О русском стихосложении (вопросы теории)
Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
443
Лермонтов
105
Есенин
285
другой
203

Из римских стихов 2 стих

Из римских стихов 2 стих

2

«Налей фалернского!» - скажу еще не раз,

Виссон разглажу сильною рукою,

Асклепию воздам за Арсиною,

Предвосхитившей исцеление до нас


И инкубациям позволю в храме быть

(Лисиппу воздаяния немало

Душа прекрасной щедрости давала – 

В гекзаметрах любовь произносить!)


И в греко-римской вольной и в судьбе

Борьбы за счастье жизнь моя знавала,

Когда у хаттов римский дух спасала

И к ларам возвращала на щите


В Каринах, в кубикуле возрождал

Себя из смрада ран кровоточащих

И средь «Харит» и плакальщиц сопящих

Что выживу, я всуе постигал


«Налей фалернского!» - пусть манипулы шлют

Когорту за когортой оборванцев,

Но десять смелых воинов-новобранцев

С душой РомУла  все перевернут


На шеях юношей пусть буллы прозвенят,

На лад настроят наблий и формингу,

Красавицу Гамадриаду-нимфу

Из Антиохии на праздник пригласят


В Субуру не стреми свой легкий шаг,

Уж лучше в Пандатерию, к эллинам,

К невесте досточтимой, к братьям, к винам,

В таблиний, где колдует лжец и маг


А после – в Лациум, в богатый перистиль,

Под крытой занавеской встретить сына,

Под строгим покровительством Афины

Держащим в пальцах от фламина стиль


К кастальскому ключу жена моя

В день Вестницы богов вновь обращалась

И к Тривиям спокойно возвращалась

И в брачных узах верною была


Ее не раз хвалили за глаза,

Подле нее ирисы расцветали

И голубки о браке ворковали,

Да и ревнивцу было не до сна


А вот и берег Галлии чужой…

И первые слова на фоне неба,

Нахмурившегося, как лицо у свеба,

И взгляд Эринии, зовущий нас домой


Но «демиургам» не до споров тут,

И киникам сей «диалог» не важен – 

Про «диалектику» вам парфянин расскажет,

Когда натянет свой мидийский лук


Со свистом пронесется «глас богов»

И увернуться от него долг воина Рима,

Пока Эвтерпа спляшет перед Клио,

Гиперболы снижая пафос слов,


И «добродетельным» глаголом «убивать!»

С напыщенной мозаикой предлогов

В кроваво-черной липко-грязной тоге

Сокроет правду «должен побеждать!»


И доброта есть ауреус мой

Из драхм сочувствия и бесподобной речи,

Когда во фригидарий на плечи

Ложится мягко лучик золотой


И теплится под Капуей вино,

И вдохновенны радостные всходы,

Где к зернышку – паломнику природы – 

Такой же Кастор с Поллуксом зерно



В амфитеатре в иудейских берегах

«Налей фалернского!» - усталый, громко крикну,

К короткому мечу щекой приникну

(ГипнОсу воздаяние во снах!)


Вот добродушный в меру гистрион,

Повесивший на шею бремя фальши,

Когда плебеи криком «а что дальше?»

Испросят Форум хором в унисон,


Начнет показывать искусство средь искусств,

С усмешкою высмеивая Рема,

О трусости которого не смеет,

Показывать чутье из шести чувств


Но был бы я Тесеем, что проник

В несметное количество проходов,

Где к Лабиринту тянутся в походном

Строю филистимляне из  Арник


А здесь, немного ободренный простотой

Сапфической строфы и смыслом граций,

Где у народа «переход» на нации

За Сцеволой проследует войной


Ведь римлянам, зажравшимся к стыду,

Привычна склока граждан из трибунов

И псевдолитераторов из гуннов,

Себя любимых мнящих «мы, ввиду…»


В кругу напыщенных подростков из Помпей,

Снабдивших полки мусорною сутью,

Расписывавших калабрийской мутью

Фальшивый взгляд на мир, как лицедей,


Едва ли знающих глагола красоту

И сколько в нем спряжений мы имеем…

О, честь Кампании! Я снова в Галилее

Почетную синекуру несу


С арабом, что задумчив, как фламин,

Где в золотых строфах восточной Книги

Проносится в тысячелетнем миге

Дыхание Того, кто есть один


Я на пруду Агриппы побывал,

И многое теперь душе известно:

«Мы создали богов себе безвестных,

А он один нас мыслью создавал!»


На Марсовом об идах не забыть

Под дождевыми каплями Ахайи,

Где ни один живой не пожелает

В Аиде огненном последней тенью быть


За маркоманской далью у брегов

Едва известного ветрам чужого моря,

Любви своей и долгожданной вторя,

Улыбкой награждал букет из слов


А после всех бесчисленных побед

И грусти по товарищам ушедшим –

Домой к жене! И сразу станет легче

Средь милых внуков доживать без бед,


Но чтобы ни искал в своей судьбе

От юности до старости порою – 

Любовь моя, душа моя, с тобою

Настолько жить прекрасно было мне


Все девять муз, собравшиеся тут,

Одна умней другой, с цветком вербены

В венке из роз счастливой Мельпомены

Ликийским амфибрахием вздохнут


И Гименей улыбку мне свою

Подарит: «Нет, себя ты не испортил,

И человечностью наполнив отчий портик,

Встречаешь новый день в родном краю!»


(09/03-12/03-19)  

P.S.: фаюмский портрет прекрасной ликом александрийки
+2
52
20:28
Древнеримские этюды! Супер!
Читайте также: