О русском стихосложении (вопросы теории)

Напрасные ожидания

Напрасные ожидания


         Закрытая программа прослушивания дальнего космоса, находящаяся в ведении министерства обороны, за тридцать лет своего существования не дала абсолютно никаких результатов и не оправдала надежды на возможный контакт с потенциальными разумными цивилизациями. Безусловно, были обнаружены любопытные и даже невероятные явления, типа неожиданного ускорения вращения пульсара в системе Парусов, или загадочного тёмного потока, с огромной скоростью движущегося куда-то к отдалённой точке вселенной. По этому поводу было выдвинуто множество гипотез, но все они не имели никакого отношения к основной задаче Национального Научного Центра Внеземных Контактов, да и практической пользы не принесли. Все подобные открытия, как и множество других, с таким же успехом делали обычные обсерватории. Недовольные военные уже давненько роптали по поводу неоправданно огромных расходов на содержание Центра вместо того, чтобы увеличить финансирование новых разработок стратегического вооружения. Наконец-то в этом году воякам удалось убедить конгресс в дальнейшей нецелесообразности поддержки программы, и вот теперь Центр закрывали.

         - И всё же я не понимаю, почему?! - в который раз раздражённо проворчал профессор Бергман. - Столько лет кропотливого труда...

         Он быстро повернулся вместе с креслом к генералу Чарлзу Диллинджеру и сердито ткнул в его сторону сухоньким пальцем.

         - Вот скажите, Чарли, неужели вы тоже считаете, что мы тут попусту транжирили бюджетные деньги?! Вы же знаете меня не первый десяток лет, и мы с вами всегда прекрасно ладили!

         - Дело не в личных взаимоотношениях, док…

         Диллинджер часто обращался к профессору именно так, стараясь этим подчеркнуть своё личное уважение и дружескую расположенность.

         - Просто нет результата – вот и всё.

         - Но мы же не бездельничали всё это время! Я, например, уже и забыл, когда последний раз был в отпуске...

         Генерал успокаивающе поднял ладонь.

         - Успокойтесь, Клифф, никто не думает лично о вас плохо, впрочем, как и об остальных сотрудниках Центра, а тем более я...

         - Тогда объясните мне, тупоголовому, почему нас закрыли?!

         - Не нужно нервничать, профессор. Я уже говорил, что финансирование программы весьма обременительно для казны. Средств потрачено - уйма, а результат нулевой! Но это не ваша вина, просто такова реальность: человечество одиноко во вселенной, увы...

         Генерал развёл руками, как бы извиняясь.

         Маленький, худощавый профессор Клиффорд Бергман нервно почесал лысину, поправил очки, упорно норовящие сползти на кончик носа, и снизу вверх умоляюще взглянул на своего визави.

         - Мы же ведь только-только приступили к детальному изучению сигналов, источником которых могут быть магнетары…

         - Это ещё кто такие?! – насторожился генерал.

         - Нейтронные звёзды с мощнейшим магнитным полем!

         - А…

         Диллинджер с явным облегчением расслабился. Он опёрся ладонями на крышку стола, взгромоздился на неё и, словно мальчишка, принялся беззаботно болтать ногами. Генерал был рослым, плотного телосложения, поэтому его поведение выглядело несколько комично. Тем не менее, он являлся важной шишкой в комиссии и одним из кураторов деятельности центра. Между ним и Бергманом за долгие годы сложились вполне приятельские отношения – не в последнюю очередь потому, что Диллинджер не был совсем уж тупоголовым воякой. Скорее всего, именно поэтому, надеясь на личные контакты и умение сглаживать острые углы, ему и поручили процедуру закрытия Национального Научного Центра внеземных контактов.

         - Звёзды, планеты, галактики… - генерал взмахнул рукой, словно отгоняя назойливую муху. – Всё это так невероятно далеко. Пусть об этом сочиняют небылицы писатели-фантасты – это их хлеб, а мы с вами – люди науки, уж вы, во всяком случае, и поэтому просто обязаны оперировать совершенно точными данными и фактами. А факты таковы, что за три десятка лет мы не получили ни одного вразумительного сигнала!

         - Ну и что?! На это может быть масса уважительных причин! В конце концов, человечество издавна мечтает о встрече с братьями по разуму! Не лишайте его этой надежды!

         - Почему же до сих пор эта встреча не состоялась?! Столько лет кропотливого труда, столько вложено средств, а результат нулевой!

         - Возможно, наша аппаратура ещё не совсем совершенна… вполне вероятно, что мы исследовали не все диапазоны, на которых возможны передачи данных… а что, если мы просто-напросто не дождались? Что, если нам элементарно не хватило терпения? Об этом вы не подумали?! Ведь, если хорошо подумать, то, может быть, просто прошло ещё слишком мало времени в масштабах Вселенной?!

         - Ах, оставьте, дружище, высокопарные речи для широкой публики! Мы с вами взрослые люди… Нужно смотреть правде в глаза: человечество одиноко во вселенной – это неоспоримый факт! А романтика и мечты – это всего лишь розовые сопли интеллигентов.

         - Ну вот, Чарлз, и вы туда же. Эх…

         Плечи профессора поникли. Он повернулся к приборной панели, осторожно провёл пальцами над сенсорными переключателями, словно прощаясь с ними, затем обвёл взглядом многочисленные экраны безжизненных мониторов и медленно поднялся.

         - Что ж, - печально вздохнул Бергман. – Если уж и вас мне не удалось переубедить, то, что говорить о других?! Очень жаль, что в эту минуту мы лишаем человечество…

         Профессор обречённо взмахнул рукой:

         - Что теперь понапрасну сотрясать воздух бесполезными словами… идёмте, генерал!

         Он шаркающей походкой направился к выходу, бережно прижимая к боку папку с документами.

         Генерал сочувственно кивнул. Он, как никто понимал и сочувствовал Бергману, отдавшему практически половину жизни Центру Внеземных Контактов. Но, с другой стороны, являясь представителем Министерства Обороны, хорошо знал, сколько средств ежегодно уходило на содержание Центра, а результата всё не было.

         Не взирая на комплекцию, Диллинджер легко спрыгнул со стола. Окинув прощальным взглядом зал управления, в котором он бывал частым гостем, генерал слегка пожал плечами и вышел следом за профессором.

         Едва за ними закрылась дверь, в центре приборной панели неуверенно мигнул зелёный огонёк. Несколько мгновений ничего не происходило, а затем аппаратура ожила: на мониторах появились быстро бегущие сверху вниз многочисленные колонки цифр. На большом центральном экране высветилась звёздная карта галактики. Один из её секторов укрупнился на весь экран. В системе двойной звезды заискрилась четвёртая планета, словно призывая обратить на неё внимание, а из оживших акустических колонок полилось переливчатое пощёлкивание явно упорядоченных звуков. Тотчас включился автоматический лингвопереводчик, анализируя и переводя звуковые сигналы в земную речь. Это были приветственные слова, но уже некому было их услышать…

 

*        *        *

 

         Проходя мимо вытянувшегося по стойке "смирно" военнослужащего, генерал шагнул в сторону, пропустил вперёд грустного профессора, а затем негромко отдал приказ:

         - Сержант, вырубайте питание! Лавочка закрывается…

         С готовностью козырнув, тот потянул вниз центральный рубильник, и тотчас здание окутала темнота – только лампочки дежурного освещения убегали вдаль по длинному коридору тусклой цепочкой. Словно последний глухой вздох прокатился по зданию, и наступила непривычная тишина. Умолкла вся аппаратура, до этого беспрерывно работавшая несколько десятилетий.

         В центральном зале управления оборвалась цепочка бегущих символов на мониторах, и сами они омертвели, превратившись в безжизненные чёрные панели.

         Выйдя под открытое небо, профессор задрал голову вверх и замер, безмолвно глядя на холодно мерцающие звёзды.

         Проследив за его взглядом, Диллинджер осторожно прикоснулся к плечу профессора и успокоительно произнёс:

         - Послушайте, Клиф, не стоит так расстраиваться… вы замечательный учёный, и вам есть чем заняться, кроме этих звёзд.

         - Но ведь там могут обитать наши братья по разуму! – воскликнул профессор, тыча пальцем в небо. – Неужели вы этого не понимаете?!

         - Да нет там ничего, кроме этих мерцающих огоньков, - снисходительно усмехнулся генерал. – Все наши ожидания были напрасны, так что давайте спустимся на Землю и займёмся насущными проблемами…

         Он дружески приобнял профессора за плечи и, доверительно что-то нашёптывая, направился вместе с ним к служебному автомобилю, не заметив огнистого шара, неожиданно появившегося из ниоткуда и неподвижно зависшего над тёмным зданием Центра.

0
12:05
12
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Читайте также: