Издать книгу

Мои кошки

Жанр:
Юмор
Мои кошки

Так уж повелось, что в моей семье всегда были кошки. Кошки! Определённо звучное слово. И произносится не как у американцев - «Кэт», с их дурацким обращением «кири – кири». Попробуйте сказать, слегка задержавшись на шипящей «Ш». «Кошшшки»! Магическое звучание! А если мы обращаемся к ним, скажем на улице, произносим уважительное «кис-кис». Это обусловлено почтительным отношением, как равным. Хотя люди во многом хуже. Я больше, чем уверен, что такое обращение к кошкам абсолютно допустимо в любой стране мира. Более того, если приехать, к примеру, в Лондон или в Париж, и произнести «кис-кис», тот час вокруг вас соберутся местные четвероногие разных мастей с радостными кошачьими воплями: «Ну наконец-то, наши приехали!»

Жить с кошкой и наблюдать за её порой таинственным, а чаще забавным поведением всегда приятно. И здесь я не оговорился. Не держать кошку дома, а жить с ней, считая её полноценным членом семьи. Кстати, очень часто сталкиваешься с тем, что это не кошка живёт у вас, а вы у неё. Хотите поспорить? Ну тогда вспомните, кто и за кем убирает в лоточке. Вот уже несколько лет у нас живут, как минимум, три представителя этих прекрасных созданий. Три абсолютно разных по поведению, а уж тем более по поступкам, часто терпящих наше присутствие, кошки. Сейчас - это Фиска, Фая и Семён. Ещё не так давно был Яша. Но обо всём по порядку.

Фиска – белая, короткошёрстная кошка. Спокойная, без каких-либо всплесков активности и явно склонная без обиды относиться к прозвищу «блондинка». Да и вообще, Фиса снисходительно относится ко всем выходкам двуногих соседей. Она, хоть и голубоглазая, обладает хорошим слухом, особенно, когда в блюдце насыпаешь сухой корм. Мы не отпускаем кошек на улицу, откровенно боясь за них, поэтому приходится терпеть периоды их весеннего обострения. В результате, можно сказать, что Фиска невинна, аки монашка. И в трудные для себя периоды гормонального всплеска скулит через зубы, понимая тщетность своих завываний и поисков котов, да и возопить во всю свою кошачью глотку ей мешают мои грозные окрики. За что, кстати говоря, Фиска метит периодически обувь, но совсем не много. Тогда понимаешь, хорошо, что Фиска – кошка, а не скунс. Как правило это длится не долго. Одна странность наблюдается у нашей блондинки каждое утро. Она с не скрываемым любопытством осматривает квартиру и нас, явно не понимая, где находится. Своего рода кошачья амнезия. «Спуститься с небес» ей помогают другие наши питомцы.

Серая кошара – Фаина, она же Фиона, она же Файка (легко отзывается на все имена) – помесь сиамского кота с британской леди. Доминантная самка, не смотря на то, что стерилизована. Вынуждены были пойти на крайнюю меру вмешательства в личную жизнь нашей любимицы, поскольку в периоды сексуальной озабоченности, она могла порвать любого кобеля. Пытались мы как-то подружить нашу Фаю с матёрым "британцем". Ничего путного не вышло. При виде нашей прелестницы у кота ушёл мгновенно весь его боевой настрой, он забился под диван, под который с трудом пролез бы котёнок, напустил с испуга соплей и вскоре с негодованием был выдворен. Позора этого кот перенести не смог, и, растеряв внешность дворового ловеласа, стал жить исключительно у себя дома, не реагируя ни на какие призывные жесты многочисленных подружек, прогуливающихся у него под окнами. Кстати, после стерилизации, Файка не на много в лучшую сторону изменила свой характер, терпя всякий раз наши ласки. Впрочем, этого было достаточно. Но, тем не менее, гладить можно только холку, поскольку пузцо своё наша Фая охраняет с агрессивной воинственностью. Ни при каких обстоятельствах гладить животик нельзя! Очень своенравная кошечка. Интересно, что авторитет Фаины проявляется не только в агрессии. Бывает так, что она подаёт какой-то сигнал своим соплеменникам во время еды. Кормёжка тут же прекращается. Все расходятся, но сама Фая ещё немного поев, начинает усердно закапывать остатки корма. Фая любит играть с мячиком, обожает, когда ей кидают мячик со словом «апорт». Я часто беру мою кошку на руки и подношу к окну. И когда внизу проходят люди, я говорю «чужой». На что Фая начинает злобно завывать, всем своим видом соглашаясь со мной.

Не так давно жил у нас кот Яша. Честно скажу, мне не надо было приобретать этого кота. Мы, действительно несём ответственность за своих питомцев. Яша в нашей семье чувствовал себя, мягко говоря, не уютно. Когда я его покупал, не знал, что персы столь требовательны к собственной персоне. Он должен быть центром внимания. А в этой семейке какое там. Фая его поставила на место с первого дня и не давала прохода, ни при каких обстоятельствах. Забавно, что робкие попытки Яши обозначить себя как самца потерпели полное фиаско, хотя на тот момент, глава кошачьего семейства была ещё в полной силе. Естественно, это его здорово угнетало. Плюс к этому Яша подхватил какую-то ушную неприятность. Раздирал себе уши в кровь. (Может быть, это был своего рода протест). Я пытался лечить. Для этого усаживал Яшу на столик и обрабатывал ушки, чему кот усиленно сопротивлялся. А однажды во время такой процедуры Яша, я так понимаю, назло мне, стал писать на стол. Я был в шоке. Смотрит так язвительно и писает. Мои сыновья, Котька с Давидкой, то и дело бегали за бумажными полотенцами. А Яша, как верблюд, прудит и прудит. А в глазах выражение ненависти и испуга одновременно. Нельзя было мучить ни кота, ни себя. Нашли нашему Яшке новых хозяев, хоть и не хотелось расставаться. Но зато теперь он обитает в собственном доме. Персидский султан и хозяин дома! А у нас ему было тоскливо. Вёл себя Яша не подобающим своей породе образом. Ещё когда Яша обитал у нас, произошла такая вот интересная история.

Как-то к нам в гости зашёл мой приятель, да не один, а с английским бульмастифом. В подъезде он не решился оставить своего верного друга, а вот у меня в прихожей, видимо, было в самый раз. Собака, кстати говоря спокойная. И мы не переживали за кошек. Но при этом не догадались спросить пожелания собаки сидеть в окружении своих врагов. И вот реакция всех моих котовских на бульмастифа. Яша, со скоростью гепарда, трусливо скрылся за ближайший диван, что точно его характеризовало, чем немало порадовал окрылённого возможно быстрой кошачьей капитуляцией мастиффа. Но не тут то было. Удивительно быстро белая Фиска запрыгнула на вешалку, находящуюся прямиком над головой собаки, и стала издавать жуткие предупреждающие завывания. Собаке явно стало не по себе. Она понимала, что где-то там, в комнате находится мохнатый чёрный кот, и ещё не известно на что он способен. Сверху шлёт угрожающие приветствия не совсем адекватная блондинка. Это ещё можно было бы пережить, но в этот момент из зала вальяжно вышла совершенно спокойная Фая и уселась в метре от заметно погрустневшего и тихо скулящего пса. Дальше всё было довольно-таки дипломатично. Никто не шелохнулся до того момента, пока собаку с заметной дрожью и нервным слюноотделением не увели. После всего произошедшего Фиска осталась спокойно сидеть на вешалке, охраняя своё жилище от возможного агрессора. Яша целый день предусмотрительно просидел в укрытии, а вот Файка, распушив, этакий ирокез на спине, видимо действовал адреналин, ходила воинственно некоторое время по комнатам, всем своим видом говоря нам: «Предупреждаю в первый и последний раз!».

А через некоторое время в нашей семье появился Семён Семёнович или просто Сёма. Кот породы шотландский вислоухий, лилового окраса. Я помню, как привёз его крошечным котёнком, ещё не зная, как к моей затее завести нового питомца отнесётся жена. Вхожу я в квартиру, а меня встречает моя благоверная, и, видя что у меня за пазухой что-то есть, заявляет: «Если ты притащил очередного кота, можешь сразу отправлять его на улицу!». Я хотел было начать разговор о необходимости скрасить тоскливую без мужского присутствия, жизнь Фаины и Фиски, когда, видно понимая, что решается его судьба, котёнок показал свою лиловую мордашку. Тут же воинственность моей жены улетучилась, и она, взяв малыша на руки, радостно заверещала: «Какая прелесть!». Котик мгновенно стал любимцем семьи. Пожалуй, за исключением Фиски, злобно шипевшей: «Зачем принесли! Вспомните Яшу! Какой от него был толк!». Стали думать, как назвать. Подсказал мой внук Тимоня. Он, будучи в ту пору ещё совсем маленьким, только начал говорить, и всех кошек, вследствие небольшого словарного запаса, называл от имени Фиона - «Сиона». Ну, не Сиона, так Сёма. Довольно скоро Сёма вырос в шотландского красавца, проявлявшего ежеминутный интерес к особам женского пола. Надо сказать, что ни Фиону, ни Фиску такое положение дел не устраивало. Всё же они видели его ещё малышом и относились к нему соответствующим образом. Итог один. Чтобы не портить породу и не получать раз в полгода вислоухих на одно ухо белых котят, вызвали на дом ветеринара, чтобы навсегда урезать Сёмины возможности. Интересно, что сразу после операции по удалению двух лишних сегментов, Сёма повёл себя так, как-будто ничего не произошло. Очнувшись от наркоза, новоявленный евнух отправился прямиком к Фиске. А та, как знала, что бояться больше нечего, даже не шелохнулась. Сёма, некоторое время постояв подле избранницы, развернулся и отправился на кухню, где с удовольствием стал утолять голод другого рода.

Если вам понравилось:
+1
20:25
181
Нет комментариев. Ваш будет первым!