

В гаке может круглый год ... Раньше всех проснулся Кот.

Повел ухом, продрал очи ... Толь Сорока где стрекочет,

То ли ветреная душка, над Котом кует Кукушка,

Замоляя все грехи, в танце пляшут петухи.

Где овес, и где пшеничка, несет курочка яичко.

Без присмотра ходят гуси, ждут давно приход Маруси.

Время, как бы на закланье, висит в небе ожиданье ...

Вслед за ночью ушли бури, где-то водят шуры-муры

Возле леса на опушке, стоят стройные избушки -

Распрекрасные жилища, на крылечках лежит пища,

Безо всяких прибамбасов — сала нет и нет колбаски -

Все орехи, да грибочки, ежевика бродит в бочке,

По рецепту, видно, мага — будет фирменная брага!

Помидор лежит на блюде ... Черт возьми! А где же люди?!

Нет людей, одни лишь печки, каша варится из гречки.

Что за страсти, что за чудо?! - Где мы нынче и откуда?


Воробьи здесь воду пили, они ж нас и разбудили.

Они нам и рассказали, исключительно, что знали ...

Не сейчас... а... в оны веки, был здесь сказ про Человека ...

Как попал никто не знает, лишь Медведица гадает -

Все раскладывает кости ... ждет, что к ней приедут гости

Не какие-нибудь хамы ... а приедут с женихами.

Главный гость будет Медведь ... а Медведица-то ведь,

Коротает в одиночку ... ей бы сына, или дочку ...

Но какие ж в мире твари, размножаются без пары?

Вот она гостей ждала, все слепила, что могла.

Она где-то взяла книжки, по ним строила домишки ...


Все рубила топором, где был камень брала лом

И каленые зубила, ямки день и ночь долбила,

Чтоб колонны в них поставить, где углы, то их оплавить ...

Камни клала на костер, чтоб ребром не был остер ...

Все старалась для гостей ... только долгий час вестей

В местный штаб не приходило. И она уже забыла

Кого в добрый час ждала. Но не так давно пчела ...

Года два тому, иль три, мед несла в монастыри;

То сказала, что в пространстве — не по трезвому, по пьянстве,

То ль еврей, а может лях, когда вы «Чумацький шлях»

Проезжали, похвалился, что он с вами веселился!


И что Кот ваш, командор, затевая разговор,

После рюмки, с чумаком, рассказал что он знаком

Толь, с Медведицей Большой, толь с сестрой ее меньшой.

И, чтоб там Тайгу сажать, мишек маленьких рожать,

Летит с миссией Медведь!.. А медведица-то, ведь,

Тоже грезит о Тайге и медвежьей мелюзге ...


А Сорока, что была ... с вами вместе ... наврала,

Что летите не к Большой, а к сестре ее ... Меньшой!


Вот поэтому она, чтоб узнать состав звена

Вашего... Его настрой... Повстречалась со сестрой,

Чтобы дать вам честный бой! - Лох, ваш Мишка, иль ковбой?!

Если Лох, то пусть летит ... куда дальше ... Не претит

Устав наших двух Миров, совершать, иль нет, улов

Всех транзитных поездов. А вот выводок дроздов

Подсказал — Медведь не плох! - В вас Корова ловит блох!


Вот тогда наш лучший Маг, чтоб узнать — кто друг, кто враг,

И устроил этот смотр, как ристалище, как спорт.

И войдя, то в роль Орлицы, То Мадонны, потом Львицы,

Ее младшая сестра проиграла на ура!

Значит Мишка ваш, к тому ж, очень верный будет муж.


И велела вам Большая, хоть немедля, не плошая

Расселяться по домишкам, чтобы счастье дать детишкам.

А они ж на берегу садят радостно тайгу.

Да, а ваш ворюга Греф, познакомясь с дамой Треф,

Что была в вашем отряде, уже строят злата ради

Междузвездный банкомат, чтобы этот автомат

Собирал все злато в кучу ... А собрал ли? — Я озвучу ...


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Если Бог, не то что бремя, даст кусочек еще время

Не подохнет мой Пегас, и... спросив, читатель, вас -

Я с Котом вернусь на Землю ... а другого не приемлю ...



0
36
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Читайте также: