100 лучших стихотворений по оценке читателей.

Какой стих самый лучший? Ставьте свою оценку стихотворениям известных поэтов, список обновляется автоматически.
А ты теперь тяжелый и унылый, Отрекшийся от славы и мечты, Но для меня непоправимо милый, И чем темн
Ночь, улица, фонарь, аптека, Бессмысленный и тусклый свет.
Девушка пела в церковном хоре О всех усталых в чужом краю, О всех кораблях, ушедших в море, О всех,
Я волком бы            выгрыз    &n
Я сразу смазал карту будня, плеснувши краску из стакана; я показал на блюде студня косые скулы океан
На Земле      безжалостно маленькой жил да был человек маленький.
Хоть Пушкин суд мне строгий* произнес И слабый дар, как недруг тайный, взвесил, Но от того, Бестужев
Февраль. Достать чернил и плакать!
Светилась колдуньина маска, Постукивал мерно костыль...
Среди миров, в мерцании светил Одной Звезды я повторяю имя...
Если б вдруг ожила небылица, На окно я поставлю свечу, Приходи...
Ты, населивший мглу Вселенной, то явно видный, то едва, огонь невнятный и нетленный материи иль Боже
Какая участь нас постигла, как повезло нам в этот час, когда бегущая пластинка одна лишь разделяла н
Вот к будке с газированной водой, всех автоматов баловень надменный, таинственный ребенок современны
О боль, ты - мудрость.
О. А. Кузьминой-Караваевой «Нам бы только до взморья добраться, Дорогая моя!» —«Молчи ...
Бывало, я с утра молчу, О том, что сон мне пел. Румяной розе и лучу, И мне - один удел.
В храме всё — как прежде было. Слышен тихий взмах кадил.    «Я смеялся, я шутил.
Всюду Павлику почет: Павлик блинчики печет.
Где объявился еж, змее уж там не место «Вот черт щетинистый! Вот проклятущий бес-то!
При свете трепетном луны Средь спящей смутным сном столицы, Суровой важности полны, Стоят кремлевски
            М. Я.
        Н. А.
         Посвящается А.С.
По вечерам над ресторанами Горячий воздух дик и глух, И правит окриками пьяными Весенний и тлетворны
Не ты ли душу оживишь? Не ты ли ей откроешь тайны?
Когда ты загнан и забит Людьми, заботой иль тоскою; Когда под гробовой доскою Все, что тебя пленяло,
Вхожу я в темные храмы, Совершаю бедный обряд. Там жду я Прекрасной Дамы В мерцаньи красных лампад.
Но в камине дозвенели Угольки. За окошком догорели Огоньки. И на вьюжном море тонут Корабли.
Брожу в стенах монастыря, Безрадостный и темный инок.
Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле. Во мгле, что со мною всегда на земле.
Что в имени тебе моем?
Скребницей чистил он коня, А сам ворчал, сердясь не в меру: "Занес же вражий дух меня На распрокляту
В дверях эдема ангел нежный Главой поникшею сиял, А демон мрачный и мятежный Над адской бездною лета
Роняет лес багряный свой убор, Сребрит мороз увянувшее поле, Проглянет день как будто поневоле И скр
Я счастлива жить образцово и просто — Как солнце, как маятник, как календарь.
Моим стихам, написанным так рано, Что и не знала я, что я - поэт, Сорвавшимся, как брызги из фонтана
Мне нравится, что вы больны не мной, Мне нравится, что я больна не вами, Что никогда тяжелый шар зем
До свиданья, друг мой, до свиданья. Милый мой, ты у меня в груди.
Да! Теперь - решено. Без возврата Я покинул родные края.
Вечер черные брови насопил. Чьи-то кони стоят у двора. Не вчера ли я молодость пропил?
Ни страны, ни погоста не хочу выбирать. На Васильевский остров я приду умирать.
  Анне Ахматовой Когда она в церковь впервые внесла дитя, находились внутри из числа людей, нах
              (Из Марциала)  &
     Мои мечты и чувства в сотый раз      идут к тебе дорого
Чердачное окно отворено. Я выглянул в чердачное окно. Мне подоконник врезался в живот.
Юноша бледный со взором горящим, Ныне даю я тебе три завета: Первый прими: не живи настоящим, Только
Облегчи нам страдания, боже!
Мы — те, об ком шептали в старину, С невольной дрожью, эллинские мифы: Народ, взлюбивший буйство и в
        И се конь блед и сидящий на нем, имя ему Смерть.
        Всё кончено, меж нами связи нет...
В ревю танцовщица раздевается, дуря... Реву?.. Или режут мне глаза прожектора?
            Нос растет в течение всей жизни &
    Опасаясь контрразведки, избегая жизни светской,     Под английским
    Муру на блюде доедаю подчистую.
    Здесь лапы у елей дрожат на весу,     Здесь птицы щебечут тревожно
    На братских могилах не ставят крестов,     И вдовы на них не рыдаю
    Сpедь оплывших свечей и вечеpних молитв,     Сpедь военных тpофеев
Еще один ненужный день, Великолепный и ненужный!
Жизнь капризна. Мы все в ее власти. Мы ворчим и ругаем житье. ...
Отрубленную вижу голову И боевые слышу гулы, А кровь течет по камню голому Через немирные аулы.
Впервые провинившись пред тобою,- "Прости меня",- я прошептал с мольбою.
     Любви все возрасты покорны         
В тебя я вновь влюблен и очарован... Такого не бывает - говоришь?
В старину писали не спеша Деды на кинжалах и кинжалами То, что с помощью карандаша Тщусь я выразить
         А. А.
Блевотина войны - октябрьское веселье!
"Красным углем тьму черчу, Колким жалом плоть лижу, Туго, туго жгут кручу, Гну, ломаю и вяжу.
Смотрю на море жадными очами, К земле прикованный, на берегу...
            М.
     (Из Янки Купалы) А кто там идет по болотам и лесам Огромной такою толпой?
Всегда найдется женская рука, чтобы она, прохладна и легка, жалея и немножечко любя, как брата, успо
                &nbs
Спасибо за грибы, челом за ананас, За вина сладкие; я рад, что не был квас.
Ты лети, мой сон, лети, Тронь шиповник по пути, Отягчи кудрявый хмель, Колыхни камыш и ель.
Если прихоти случайной И мечтам преграды нет — Розой бледной, розой чайной Воплоти меня, поэт!
Из омута злого и вязкого Я вырос, тростинкой шурша, И страстно, и томно, и ласково Запретною жизнью
Багровый и белый отброшен и скомкан, в зеленый бросали горстями дукаты, а черным ладоням сбежавшихся
В миру фотограф уличный, теперь же царь и поэт, парнасский самодержец (который год сидящий взаперти)
       М. В.
Гуляю ль один я по Летнему саду*, В компаньи ль с друзьями по парку хожу, В тени ли березы плакучей
(Басня) На небе, вечерком, светилася звезда.
Ночь была прохладная, светло в небе Звезды блещут, тихо источник льется, Ветры нежно веют, шумят лис
Пугали богами. А он говорил:         «Враки!
Ты мне сказала:             «Ночью Тебя я вид
В траве — тишина, Тишина В траве — тишина, в камыше — тишина, в лесу — тишина.
Тихо летят паутинные нити. Солнце горит на оконном стекле.
Идут  обыденные дожди, по собственным лужам скользя.
- Отдать тебе любовь? - Отдай! - Она в грязи... - Отдай в грязи!.. - Я погадать хочу... - Гадай.
Ты ждешь его теперь,      когда Вернуть его назад нельзя... Ты ждешь.
В гневе -       небо. В постоянном гневе...
Он стар и похож на свое одиночество. Ему рассуждать о погоде не хочется.
По утрам       на планете мирной голубая трава в росе...
        Алене Знаешь, я хочу, чтоб каждое слово этого утреннего с
Тюрьма мне в честь, не в укоризну, За дело правое я в ней, И мне ль стыдиться сих цепей, Коли ношу и
      Я ль буду в роковое время       Позорить гра
Поворачивали дула В синем холоде штыков, И звезда на нас взглянула Из-за дымных облаков.
Какое счастие: и ночь, и мы одни! Река - как зеркало и вся блестит звездами; А там-то...
Жизнь пронеслась без явного следа. Душа рвалась - кто скажет мне куда?
Ночам соловьем обладать, Что ведром полнодонным колодцам.