О русском стихосложении (вопросы теории)

Малый драматический театр посвятил спектакль поэтам-шестидесятникам

Удивительные новости

Малый драматический театр посвятил спектакль поэтам-шестидесятникам
 
Малый драматический театр посвятил спектакль поэтам-шестидесятникам
 
Фото: Пресс-служба МДТ-Театра Европы: Сергей Курышев читает Бориса Пастернака 

24.03.2021 "Российская газета RG.RU" Рубрика: Культура 

Текст: Светлана Мазурова (Санкт-Петербург)
 
Малый драматический театр - Театр Европы выпустил премьеру - "Из фрески Вечность. Вечер поэзии. Поэты-шестидесятники, их учителя и предтечи". Режиссер - Валерий Галендеев, заместитель художественного руководителя МДТ, профессор РГИСИ, для многих актеров - легендарный педагог по сценической речи.
Сергей Курышев читает Бориса Пастернака 
Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина, Рождественский … И Блок, Маяковский, Пастернак, Ахматова… Звучат 25 стихотворений. Читают актеры труппы, все поколения - мэтры и молодежь, народные артисты - Сергей Курышев, Татьяна Шестакова и юные стажеры.
 
В Петербурге поставили спектакль "Урок" по пьесе Эжена Ионеско
Зрители получают в подарок оригинальную программку: в папке "Дело №…" с завязочками - 41 страница, на которых не только перечислены актеры и поэты, которых они читают, но и отпечатаны все стихотворения.

Корреспондент "РГ" побеседовала с режиссером.

Как рождался спектакль?

Валерий Галендеев: История давняя, началась лет пять назад. Это была просьба Санкт-Петербургского международного культурного форума: сделать небольшой вечер поэзии в Этнографическом музее. И кое-что из того, что мы сейчас представим, там было. Потом Московский фонд "Искусство, наука и спорт" попросил нас сделать вечер к 80-летию со дня рождения Беллы Ахмадулиной в пространстве "Гараж". Мы предложили такой вариант: Ахмадулина и ее друзья - шестидесятники (Вознесенский, Евтушенко, Рождественский). А когда начали готовить, решили расширить еще: их учителя - Пастернак, Ахматова и предтечи - Есенин, Маяковский, Блок, Цветаева.

Конечно, нельзя назвать шестидесятником Бродского, он писал в 1960-е, хотя и не печатался, но в нашем поэтическом вечере есть его ранняя поэзия. Есть Слуцкий, которого Бродский называл своим прямым учителем. Так сформировалась программа, "по довольно случайному принципу", как сказал Лев Абрамович Додин.

Она не объединена какой-то одной темой?
 
Валерий Галендеев: Нет, не объединена. Мы назвали спектакль "Из фрески Вечность", это строчка Слуцкого. Фреска - она же многоплановая и многовременная и многоярусная. Оказалось, интересно поискать внутренние связи в разном. Обнаруживаешь, что когда поэты пишут, то задевают какие-то нервы и какие-то темы, достаточно универсальные, о чем бы ни писали.

Это ваше решение: Акимова, например, будет читать Ахмадулину, а Тычинина - Ахматову?

Валерий Галендеев: Поэтов мы обговаривали. Скажем, Рязанцеву не надо читать Ахмадулину, а Никольскому - Ахматову. Поэтому у Никольского Тарковский и Маяковский, что для него неожиданно, а у Рязанцева - Евтушенко, что не неожиданно. У Шестаковой - Ахматова. Стихотворения артисты предлагали сами. Конечно, не одно-два, а больше… Художественному руководству мы предложили четырехчасовую программу, потом сокращали ее, сейчас это длится полтора часа. 13 поэтов, 25 стихотворений звучат.

Сегодня поэтические вечера проходят редко. С одной стороны, не каждого зрителя они привлекут, с другой стороны, сейчас услышала: "Я так соскучилась по поэзии!"

Валерий Галендеев: Это у нас в Петербурге редко, а в Москве они проходят часто. Сольных чтецких программ становится все меньше. Мы свою программу (часть ее) исполняли четыре раза: в Москве, в Петербурге - в Этнографическом музее и в Планетарии, в Киришах. Сейчас "Из фрески Вечность" войдет в репертуар театра. У нас был в 1989 году спектакль "Возвращенные страницы" - по тем произведениям, которые не печатались при цензуре ("Собачье сердце", "В круге первом", "Теркин на том свете", стихи Берггольц, "Реквием" Ахматовой). Мы сделали его по просьбе общества "Мемориал". Были очень хорошие декорации Порай-Кошица. И он шел три сезона вместо одного раза. А потом наступили 90-е, народ перестал ходить в театр… Это была первая проба, из того спектакля у нас здесь два участника - Татьяна Шестакова (она читала тогда стихи Гиппиус и отрывок из Гроссмана) и Сергей Курышев (читал Набокова). Своеобразный мостик…

Какую задачу вы поставили перед художником Александром Боровским?

Валерий Галендеев: Он сам поставил задачу. Познакомился с материалом, понял идею и придумал - вы увидите, что. Сценография сдержанная, лаконичная, минималистическая.

Прямая речь
Олег Рязанцев, актер:

- Стихи Евтушенко выбрал для меня режиссер Валерий Николаевич Галендеев, мой педагог, который порой знает своих учеников лучше, чем они сами. Он посоветовал мне взять "Окно выходит в белые деревья…" и "Я​ живу​ в​ государстве​ по имени​ КАК​ БЫ". Они для меня стали настолько любимы, что когда во время пандемии мы читали для зрителей онлайн стихи, я читал именно "Я​ живу​ в​ государстве​…". Оно, как мне кажется, вне времени: было актуально и 20 лет назад, актуально и сегодня, и, видимо, будет актуально через 20 лет.

На самом деле, Валерий Николаевич по-новому открыл для меня Евгения Александровича Евтушенко. Естественно, я и прежде читал его поэзию, но когда мы работали над стихами, я начал перечитывать его биографию, интервью, пересматривать его выступления. Нашел записи, как он сам читает свои стихи, в том числе и видео, где Евтушенко читает "Я​ живу​ в​ государстве​ по имени​ КАК​ БЫ" на фестивале перед молодежью. Для меня было важно не прочитать стихи в его манере, но попробовать пропустить через себя его мысли и чувства, его отношение к жизни и людям.
 
Худрук театра "Приют комедианта" рассказал о планах на сезон
Сергей Курышев, народный артист России:

- Читать стихи Пастернака мне предложил мой режиссер и учитель Валерий Николаевич Галендеев. Выбор, я думаю, не случайный. Несколько лет назад на Камерной сцене мы выпустили спектакль - исследование "Вакханалия", это история недели жизни Бориса Пастернака, когда он отказался от присужденной ему Нобелевской премии. Я там не играю Пастернака, мы все не перевоплощаемся в конкретных людей, просто пытаемся донести смысл того, что написано в письмах, сказано на собраниях, отпечатано в телеграммах и так далее. Включены туда и фрагменты романа "Доктор Живаго".

Это один из моих любимых поэтов, безусловно. Я перечитываю его произведения и много знаю наизусть, мог бы прочитать еще, но здесь история краткая, нельзя объять необъятное.

Лев Додин, художественный руководитель постановки, худрук МДТ:

- Мы всё больше привыкаем быстро писать, быстро читать и быстро говорить, быстро смотреть, смотреть, смотреть всё новые быстро-быстро мелькающие, блистающие, пестрые картинки. Кажется, уже надоедает. Может быть, пришло время слушать и слышать.

Это только кажется, что Вечность была вчера, что всё сегодня абсолютно новое, ни на что не похожее, а завтра грядет непредставимое и совсем, совсем-совсем иное будущее. Талантливые, большие, великие русские поэты прошедшего века своей "музыкой во льду" много могут сказать нам о нас, о жизни вокруг нас, о жизни внутри нас. Они напоминают нам: каждый из нас каждую минуту всё больше становится частью фрески Вечность.
 
+1
01:12
246
Читайте также: