Альфа-банк

пРИКЛЮЧЕНИЯ аЛИСЫ В гЕРМАНИИ

пРИКЛЮЧЕНИЯ аЛИСЫ В гЕРМАНИИ
пРИКЛЮЧЕНИЯ аЛИСЫ В гЕРМАНИИ

Эротический триллер



 
 
Глава первая

"РАЗБЛОКИРУЙ!"



"You can unblock me – I almost died!" (*Разблокируй меня, я чуть не умер! – перевод с англ.)

"С каких это пор мой телефон присылает звуковые оповещения о новом смс от контакта из черного списка?! На фига тогда вообще этот черный список? – подумала Алиса, нехотя отвлекаясь от работы и глядя на свой мобильник. - Так, это снова он...  Гари."

"«I almost died!» - от Короны что ли? У него с легкими вроде бы наследственные проблемы были... Или ДТП? Как у меня?

Ой... Да он повторил слово в слово МОЮ тогдашнюю фразу!

3 года назад она подействовала и он простил меня. Вернулся.

Но я - сейчас - его обратно не возьму. Так что лучше не реагировать."

Алиса попыталась сосредоточиться на начатом письме клиентам. Доделала, раздражённо замечая за собой, что волнуется. Достала капли "защиты" ауры. Выпила их с водой и забыла про смс.

Однако в обеденный перерыв во время ежедневной прогулки мысли вдруг перенеслись на три года назад. И Алиса задрожала.

Раннее утро, зима, туман, темень загородной трассы. Почти лобовое столкновение с непонятно откуда вынырнувшим уродливым авто.

Внезапный удар, пыль от раскрывшихся подушек безопасности, сотни трещин на лобовом стекле, вздыбленный капот и всё еще играющая музыка.

Первая мысль: "этого не может быть". Вторая: "что со мной?" Третья: "где мой телефон?"

В окно постучали. Дед. Открыл Алисину дверь со стороны водителя, заглянул: «Выключите двигатель. Ключ поверните.»

Мотор заглох уже навсегда. Музыка стихла. Дед аккуратно наклонился через неподвижную Алису к кнопкам управления, включил аварийку.
 
- Как Вы себя чувствуете?

- Не знаю. Боль в груди.

- Вы вызвали скорую? Полицию?

- Нет.

- Я вызову, не двигайтесь. Где у Вас аварийный треугольник?

- В багажнике, - прошептала Алиса.

Мужчина пошел к багажнику, достал из него треугольник и больше не вернулся. Тут до Алисы дошло, что он, видимо, ехал сзади и теперь вернулся к своей машине. Из оставленной открытой двери сильно тянуло холодом.

Подошёл молодой мужчина. Сказал, что виноват. Извинился. Собрался уходить.

- Закройте, пожалуйста, мою дверь! – попросила Алиса, боясь пошевелиться.
Мужчина закрыл ей дверь и исчез.

Алисе повезло, она выжила. Несколько месяцев диких болей, в одиночестве и отчаяньи. К жизни вернула работа. И новая машина – надо же было что-то брать на замену убитой старой. Когда, если не теперь?

И Алиса осуществила свою давнюю мечту – купила себе мини Ауди. Просто набрала в гугле марку машины и свой город, потом просто отправила на работу запрос по кредиту. Судьбе, видимо, было угодно, чтобы все сошлось, и оно сошлось.

Продавец-частник не только оказался внушавшим доверие полицейским, но еще и в цене уступил и "обновку" тогда еще малоподвижной Алисе под окна пригнал.

Малышке-машинке было уже немало лет, но выглядела она отлично, особенно в летних колесах с литыми дисками. И каждый раз, подходя к гаражу и открывая ворота, новоиспеченная хозяйка приходила в трудноописуемый восторг от вида этого чуда техники.

Фейерверк положительных эмоций, несомненно, способствовал выздоровлению после аварии. Но никак не проходил страх во время езды. И глаза. Алиса, сверявшая в школьные годы свои ответы на контрольных через плечо девчонки на соседней парте, теперь не могла сфокусировать взгляд. И не различала 3Д.

Врачи сказали, что это посттравматический синдром. Если он пройдет – зрение восстановится. Чтобы прошло – надо успокоиться и жить, как раньше.

Для "как раньше" нужен был Гари.

Но его не было. И даже хуже: он заблокировал Алису в знак того, что между ними всё кончено.


 
Глава вторая

"Из Болливуда в Перувуд?"

 

Для "как раньше" нужен был Гари.

Но его не было. И даже хуже: он заблокировал Алису в знак того, что между ними всё кончено.
И неспроста.

За 2 месяца до аварии Алиса начала встречаться с новым мужчиной. И честно написала об этом Гари: "I met someone" (*Я кое с кем познакомилась – перевод с англ.).

С какой стати ей было это скрывать? Гари же не скрывал, что был женат. И Алиса врать не хотела - ложь портит карму. И ещё не хотела причинить Гари боль, если вдруг он, ничего не подозревая, встретит ее с другим. Только и всего.

Но в ту долгую минуту тишины, после отправки своего сообщения, она вдруг отчётливо услышала звон. Ей послышалось, что разбилось сердце.

ЕГО СЕРДЦЕ.

Хотя он повторял ей столько лет, что в любой момент сможет "выключить свет" и что они никогда не будут по-настоящему вместе.

Алиса сначала удивилась звону, потом ужаснулась. Но было поздно. Ровно через 62 секунды после прочтения ее новости Гари написал: "Удачи" и заблокировал Алису.

И всё пошло наперекосяк.

С новым "кентом" отношения складывались странно. Приезжая время от времени с ночевкой, он рассказывал про то, как 300 лет назад он был пиратом, а Алиса была его женщиной. "Мы с тобой узнали друг друга, вспомнили, ты понимаешь?!" - спрашивал он в волнении. Алисе эта история показалась интересной, а вдруг и правда?

- Раз я мужчина - ты должна мне подчиняться! - настаивал бывший пират.

- Хотела бы я на это посмотреть, - отшучивалась Алиса.

- Мой отец был чистокровным перуанцем, я тебя еще воспитаю, женщина! - шутил ей в тон мачо.

Мужчина он был горячий и ловкий, и Алиса уже было настроилась его слушаться, когда неожиданно вмешалась его бывшая девушка.

- Она подкарауливает меня возле моего дома и грозится покончить с собой!

- И чего именно она от тебя хочет?

- Моей любви и чтобы все снова стало, как раньше.

КАК РАНЬШЕ.

Эта фраза, видимо, тогда настолько поразила Алису, что непосредственно вторглась в ее судьбу. Этими же словами впоследствии врач озвучит ее последнюю надежду на возвращение зрения, но вернемся пока к "перу-вуду".

История с угрозой лишить себя жизни не выходила у Алисы из головы, и своими постоянными мыслями она невольно "притянула" к себе фильм на эту тему. По сюжету фильма, рассчетливая фурия точно также пугала своего избранника, он повелся и даже почти женился на ней, но потом всё понял и все равно ушел.

- Обычно такими угрозами бросаются манипуляторы, так что можешь не волноваться, - успокаивала потом Алиса своего друга. - А почему вы расстались?

- Она стала мне изменять после того, как я сказал, что не планирую в своей жизни ни жениться, ни заводить детей.

Разговор снова зашел о "бывшей" и выяснилось, что она была почти втрое младьше мачо, да еще и успела по его настоянию сделать себе аборт.

- Как ты мог требовать от молодой девушки быть с тобой, отказываясь от свадьбы и даже от детей?

- У меня уже трое сыновей, самому тоже надо пожить!

- А как ты будешь жить, если она действительно покончит с собой, ты подумал?

- Почему мы опять о ней говорим?! Эта лживая тварь обручилась у меня за спиной со своим коллегой-индусом и после этого чуть не уехала со мной в отпуск, ты забыла?!

Упоминание коллеги-индуса немного покоробило. Алиса знала по собственному опыту, что наследники страны камасутры и йоги были наделены врожденными талантами... "Бедный перуанец, каким же для него станет ударом если он и меня встретит с индусом, не с тем же, конечно, но суть-то от этого не меняется. Хорошо, что Гари сам меня заблокировал."

- Маленький отпуск с тобой после помолвки с другим - это, конечно, ужасно, - произнесла офигевшая Алиса вслух почти без иронии. - Видимо, ты все равно был ей очень дорог.

- В итоге эта сучка осталась ни с чем, ни свадьбы - ни отпуска! - возбужденно вспоминал полу-перуанец. - Жених подкараулил нас у ее подъезда.

- И вы подрались? - встрепенулась Алиса, за всю свою жизнь ни разу не слышавшая о реальной драке из-за женщины.

- Вот еще. Пока индус отбирал у нее кольцо и бегал выбрасывать его в мусорный бак, я выгрузил из багажника ее вещи и уехал.

"Ну вот, как всегда, никакой драки! - мысленно расстроилась Алиса. - А как же борьба за свою любовь, за свою женщину? За свое личное счастье, в конце концов?! Ведь малышка была не только молода и красива, но еще и слушалась его, в лучших перуанских традициях! Хотя аборт это был уже перебор... Оставила бы ребенка, сохранила бы себе и карму, и семью, и папаша бы никуда не делся, - у перуанцев дети на первом месте в жизни. Молодая и глупая, вот этот эгоист и не стал за нее драться и просто уехал. Зато мне же лучше."

Образ Алисиного нового мужчины явно не был идеальным, но она таяла, прижимаясь к нему спинкой перед сном так, словно он действительно был создан только для нее. А своему телу она привыкла верить.


---
 
- Перувуд - это где?
- Ксю, вот ты опять с глубокими вопросами. Сама подумай!

- Ну... Голливуд - но в Перу?
- Почему сразу "голливуд", там же индусы замешаны!

- А. Но "болливуд" в названии слабо просматривается.
- Спасибо. Тогда изменим. "Из Болливуда в Перувуд" - так понятнее?

- "Из Боливуда в Перувуд - и обратно", хи-хи.
- Ужас. Но там так и вышло...
 


Глава третья

400 кубических сантиметров


Да, своему телу Алиса доверяла.

И это самое тело, понежившись на сон грядущий, укатывалось на свою половину кровати немного поспать, а потом просыпалось среди ночи уже в разгаре пиратских игр, притом в самых неожиданных позах.

Особенно интересно было по утрам. Проснувшись первой, Алиса сбрасывала под одеялом пижамку, сладко потягивалась и по-кошачьи пристраивалась на гостеприимном и просторном плече пирата. Он непроизвольно приобнимал ее в ответ и, случайно попав рукой на какое-нибудь интересное место, просыпался и начинал поглаживать кончиками пальцев ее кожу.

От этого еще сонное и расслабленное женское тело наполнялось сладкой истомой и проказница, прихватив лежавшую на ней руку, поворачивалась на бок, утягивая за собой перуанца в позу «две ложечки». После чего, невинно прижимаясь к нему всей своей задней поверхностью, она триумфально погружалась в полудрему, чувствуя оживление нижней мужской плоти.

Между двумя полуспящими любовниками появлялся некто третий: он рос, пульсировал, распрямлялся и любопытно постукивал по Алисиным бедру и попке.

Перуанец, не подозревая подвоха, окончательно просыпался. Чувствуя себя в ответе за своего младшего брата, он, не меняя позы, аккуратно пристраивал его между Алисиных ног, якобы, стараясь не разбудить их хозяйку. Мнимых засонь охватывало внезапное нестерпимое желание сиюминутно совокупиться именно в этой позе.
 
Оба прислушивались к дыханию друг друга, понимая, что вот-вот "начнется".

- Мне скоро ехать на работу, - шептала Алиса, слегка раздвигая ноги, - если сейчас не встанем, не успею приготовить завтрак.

- Значит, только кофе, - шептал в ответ перуанец, подхватывая движение ее ног и раздвигая ей пальцами последнюю внешнюю складочку кожи.

- У нас 10 минут, - отвечала Алиса насаживаясь раскрытой росистой розочкой на пылающий оголённый меч.

Почуяв эту утреннюю росу, бывший пират терял голову и начинал в исступлении вонзать свой венец творения в жертву по самую рукоятку.

И это было блаженство!

- Ой, уже 15 минут прошло! - спохватывалась "жертва". - Останемся без кофе?

- Придется без кофе. У меня там сейчас такой колокол, просто так я тебя не отпущу, - возбужденно шептал ей на ухо мачо.

- Да ты у нас сегодня звонарь?

- "Звонарь"-то как раз ты, ты же мой колокол раскачиваешь... Я сегодня Биг Бен.

- Мой большой Бен... Спасибо, что не Нотр-Дам.

- Бабское название нам-с не подходит-с, - тут пират ловко перекувыркнул Алису на себя так, что она оказалась сверху. - А ну дай мне тоже позвонить... в твои литые колокольчики!

- Не кусаться!!

- Сидеть!! У меня не четверо рук!

- Биг-бен, биг-бен, - раскачивалась Алиса, - биг-бен, биг... кстати, для перуанца ты великоват, они вроде некрупные.

- Умница. У меня по материнской линии швейцарская кровь.

- Странная смесь. Вот почему ты такой высокий... А сколько в тебе сейчас кубических сантиметров?

- В тебе - не меньше 400. Моих кубических сантиметров.

- Верю. А теперь я хочу как минимум столько же твоих кубических сперматозоидов.

- Тогда молчи, женщина! Раскрой губки и молчи...

Как ни странно, следуя его указаниям, Алиса неожиданно быстро достигала оргазмов - веселых и легких - после которых можно было радостно ехать на работу или также радостно засыпать.


И вот случилось ДТП.

- Рентгеновские снимки переломов не выявили, показаний для госпитализации на данный момент нет, - неожиданно для Алисы констатировал врач отделения реанимации с длинной греческой фамилией Папандотиус.

"Точно грек, еще этот акцент", - мелькнуло в голове у Алисы, лежавшей на каталке.

- Даем вам до конца недели больничный, потом снова на осмотр, - продолжал молодой доктор.

Алиса, уже мысленно видевшая себя на операционном столе, не верила своим ушам. "Домой?! Со мной всё в порядке?! А это жжение... насколько компетентен этот грек?" - быстро подумала она.

- Вы уверены, что нет переломов? Мне больно двигаться.

- Что значит "больно?!" Вам должны были еще в машине скорой помощи поставить капельницу с обезболивающим.

- Я отказалась.

- С какой стати?

- Хотела быть в курсе того, что происходит с моим телом. Боль - это важный показатель.

- Хорошо, я распоряжусь и вам поставят капельницу, - бросил доктор, уже направляясь к выходу из палаты.

- Нет!! Я лучше потерплю.

- Ах, да вы разбираетесь в садо-мазо? - грек передумал уходить и участливо посмотрел на Алису.



-------
*400 см3 были посчитаны по формуле: pi x r x r (пи на р на р) c проверкой по телемосту "Париж-Лимбург". Спасибо, Ксю! :D
------
 
 
 
 

Глава четвертая

КАРАМБА!!* или ПИРАТ ЕСТЬ ПИРАТ


- Ах, да вы разбираетесь в садо-мазо? - врач-грек передумал уходить и участливо посмотрел на Алису.

Та пропустила это странное замечание мимо ушей.

- Вы уверены, что нет опасных повреждений? - спросила она, внимательно глядя врачу в глаза.

- Мы сделали вам 6 рентгенов - на снимках переломов точно нет. Но все равно следующие пару дней будьте внимательны, как последствие аварии еще могут произойти инсульт или инфаркт. Или просто может стать очень больно. Я дам Вам с собой пару таблеток.

- Большое спасибо. А можно прямо сейчас немного воды?

- Можно. Вам принесут. И если Вас некому забрать, наш администратор вызовет Вам такси.

"Забрать" Алису было некому. Такси подъехало к самому входу больницы. Потом, за небольшую доплату таксист донес ей сумку до двери квартиры.

Сняв ботинки без рук, упершись носком в пятку, Алиса написала пирату смс, что попала в аварию и что уже дома.

Зашла в ванну. Сперва кое-как помыла руки, брезгливо сняла с себя всю одежду, которой пришлось соприкасаться с больничными предметами, и бросила ее в корзину для стирки.

"Хорошо бы в душ, но это сейчас без шансов, - подумала она, уже сидя на унитазе. - Как бы не простудиться... эти уроды отобрали пуховик прямо на улице, когда клали на каталку. Хотя нет, почему же "уроды", у них инструкция... еще укрыли же потом каким-то странным тонким одеялом из пластика... было невероятно холодно... потом в реанимации одеяло забрали... Отца так в больнице переохладили и потом еще 2 недели лечили от пневмонии... "Живодеры", - рассказывал он потом... И меня сегодня весь день постоянно раздевали..."

Тут Алиса словно провалилась в фильм, не замечая, что так и сидит все там же, на собственном удобном унитазе, совсем раздетая. Она снова переживала этот день и одновременно наблюдала за собой со стороны, словно смотрела видеоролик по Ютубу. Кабинет рентгена... вот ее подвезла на каталке к стене женщина в белом халате. Помогла встать.

- Снимите всё выше пояса, потом прижмитесь грудной клеткой вот сюда к прибору и не дышите, - сказала медсестра и выскочила за дверь.

"Излучение в этой палате опасно для жизни... поэтому она так быстро сбежала, - подумала Алиса в видеоролике. - А у меня расстегнут лиф, как неудобно... или его тоже снять?..."

Бюстгалтер ей расстегнул еще в машине врач скорой помощи... Спросил: "Разрезать или сможете приподняться?"... Просунул лежавшей Алисе руки под спину, сам приподнял ее, определил на ощупь пальцами вид застежки, расстегнул лиф и с деревянным лицом освободил под водолазкой грудь. Дышать стало легче. И белье не испортили...

"Сейчас вообще сказали снять всё, что выше пояса, а как это сделать?" - "видео-Алиса" потянула наверх свою черную водолазку, но остановилась от внезапной жгучей боли... Испугалась, что поранит осколками костей жизненно важные органы, легкие или печень... Даже стоять было тяжело, от отчаянья и страха текли слезы.

Медсестра вернулась, стала помогать... Приподняла Алисины руки, аккуратно закатала наверх ее водолазку, удивленно взглянула на болтавшийся над оформленными от холода сосками бюстгалтер. Одно за другим всё было снято и сложено на кушетку.

- У, какие! - не удержалась медсестра, глядя на Алисины "выше пояса", - хорошо, доктор не видит. И не ревите, до свадьбы заживет.

- Спасибо, - улыбнувшись, всхлипнула Алиса. - Ваши тоже очень даже. Джинсы снимать?

- Врач сказал делать только грудной и шейный отделы. А где еще болит?

- В области копчика тоже жжет.

- Тогда расстегните джинсы. Просто приспустите. Трусы тоже. Так сойдет. - С этими словами медсестра бесцеремонно вжала пациентку титьками в ледяной экран и вышла.

Чтобы спокойнее перенести холод, Алиса представила свою любимую городскую сауну. Вот она выбегает из разгоряченной парилки на зимний воздух, от ее кожи валит пар, тело жаждет ледяной воды и она включает душ... От сильной струи грудь поднимается и принимает свою лучшую форму, все мимо проходящие мужчины цепляются за нее взглядом... "Красота и холод... Красивой быть приятно... Холодно - значит приятно..."

Груди и лицо мешали тесному контакту с поверхностью рентгена - Алиса отвернула голову в бок и максимально надавила торсом вперед, на белый пластик. "Красота и холод... Холодно - значит приятно..." - повторяла она про себя.

Воспоминание о холоде вернуло ее в реальность, в домашнюю ванную комнату. Алиса все еще была раздета. Ее бил озноб, от долгого сидения на унитазе затекли ноги и онемели стопы. Она оперлась локтем на расположенный справа от нее подоконник и встала. В стопах словно закололо иголками - это возвращалось кровообращение.

Алиса надела двое шерстяных рейтузов, длинную телогрейку, поверх еще ангорский свитер. Потом еще завернулась в плед и достала сигарету. Обычно она курила только перед сном, на балконе. Но теперь был не тот случай. Приоткрыла окно в спальне, затянулась. Под окном стояли машины соседей, а место ее машины было пустым.

Еще бы, ведь любимая Алисина машинка была искарежена, разбита в хлам! С недавно сделанной антикоррозийкой и новыми зимними колесами... 8 лет назад она была куплена прямо с завода, Алиса сама выбирала цвет... Снова потекли слезы. Цвет был вишневый, как у ее первой русской Лады "девятка"... Алиса очень бережно относилась к своей машине, не жалея денег на дополнительный уход. Она так ее любила, что вряд ли когда-нибудь решилась бы поменять ее на другую, более новую. И, видимо, любовь была взаимной. Словно преданное животное, машина приняла на себя весь удар, спасая хозяйке жизнь.

Вдруг на парковку под окнами подъехал большой БМВ. Из него кое-как выбрался не кто иной как перуанец, в белой помятой рубашке и с пышными, крашенными в ярко-черный цвет волосами. Не глядя наверх и не замечая, что на него смотрят, он поковылял к подъезду такой походкой, словно, это он был после тяжелой аварии.

Звонок в дверь заставил Алису спешно затушить сигарету. Она закрыла окно и так в пледе и пошла открывать.

- Привет. Ты что, курила? - спросил перуанец после беглого поцелуя. - Ой, да у нас тут кто-то весь в слезах! Ну, рассказывай.

Пока он разувался, Алиса вкратце описала свое утро.

- Покажи грудь. Кровь есть?

- Нет, но больно дышать и даже плакать.

- Где болит? - продолжал расспрашивать пират, уже моя руки в ванной.

- Шея, грудь и копчик. Ни лежать, ни сидеть, ни дышать, - как я теперь жить буду?

- Не реви. Тебе сейчас просто необходим секс, иди ко мне.

- Да ты что? - зареванную Алису трясло от озноба. - Мне сейчас ничего нельзя!

- Это врач сказал?

- Дурак, я не спрашивала...

- Не дурак, а физиотерапевт. Я чувствую твою ауру и состояние твоего тела. - Он привлек Алису к себе и начал распутывать замотанный вокруг ее торса плед.

- Не надо... Мне холодно.

- Я тебя согрею и тебе сразу станет лучше. Поднимай ручки вверх, так, кофточка..., штанишки..., а теперь ложись аккуратно на спину.

Алисе не верилось, что в такой день она могла нравиться как женщина, но, будучи еще в состоянии шока после аварии, она послушно делала всё, что ей говорили.

Это был их последний секс.

Потом мачо заботливо настоял на том, чтобы отвезти Алису в автосервис, в который была доставлена ее разбитая машина. Помог забрать из нее вещи, выгрузил их у дома Алисы и, не прощаясь, уехал навсегда.

Алиса несколько раз писала ему, прося приехать и побыть с ней. Поработать у нее из дома. Хотя бы поспать у нее. Он отвечал, что очень занят, отвечал всё реже, а потом совсем перестал. И Алиса спала одна.

Жгучие боли в грудине, пояснице и шее не пугали - переломов нет, просто жжет. Страшно было от болей в голове и слепивших неоновых кругов, появлявшихся перед глазами во время сна. Ярко-синие формы перетекали в ярко-желтые и обратно. Алиса просыпалась, тянулась рукой к выключателю, включала свет и лежала, боясь закрыть глаза и снова заснуть.

Эмоциональное состояние было ужасным. К тому же она обнаружила, что стала плохо видеть.

"Неужели это всё? Смогу ли я снова работать? Буду ли когда-нибудь снова счастливой? Останусь ли теперь навсегда одна, без мужского плеча?

А этот псевдопират? Как же так, после 300 лет знакомства?! Что могло случиться? Или он вернулся к своей молодой курице? Или испугался, что я останусь инвалидом? И это после того, как он говорил, что я - ангел, посланный ему небом, чтобы вернуть веру в людей после предательства его подруги!

И еще этот конструктор в шкафу, который я уже купила, чтобы подарить на Рождество его младшему сыну...

А ведь нам было хорошо вместе!...

И, пожалуй, самое обидное это то, что я уже начала его слушаться, а для этого мне пришлось начать ему доверять. Все-таки 300 лет знакомы... За что мне это?

Или он своей прежней девушке ту же самую историю про пирата рассказывал? Ведь это так оригинально и романтично! А может, он вообще всем подряд одно и то же рассказывал?!... Карамба!!* Пират есть пират.

В любом случае, спасибо вселенной, что его сущность вскрылась уже сейчас, в начале наших отношений, пусть даже таким жутким, жестоким образом..."

----------
Карамба!!* - чёрт возьми! (пиратский жаргон)

 


Глава пятая

"ЧЕРНЫЙ ДЕМОН"


И тут снова вспомнился Гари.

Как же хотелось ему позвонить! Позвать на помощь, попросить привезти воды и продуктов... Алиса поняла, что сделала страшную ошибку. "Это наказание? Может, мои невзгоды от того, что Гари меня проклял? Как в свое время меня прокляла моя первая свекровь, когда узнала, что я увезла ее внука жить за границу?.."

Гари был непростым человеком.

В Европу он попал чемпионом по боксу. Приехал из Индии по спортивной стипендии. Любимчик женщин и душа мужских компаний, он был еще и не дурак. Спорт спортом, но, получив высшее образование, он в силу своего усердия и везения быстро пошел в гору. К 30 годам он был уже директором предприятия в 200 человек, а на момент знакомства с Алисой открыл собственный бизнес, составив конкуренцию своему бывшему работодателю. За что на него и был подан судебный иск, причем не кем-нибудь, а нефтегазовой корпорацией BP (*British Petroleum - Бритиш Петролеум) в лице местного представительства - сети автозаправок ARAL. Но Гари только посмеивался и говорил, что "эти парни ему тоже не нравились".

Этот монолит, черный демон, защищавший Алису от темных сил, был необходим для того, чтобы всё стало "как раньше".

Но она не могла его позвать. Во-первых, стеснялась. Во-вторых была заблокирована.

И до чего же она обрадовалась, когда на Новый год Гари вдруг сам прислал поздравление!

 "Значит, разблокировал и не сердится?!" - Алисе показалось, что небо вняло её мольбам.

- Did you curse me? (*Ты меня проклял? – перевод с англ.) - спросила она в ответ.

- Нет. С чего бы? - ответил Гари.

И тогда, слово в слово, как теперь в его сообщении из черного списка, она написала ему, что чуть не погибла: "I almost died".

Завязалась переписка. Через пару дней Гари заехал за Алисой на своей шикарной машине и они отправились завтракать. А еще через пару встреч всё стало «как раньше».

Ну, почти.

Местом примирения индус назначил свой любимый свингер-клуб. Тот самый, в который запускали только пары, состоявшие из мужчины и женщины.

Алисе, измученной после аварии страхами и болью, было бы приятнее провести время вдвоём в спокойной, домашней атмосфере, но она не стала спорить. От расположения Гари теперь зависели ее зрение, здоровье и вообще всё её будущее.

Чувствуя себя виноватой из-за перуанца, она опасалась, что в клубе Гари из мести станет ухаживать за другими женщинами, а потом и не просто ухаживать. И заставит Алису всё это созерцать и ждать своей очереди.

Тут важно сказать, что за много лет их совместных поездок в подобные клубы у них так ни разу и не было секса с другими парами. Индус время от времени слегка возмущался, говоря, что "суть этих заведений заключалась именно в обмене партнерами".

Но Алиса, которая и на Страшном Суде не смогла бы вспомнить всех своих бывших любовников, почему-то была категорически против свинга с незнакомцами. И, не желая объясняться на эту тему с Гари, отвечала, что она "в принципе не против, просто ей должен понравиться мужчина из второй пары".

И ей никто не нравился. Её смуглый друг сильно не настаивал, возможно, ему было приятно сознавать, что его спутнице из всех присутствовавших нравился только он. К тому же эротичные праздники были сами по себе интересны, ибо были организованы на высшем уровне как в плане кухни, так и в плане разнообразия программы. Рождественский ужин при свечах под музыку на рояле, казино Лас-Вегас, курсы тантрического массажа, вечер с качками-жиголо или с леди би, профессиональный стриптиз, выступления полуодетых гимнасток на шесте, - и всё это среди публики в дорогих секси-костюмах!

В общем, Алиса уже настроилась на Гарин мстительный игнор или даже измену и решила сразу после ужина удалиться в имевшуюся в этом же клубе сауну. Наблюдать за похождениями индуса она не собиралась и на болливуд была не согласна.
 
 
 

Глава шестая

"КАЧЕЛИ"
 

Подъехав к дому Алисы, Гари не вышел из машины и потом, когда она села к нему, прохладно поздоровался и включил радио. Дорога до клуба занимала около часа. Разговор не клеился.

Платя за вход, индус сам записал их вымышленные имена в книгу регистрации гостей, потом молча протянул Алисе ее ключ от шкафчика в раздевалке и первым пошел вниз.

Гардеробные помещения располагались в подвале 4-х этажного здания клуба, по заслугам носившего название "Оазис". С одной стороны здания было поле, с другой - маленькая речка и лес. Ближайший населенный пункт находился в нескольких километрах. В дополнение к тому, что поблизости и так не было ни души, огромная территория "Оазиса" была обнесена высоким забором.

Итак, в подвале были раздевалки.

 Этажом выше располагался просторный ресторан с баром, дискотекой и сценой. В начале вечера гостям предписывалось появляться там в нарядной одежде: мужчинам в костюмах, женщинам - в коктейльных платьях. За ужином у пар была возможность присмотреться друг к другу чтобы при желании продолжить знакомство на верхних этажах.

 За шведский стол из бесчисленных закусок, горячих блюд и десертов отвечал Гарин соотечественник, прекрасно разбиравшийся в том, что следовало кушать, чтобы по-максимуму насладиться вечером. Кориандр, имбирь, инжир, легкие соусы, свежие травы, рукола, спаржа, оливки, лимон, отборные фрукты и ягоды не отягощали желудок и деликатно подстегивали желания. А огромный ассортимент белковых продуктов способствовал выработке и восстановлению сперматозоидов.

Яства были включены в любых количествах во входной билет, но гостям было вовсе не до еды. На неограниченных напитках клуб тоже не рисковал разориться - гостям ночью еще надо было ехать домой.

- Намасте, рад снова видеть вас здесь, - кланялся повар, обходя столы, и каждый раз надолго сцеплялся с Гари языками на их родном диалекте Панджаби.

Над рестораном размещались ещё два этажа, на которых разрешалось ходить в стиле «ню», однако, учитывая высокую стоимость входных билетов, именно там следовало изучать новинки эротической моды, притом, сразу на моделях обоих полов. На этих двух этажах было необычное интимное освещение, легкая расслабляющая музыка и весьма занимательный антураж, разжигавший самые сокровенные фантазии.

Странным образом из обслуги там не было ни души, но это было бы даже лишним.

Вдоль длинных коридоров стояли полки с чистыми, белоснежными полотенцами и вазами с презервативами, остальное гостям предлагалось исследовать самостоятельно.

Вот круглое маленькое оконце, через которое видна широкая качеля, подвешенная цепями к потолку... А за ней стена для сладкого распятия, с кожаными креплениями для рук и ног.

Вот дверь в залу с зеркальным потолком и мягким гига-диваном, на котором уместились бы человек 20-30... Вот выход на балкон с таким же огромным ложем и с видом на бассейн.

Дальше по коридору плотно закрывающаяся дверь, а за ней сауна. Как же без нее?

Рядом просторная, отделанная кафелем тропическая берлога с подвешенными вдоль стены душевыми шлангами, ни одной отдельной кабинки...

А дальше узкий, темный лабиринт, из которого доносятся разнообразные стоны и звуки ударов... винтовая лестница куда-то наверх с предупредительной надписью, что дальше не будет слова "НЕТ"... и снова комнаты с прорезями в стенах на разной высоте - для тактильных экспериментов или просто любопытных зрителей.

В тот вечер в раздевалке Алиса быстро переоделась из джинсов в черное облегающее платье с абсолютно открытой спиной. Спереди юбка переходила в сужавшуюся к верху полочку платья, крепившуюся на шее с помощью двух бархатных завязок и прикрывавшую предметы Алисиной гордости, расположенные выше талии.

Стоило подтянуть полочку повыше, и, элегантно просвечивая, она вполне прикрывала бюст - на время ужина самое то. И при переходе на верхние этажи можно было не переодеваться: просто ослабить тесьму на шее, приспустив по центру ткань и бесстыдно высвободив по краям обнаженные груди.

Был правда еще один нюанс: чем надежнее был прикрыт верх, тем короче получалась юбка. Алиса в сомнении вымеряла последние сантиметры перед зеркалом, перетягивая платье то выше, то ниже.

- Ты что, в таком виде в ресторан собралась?! - не удержался от восклицания Гари.

- А что? Формально всё прилично, - ехидно ответила Алиса, продолжая вертеться перед зеркалом.

- Ну тогда пойдем, - скомандовал Гари, и, не заметив, что его спутница еще стоит босиком, ринулся в направлении выхода.

Алиса скользнула в стоявшие наготове шпильки и побежала за ним, мысленно уже представляя себя в одиночестве в сауне.

Но, к ее удивлению, на лестнице по пути в ресторан Гари внезапно остановился, развернулся, притянул Алису к себе за талию и начал целовать. Целовать... Целовать. И по поцелуям она поняла, что в этот вечер её никто ни на кого менять не собирается и что в сауну она пойдет только после ее любимой качели на верхнем этаже клуба. И всё это будет вместе с Гари.
 
 
 
 
 
Глава седьмая

"КАЗИНО"


Шли недели, нервы и зрение Алисы начали восстанавливаться, вместо "как раньше" было лучше некуда.

Благодарная, она сопровождала Гари повсюду, где это было уместно, всячески стараясь ему угодить. Узнала, как готовить стимулирующие легкие блюда. Научилась правильно охлаждать и наливать ему пиво. Отсиживала с ним честно перед телевизором "Формулу 1". Делала ему маникюр, пока он смотрел футбол. Но главное, в силу своей бойкой фантазии, не давала ему скучать.

Счастливый индус часто приезжал к Алисе в гости, ходил с ней в рестораны, сауны, клубы, казино и на прочие развлечения.

А потом его словно подменили.

Вместо того, чтобы радовать и удивлять свою женщину, он пытался ее разозлить или заставить ревновать. Стал чаще и чаще раздражаться, кричать на Алису при официантах и гулять без нее по разным компаниям, присылая свои фотографии с другими женщинами.

Алиса расстраивалась, не понимая, почему, чем больше она старалась, тем меньше ее ценили и желали ее общества. К тому же она не умела ревновать, считая эти эмоции недостойными, и вместо скандалов и разборок уходила в себя.

Неприятные эпизоды повторялись один за другим в разных формах, но суть была одна: Алиса снова почувствовала себя «младшей женой» в семье буддистов, а не равноправной и уважаемой любовницей.

У Гари шел сложный период в бизнесе: неожиданно все его главные менеджеры сговорились и в один день подали заявления об уходе.

- Они мне это на зло! В-одиночку я не справлюсь! - жаловался он Алисе.

- Почему не справишься, ты отлично разбираешься в своем бизнесе, - ободряла она в ответ.

- Они в-четвером не просто так у меня на зарплате сидели!!

- Уход "по собственному" означает, что им не положено пособие по безработице. Они что, все четверо успели найти новую работу?

- Не думаю. Согласно контракту, двое из них обязаны отработать у меня еще три месяца. Две дамы... Видимо, рассчитывают за это время найти другое место.

"Эти люди проводили с Гари очень много времени вместе и хорошо знали его. Насколько он должен был их разозлить или обидеть, чтобы они решили все, в один день, объявить байкот?" - думала про себя Алиса.

- А как они объяснили причину?

- Солидарностью с коллегами, веришь?!

- Хорошо, что у тебя теперь есть еще три месяца на поиск новых менеджеров.

- Так эти сучки наверняка сразу уйдут на больничный!

Всё это казалось Алисе странным. Впомнилась машина скорой помощи, она сама на каталке, врачи звонят с её сотового в семь утра её шефу, находившемуся в ту неделю в отпуске... "Здравствуйте, извините за беспокойство, хозяйка телефона рядом, она попала в аварию и не может говорить... Как называется страховая компания вашей фирмы?... Так, записываю... Продиктуйте адрес места работы... да, спасибо... почти лобовое столкновение, везем ее в больницу для обследования..."

После ДТП именно Алисин шеф, а потом и все коллеги пришли ей на помощь. "Рабочий коллектив - это же семья! Как надо было разочаровать своих сотрудников, чтобы они решили не просто уйти, а сделать шефу на прощанье как можно хуже?"   

Время шло и разлад между Алисой и Гари тоже усиливался.

Алисе даже стало казаться, что она выделяла какую-то необходимую для Гари энергию, когда ему удавалось ее расстроить. Зачем еще было, встречаясь с ней, портить ей настроение? А поведение Гари в самом деле все чаще было невоспитанным и неприятным.

Например, в ночь на день рожденья Алисы они поехали в Висбаден в знаменитое казино. Гламурный план, прекрасный повод. Всё обещало сказку.

Алиса вызвалась сама вести машину, чтобы впервые с момента ДТП попробовать трассу, шедшую не к ней на работу. Гари обрадовался, что сможет нормально выпить и обещал водителю моральную поддержку.

Именинница надела платье под цвет глаз и, подкрасившись, выглядела как картинка. До города добрались хорошо, хотя Алисина паника от встречных машин вогнала ее пару раз в холодный пот. А при выборе места парковки уже начали ругаться: Гари не хотел далеко идти, Алиса не хотела ставить машину в неположенном месте.

- Ставь, где я показал! Если что, верну тебе деньги за штраф! - настаивал индус, привыкший к благородному риску.

- А на чем мы домой поедем, если ее заберут на штраф-стоянку?

В итоге нашли полусомнительный компромисс и двинулись к центру города.

- Раз уж мы приехали на твоем бензине, приглашаю тебя перед игрой на пару бокальчиков вина. Как раз до обратной дороги успеет выветриться, - радушно предложил Гари.

- Отличная идея, - вежливо согласилась Алиса. - А ты заметил моё платье?

Гари промямлил что-то невнятное и Алиса с грустью вспомнила поэта Мишу, недавно сравнившего ее фигуру со скрипкой Страдивари... С Мишей они ни разу в жизни не встречались, у них было чисто творческое общение, но, получив доступ к Алисиному фейсбуку, он сделал ей сюрприз: разместил под ее фото невероятно красивые стихи.
 
"Дрожь рядом с Вами непрестанно,
уходит хмель из головы.
Вы из прозрачного тумана,
Из сладкой облачности Вы!(...)"

"Да, Гари - не поэт, зато будет весело", - снова настроилась на хороший вечер Алиса.

В баре индус сразу же залез на ненавистную его спутнице круглую табуретку и гостеприимно махнул рукой на вторую, рядом.

В коротком коктейльном платье сидеть на высоком табурете было крайне неудобно, к тому же у него не было спинки, чтобы облокотиться и повесить сумочку. Гари начинал бесить.

- Ты какая-то недовольная. В чем дело?

- Кое-кто забыл предложить даме выбрать место. Я бы села за столик.

- Мы же на пять минут сюда!

- Хорошо, я потерплю.

- Принесите нам карту вин за столик, пожалуйста! - неожиданно произнес Гари, вежливо улыбнувшись девушке, мывшей за стойкой бокалы.

Алиса радостно перебралась за нормальный стол и, сев на нормальный стул, наконец, расслабилась после напряженной дороги за рулем.

И надо же было так случиться, что принесшая меню молоденькая официантка, уходя, не заметила Гарину ногу и запнулась! Он поддержал ее под локоть, она покраснела и начала извиняться.

- Да что Вы, что Вы! - лукаво замурчал индус, - мне даже приятно. Можете о меня спотыкаться, сколько вам будет угодно!

Девушка покраснела еще больше и убежала наливать заказанное вино.

Алиса подавила в себе острое желание как следует пнуть Гари под столом, потом порадовалась, что под рукой не было бокала, содержимое которого можно было бы выплеснуть в эту нагло ухмылявшуюся смуглую рожу, потом вспомнила про свой день рожденья и... промолчала.

В казино Гари, как обычно, купил жетонов для рулетки, выдал из них Алисе 10 штук по 2 евро, а сам отправился делать ставки одновременно на трех столах.

Алиса осталась сама по себе. Немного последила за индусом взглядом: своей мелькавшей в полумраке зала фигурой он в этот вечер особенно был похож на Вакха, греческого бога празденств... Вспомнилось, как они много лет назад всегда уходили из этого казино с выигрышем, как вместе чувствовали судьбу и фортуну. Потом Гари втянулся и начал много проигрывать, уже без Алисы. И теперь ему надо было торопиться, чтобы успеть отыграть все свои тысячи, поэтому он играл сразу на всех столах, на каких только успевал.

Грустно вздохнув, наша именинница отвела от него взгляд и пошла выбирать себе место. Рулетку она любила с тех пор, как в одну из поездок в США случайно оказалась в казино "Тадж Махал" в Атлантик Сити. Разумеется, она с воодушевлением рассказала потом об этом Гари и он быстро нашел местный вариант в Висбадене. Причем, несомненно, более крутой! Старинные залы, гобелены, люстры, крупье во фраках - атмосфера завораживала.

"За находку такого униката - Гари однозначно плюсик, - подумала Алиса. - И пусть уже себе играет в свое удовольствие. А мы - сюда." Она положила одну из своих фишек на "черное". Повезло - ставка вернулась в двойном размере. Теперь одну фишку на четные числа. Снова повезло. Когда в плюсе стало достаточно новых фишек  Алиса поставила параллельно на красный цвет и на целый квадрат из 9 чисел. Ей везло и это было приятно.

Со временем вокруг ее стола с рулеткой собралось много молодых, симпатичных парней в пиджаках. Их взгляды заставляли улыбаться. "Вы выигрываете на красных потому, что это цвет ваших волос?" - загадочно спросил один из них. Завязалась беседа. Выяснилось, что у молодого человека на утро была назначена свадьба. "Как раз в мой день рожденья!" - не удержалась от реплики Алиса и наклонилась перед ним над столом, чтобы положить свою фишку ровно на завтрашнее число.

"Rien ne va plus!" - провозгласил крупье и крутанул барабан. Шарик полетел, потом запрыгал, потом покатился медленно-медленно и остановился на девятке.

- Специально для Вас, мадам! - галатно кивнул крупье Алисе в знак того, что услышал ее недавнюю беседу с чужим женихом.

Алиса выиграла целую стопку жетонов! Ей отсчитали 36 раз ее поставленную ставку в 2 евро - она попросила выдать ей одну 50-ку, две 5-ки и остальные жетоны двойками.

Одну двойку отдала крупье - в лучших традициях казино, вторую оставила лежать на только что принесшей удачу цифре. Красный жетон в 50 евро убрала в специальный кармашек в сумочке - там она всегда складывала выигранные жетоны, которые планировала потом обменять на деньги. В кулачке остались фишки для продолжения игры, азарт начинал просыпаться, сосед-жених строил глазки, словно предлагая Алисе сорвать его собственную свадьбу, и тут между ними вынырнул Гари.

- Поздравляю! Выиграть на своем особом числе - это круто. Дай мне пару фишек, а то я уже два раза ходил в кассу.

- Играй аккуратнее! Могу дать тебе максимум две фишки, - и Алиса раскрыла ладошку, собираясь выбрать две двушки.

Гари опередил ее, выхватив несколько фишек наугад.

- Не забывай, ты выиграла их на мои деньги! - бросил он в свое оправдание и исчез.

В другой ситуации Алиса бы так легко не дала отобрать у себя фишки, но сейчас она сидела на плотно задвинутом под игровой стол бархатном стуле, быстро сдвинуть который по мягкому ковровому полу, не сбив лежавшие на столе ставки, не представлялось возможным. Крупье и симпатичный сосед деликатно сделали вид, что ничего не заметили.

- У вас сегодня день рожденья? - по-отечески ласково обратился к Алисе крупье. - Поздравляю!

- Он наступит сразу после полуночи, - ответила именинница и сощурившись обернулась к соседу-жениху. Тот отвел глаза, понимая, что его свадьба повисла на волоске.

Рулетка завертелась, игра продолжилась. Флер, высоченные потолки, старинные шикарные люстры, под которыми в своё время играл Федор Достоевский, запах казино и дорогих мужских одеколонов... бабушки с узелочками, в которые они складывали свои жетоны... напряженные мужчины во фраках... вот кто-то заложил странными оранжевыми кружками почти всё игровое поле - и выиграл!

"Ага, видимо, это его именные жетоны, по которым непонятно, какими суммами он играет. На обычных жетонах стоит себестоимость, а на этих какой-то вензель... И сколько же он выиграл?! А сколько уже проиграл - ведь не каждый раз выпадает его число... Моя подруга из Парижа быстро бы сосчитала рентабильность такой игры... Она что-то рассказывала мне про теорию вероятности и что поэтому из принципа не ходит в казино... исключение было только один раз, со мной и с Гари, здесь же." - Алисины мысли витали в своем мире, чужой жених был помилован и отпущен к друзьям, еще оставались жетоны, а следовательно можно было дальше сидеть за этим столом и настраиваться на волну фортуны.

Но пришел Гари, чернее тучи. Он уже проиграл всё, на что был готов, и даже больше.

- Как твоя игра? - спросил он глухим, странным голосом, по которому Алиса поняла, что для него вечер уже закончился.

- Как раз остались свободные фишки на бокал шампанского, ужас, как хочу пить.

- И на одно пиво? - заискивающе спросил индус.

- Хорошо, пойдем вместе. Неужели настолько проигрался, что даже на пиво не осталось?

- Ну можно, конечно, снова снять в автомате...

- Понятно...

Сразу после напитков отправились к выходу.

- Подожди минутку, - бросила Алиса и быстро пошла к кассе.
 
Обменивая свои отложенные жетоны на скромный выигрыш, спиной чувствовала зависливые взгляды своего спутника. Вот уже в который раз вместо удовольствия от проведенного в казино вечера эти угрызения совести!

Алиса протянула Гари деньги: "Вот твои 20 евро, спасибо."

Лицо Гари просветлело, он аккуратно свернул двадцатку и засунул ее в нагрудный карман пиджака. - "Спасибо. Кстати, на свои ты не выигрываешь, первые фишки всегда покупаю я... Поэтому раньше мы делили выигрыш пополам."

- Раньше мы вместе откладывали ко мне в сумочку "крупные жетоны"! А теперь ты становишься здесь совершенно невминяем! - разозлилась Алиса. - И пополам мы делили только мои выгрыши, что-то не припомню, чтобы ты сам со мной делился!

- А я не припомню, чтобы у меня был выигрыш, - снова почернел Гари и пошел к выходу.

Идя следом, Алиса сказала себе, что это был их последний совместный поход в казино. На свежем воздухе вспомнилось, что ей еще предстояло по темноте вести машину. По незнакомой дороге. С ее-то фобией и нарушенным зрением. Полный набор!

- Я припаркуюсь где-нибудь в темноте, вдоль дороги? - спросила Алиса, когда они выехали из оживленного ночного города.

- Нет. На сегодня развлечений уже хватит... - расстроенно ответил индус. - К тому же меня ждет голодная и замерзшая кошка. Представляю себе, как она набросится на меня из кустов, пока я буду отпирать дверь! С возмущенным видом и рыком "где ты столько шлялся?!"

- Ты надоел со своей кошкой! У тебя же аллергия!

- Так я ее к себе близко не подпускаю.

- А помнишь, как ты пару лет назад просил меня наехать на нее машиной? Жаль, я тогда отказалась!

- Не помню. Ты меня с кем-то путаешь.

- А то, как я сама хотела завести котенка, но ты сказал, что у тебя ужасная аллергия, поэтому либо он, либо ты?!

- Так ты из-за этого до сих пор без котика? Ах ты моя девочка, ладно, давай остановимся и я тебя как следует поздравлю. - Голос Гари перешел на бархатный бас, а рука нежно легла на Алисину ногу.

"То я после кошки на стопятом месте, а то вдруг проснулся, - возмущенно подумала она, продолжая езду. - А его символический подарок на фоне проигранных сотен евро?! Как же хочется действительно остановиться, высадить его и уехать! И как я ненавижу себя в таком настроении! И это в мой собственный день рожденья?! Как глупо проведен вечер... Видимо, наши 1001 раз под звездным небом уже истекли..."

Между тем рука индуса становилась всё теплее и исходившая от нее энергия начинала действовать.

- Как кстати, что ты не в шубке, а в таком красивом платье... - Гари поглаживал Алисино бедро с внешней стороны к внутренней и обратно. - И сегодня в белье?

- Только снизу.

- А сверху тебе и не надо. Тебе в него складывать нечего, - не удержался индус от своей любимой шутки.

Когда-то Алису раздражали и расстраивали его просьбы увеличить грудь. Но это было раньше, до того, как, рассматривая статую Венеры Милосской, она с удивлением признала на ней свои тити.

- Я уже перезагрузил программу, компьютер ожидает нового старта. - Гари перешел с кончиков пальцев на крепкие надавливания.

Алиса сбавила скорость, чтобы вовремя заметить съезд в расположенное вдоль трассы поле. "А что, с последнего секса уже прошла почти неделя. Можно пополнить мой уровень тестостерона, а там будет видно."

- Тебе просто надо будет нажать на главную кнопку, - продолжал индус, сгребая под платьем Алисины стринги в кулак вместе с волосами и кожей лобка, - или потереть лампу и я превращусь в джина, как ты любишь... - при  этом он не рассчитал силу и тесьма больно врезалась в кожу. Водитель невольно вскрикнула и рефлекторно раздвинула ноги.

- В послушного джина? - спросила она, сглотнув.

- И всемогущего! Всё как в сказке "Волшебная лампа Аладдина".

- Ты временами очень на него похож...

- Такой же фиолетовый? - Гари уже нашел твердевший под атласными стрингами клитор и теперь водил по нему ногтем. - Алисино сознание начало отключаться, она быстро свернула на обочину и включила аварийку.

- Умница. А теперь не перепутай Большого Вилли с рычагом управления.

- О, да он уже просится!

- Да, и у нас последний шанс спасти твоё платье. - Гари отстегнул Алисин ремень безопасности и, тяжело дыша, начал закатывать ее юбку кверху. Его глаза сверкнули в красноватом свете мигавшей сигнализации - в этот момент он был похож на самого дьявола.

Женщина-зомби привстала, потом подняла обе руки, платье скользнуло через голову и улетело на заднее сиденье. Беззащитно обнаженные белые груди сверкнули сквозь окна машины на всю округу и тут же исчезли в абсолютно черных ладонях. Дьявол распрямил по два пальца на каждой руке, зажал между ними соски и начал оттягивать, не выпуская грудей. Как только жертва застонала и подалась на него, он впился ей в губы, проник языком в рот, заполнил там всё пространство словно гигантский фаллос и начал двигаться.

При этом Алисе показалось, что пошел дождь из цветов и она, уже в который раз их близости, почувствовала себя самой желанной и любимой женщиной на земле.

И, как обычно бывало у них в такие моменты, машина вдруг исчезла и остался только вращавшийся инь-янь, сплетение черного и белого, переливаемые из одного сосуда в другой жидкости и запотевшие окна.

- У твоей ауди слишком маленький багажник, в следующий раз поедем на моей, - шептал Гари, не останавливаясь.

- Зато сейчас лето и о мой багажник можно прекрасно опереться руками, - шептала в ответ Алиса.

- Хорошо, но когда ты спиной, я за себя не ручаюсь.

- Обожаю быть вся в твоей власти...

- Обожаю, когда ты вся моя...

- Большой Вилли сегодня главный.

- И очень большой... Пойдем на улицу, я хочу обрызгать твою попку при свете мигалки...

- Сначала еще раз в меня, от твоей спермы мне еще больше хочется.

- Где ты была, когда мне было 18?

- Думаю, в детском садике.

- Тогда получай сейчас!

- Да... всё до капли...

Индус подмял Алису целиком под себя поперек сидений, участил удары, сильно застонал и кончил. Потом открыл одной рукой дверь, чтобы впустить свежий воздух, и снова опустился на Алису, полностью накрыв ее собой.

Температура их тел стала настолько близкой, что было не отличить, где заканчивалось одно из них и начиналось другое. Это была нирвана, другое измерение, другая жизнь.

Но из приоткрытой двери тянуло свежестью и Алиса начала мерзнуть.

- С днем рожденья, - произнес индус, заметив ее движение.

- Спасибо.

- Надеюсь, теперь ты довольна подарком?

- Дааа...

- Тогда где у тебя здесь бумажные салфетки?

- Вот. Одна тебе, другая мне.

- На "раз, два, три" я его выну. Ты готова?

Алиса кивнула.

- А теперь мне надо помочиться. - И Гари, не одеваясь, вышел из машины.

Как только его силуэт полностью слился с темнотой, раздался звук мотора.

 
 
 
/Неполная версия/
 
Продолжение следует :) Благодарю за визит!

© Copyright: Андреа Сан, 2022
Свидетельство о публикации №222012001761

+3
22:48
1976
Прочла. Круто. Перевариваю информацию.
13:50
Спасибо за отклик, Вика!
Очень рада Вам и Вашему мнению. rose smile
14:28
необъяснимо, глупо, странно —
по-детски верить можем мы…
и улетать к чудесным странам,
где несмеян смешат дымы
кальянов гусеничных или
грибочек-галлюциноген.
часы 12 не пробили —
пора с душою налегке
дарить улыбки герцогине,
тем подрывая норный хлев,
пока безмозглостью раскинет
вся безголовость королев.
их рать — гламурные кобылы
и никакая пехтура.
не бойся их — ты не забыла,
что это попросту игра?
удобно сложатся фламинго,
а в лунки вкатятся ежи…
боишься? нет? так в чем заминка?
смешно — так смейся от души.
в стране чудес любой ехидне
легко разбавить адский яд,
став ироничней и ехидней.
пусть рубят головы, язвят,
рыдают, хрюкают в обиде
смешные перечницы, ведь
в разгар безумных чаепитий
с чего бы двум сердцам говеть?
мы все спешим за чудесами
из мира фокусов пустых.
хотя творим нередко сами,
не видя таковыми их.

Ilahim, 06/2021