Меня убили в Кандагаре

Меня убили в Кандагаре
Тип произведения:
Музыкальная лирика
Валерию Лабину (посмертно)
 
В кровавом рейдовом угаре
Душманским скошен я огнём.
Меня убили в Кандагаре,
При первом выходе моём.

В «зелёной зоне», на прочёске
Младая жизнь оборвалась,
И по коротенькой причёске
Обильно кровь моя лилась.

Жизнь, что на вид крепка и спела, 
Хрупка, как глиняный сосуд.
Душа и охнуть не успела –
Как позвана на Божий суд.

Судить солдата – эка сложность!
Со мной решилось в полчаса.
Презрев грехов моих ничтожность,
Меня позвали в Небеса

За то, что звания солдата
Не презирал, «свободе» рад,
Повесткой из военкомата
Не подтирал нахально зад;

За то, что битв и потрясений
Не избегал, судьбу кляня,
За то, что прИзыв мой осенний
Ушёл в поход не без меня;

За то, что верен был присяге
Средь чёрных ужасов войны.
К примерам преданной отваги
Здесь сострадания полны.

Напрасно жизни лишь сгубили
Той необъявленной войной.
Те «духи», что меня убили,
Теперь находятся со мной,

Поскольку в Небе этом чистом
Известно всем давным-давно
И клирикам, и атеистам:
Аллах и Ягве суть одно.

В тех, у кого сердца простые,
Любовь как лава горяча.
Здесь лучше всех живут святые,
Рукой не бравшие меча.

Кончаю речь итогом грустным,
Но верность истине храня:
Здесь хуже всех – иудам гнусным,
Забвенью предавшим меня.

Война по-прежнему в разгаре,
Безумен мир глухонемой.
Меня убили в Кандагаре,
Чтоб был услышан голос мой.
Звукозапись:
Гитара как оружие в войне с названьем Жизнь Дмитрий Ляляев
+4
63
RSS
20:36 (отредактировано)
Валерий Лабин – саратовец, мой сослуживец. Перед отправкой в Афганистан в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ), где мы проходили Курс молодого бойца, его фамилия на перекличке звучала непосредственно перед моей. Отправка нас разделила. Я попал в Герат, Валера – в Кандагар, где и погиб смертью храбрых. И немало таких парней, которые служили со мной, оттуда не вернулись. А потому пусть не удивляются те, которые считают ИЗЛИШНЕ СМЕЛОЙ мою гражданскую позицию. Я вполне мог не вернуться из Афгана уже в 80-е. И я в Афгане врагов не боялся. Так неужели сейчас кого-то на моей Родине испугаюсь? Это было бы позором в глазах моих погибших боевых товарищей.
20:49
Тем более-какие наши годы drink
А наши годы – как раз такие, чтобы не ударить в грязь лицом перед героями России. Перед НАСТОЯЩИМИ её героями, а не липовыми, которые получают звания участника войны, никогда войны не видя, – как Родион Газманов и им подобные мажорики. Видите ли, честь солдата НАМНОГО ВЫШЕ чести офицера. Поскольку солдат ЛЬГОТНОЙ ПЕНСИИ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА НЕ ПОЛУЧАЕТ. И потому СОЛДАТ НАВСЕГДА ОСТАЁТСЯ С НАРОДОМ. Пока смерть не разлучит…
21:13
Сильно, Дмитрий. Через сердце. В поселке, где я жила когда-то тоже парнишка не пришел из Афгана. Теперь школа носит его имя. Сколько из погибло… Сколько судеб изуродовано…
Школа в Заводском районе Саратова тоже установила мемориальную доску Валерия Лабина. Только легче ли от этого его несчастным родителям? Когда паскудные предатели подарили Афган американцам. А ведь ИМЕННО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НЕ ДОПУСТИТЬ ШТАТЫ В АФГАНИСТАН, наши парни там сражались и погибали!
21:21 (отредактировано)
Привет, земляк!
Написано открытым нервом, в таких стихах не хочется придираться к мелочам.
Помню, как меня потрясло небольшое стихотворение Юрия Беридзе на ту же тему:

«Из пламени да копоти —
в мир светлой тишины…
Теперь, выходит, Господи,
ты вместо старшины?
Тогда прими по описи:
'калаш', бронежилет,
рожок в кровавой окиси —
пустой, патронов нет.
А гильзы-колокольчики
усыпали поля.
Сперва патроны кончились,
а вслед за ними — я.
Пиши, Господь: солдатское
исподнее бельё,
душа моя арбатская
и тело — без неё...»


С наступающим Новым годом!
21:28
+1
Афганцам-братьям, павшим в злой войне,
ПлачУ я долг стихами боевыми.
Погибшие в далёкой стороне
Досель у Бога числятся живыми.

Не вправе я и слОва лжи сказать,
Запретно лицемерие любое.
Следят за мною строгие глаза
Тех самых, НЕ ВЕРНУВШИХСЯ ИЗ БОЯ.

И сердце, закалённое в огне,
Горячей кровью салютует павшим.
Не для того я выжил в той войне,
Чтоб стать в России без вести пропавшим.

Покойтесь, братья! Ваш окончен бой.
Священна ваша смерть за Русь Святую.
Но для меня не прозвучал отбой,
И я за вас в Отчизне повоюю.
21:57
Должен сделать ещё одно пояснение. Разумеется, заглавие моей песни перекликается с заглавием известного стихотворения Твардовского «Я убит подо Ржевом». Однако одной похожестью названия дело и ограничивается. Содержание кардинально отличается. Когда я писал стихи в память Валерия Лабина, впоследствии ставшие песней, я отнюдь не ориентировался на текст Александра Трифоновича. Не моя вина, что герой Твардовского пал подо Ржевом, а Валера погиб в Кандагаре. Сходство заглавий обусловлено лишь схожестью судеб русских солдат, погибших за Родину.