"Мы из СССР-4" ПАЛАНГА.

Заметки путешественника

"Мы из СССР-4"  ПАЛАНГА.
                                   "Мы из СССР-4"   ПАЛАНГА   
 НЕ ОЧЕНЬ ПРИВЕТЛИВОЕ ОКНО В ЕВРОПУ. 
     (ответы на вопросы, поставленные в статье "Как быть своим среди чужих")
   Мы иной раз удивляемся, почему нас не приветливо встречают в европейских государствах, особенно в Прибалтике. Минуло четверть века после распада СССР, выросло новое поколение, для которого это уже история, которую можно примерять на свой аршин, перекраивать , черное выдавать за белое и наоборот. А корни неприязни надо искать в нас самих.
        Немного истории. Осень 1951 год. Я подростком в 16 лет по окончании ремесленного училища в г. Томске был  направлен на работу по распределению слесарем по ремонту автомобилей и тракторов в Туганскую МТС (с.Малиновка) и погрузился в разношерстную публику рабочего класса тех лет. Осень года, это пора, когда все «болячки», появившиеся в напряженную страду на полях колхозов и совхозов на механизмах машино-тракторного парка района, свозят устранять в мастерских МТС.  В это время в мастерских было можно встретить весь букет интернационала. Трактористами, комбайнёрами работали латыши, эстонцы, литовцы и немцы. В мастерских так же на постоянной основе было много выходцев из Прибалтики. Все они были из репрессированных.  Этих людей власти считали второсортными, ограничивали в правах, не давали расти по карьерной лестнице. Так рядовым машинистом дизель-электростанции МТС, которая снабжала всё село электричеством,  работал эстонец Георгий, которого я лично знал, был по образованию инженер- механиком и у себя на родине руководил крупным предприятием, в электро – цехе МТС ремонтировал тракторные магнето и свечи зажигания репрессированный ленинградец Соболев Николай Николаевич- бывший полковник Советской Армии, выпускник военной академии, знавший три языка, читавший наизусть Гомера и классно насвистывал мелодии советских оперетт. Попал по анонимному доносу за причастность к убийству Кирова. Сын его, так же Николай, работал токарем в мастерских, имея высшее образование.  Мой сверстник эстонец Антон, с которым я подружился и пытался продвинуть его в комсомол, дав ему свою характеристику. Однако, в Райкоме ВЛКСМ напрочь отказали парню и мне пригрозили выговором. Жил я и на квартире семьи латышей, так как в общежитии МТС был полнейший срачь  от постоянного прибытия и убытия постояльцев из сел района. Приняли они меня как сына в свою дружную семью. 
      Когда в 1953 году умер И. Сталин, эта весть была встречена в селах Томской области не равнозначно, где почти 22 тысячи селян считались второсортными и в душе радовались. С годами, кто хотел, вернулись домой, а некоторые остались жить в Сибири более компактными группами.  С годами  всех их реабилитировали, но жизнь то искалечина.  
                                                  ***
     Много воды утекло с тех лет, много событий произошло за это время и вот в 1989 году мы с женой решили посетить одну из союзных республик тогда ещё Прибалтики. Купили путёвки в дом отдыха в г. Паланга, считавшийся лучшим морским  курортом не только Литвы, но и всей  Восточной  Балтики. В этом городе до сих пол жив дух предков, которые на протяжении нескольких веков оставались верны одному лишь ремеслу – янтарному делу. Музей янтаря в Паланге наверняка никогда не перестанет удивлять и восхищать своими экспонатами, сотворёнными природой и умелыми руками местных умельцев. Каждый побывавший турист в этом прекрасном городе наверняка уедет отсюда, не купив поделок из янтаря-этого солнечного камня.
      Каждый погожий день мы отдыхали в дюнах на побережье Балтийского моря.  Дюны считаются одной из главных «изюминок» Паланги. Ограниченные с одной стороны сосновым бором, с другой городскими пляжами, растянувшиеся на десятки километров, где всегда можно  в случае укрыться от ветров, которые постоянно дуют с моря. Можно бесконечно бродить по прибрежному песку в полосе прибоя в поисках янтаря, выносимого морем на берег и это иной раз удается, не смотря на обилие отдыхающих.
        Проблемы с отдыхом у нас начались с момента прилёта в аэропорт «Паланга».  Чтобы попасть из аэропорта в сам город мы потратили полчаса, чтобы найти нужный автобус. Мы с первого часа почувствовали к себе какую- то неприязнь, холодок местных, когда узнавали что мы из России. В доме отдыха нам предоставили место проживания в виде «бунгало» в длинном двух этажном помещении с отдельными входами с веранды и всеми удобствами отдельно на первом этаже. В комнате из мебели кровать и тумбочка, словно в камере для заключённых. Правда, кровать двуспальная и не пристёгивалась на день к сене. За две недели в номере уборку сделали три раза и один раз заменили бельё. Хотя, рядом стояли пятиэтажки, где жили отдыхающие  со всеми удобствами и куда мы ходили питаться. Что бы навести какую то справку у местных, услышав русскую речь, или молча уходили, или явно лгали. Моя супруга, заняв очередь в парикмахерской, что бы сделать стрижку, пропустила с настойчивого разрешения парикмахера трёх «блатных» клиентов. И так всюду, узнав, что мы русские, в магазине, на рынке нас старались хоть немного, но унизить. В один из воскресных дней прогуливаясь в городе, мы невольно попали в толпу двух небольших групп митингующих. Моя жена решила вложить и свои «пять копеек» в настрой протестантов. Узнав, что мы из России, митингующие, объединив усилия так отсчитали её, что я я с трудом увёл её от греха подальше. Ей и мне дали понять: «Вы приехали отдыхать, вот и отдыхайте и не лезьте в наши дела!» 
          А что вы хотели? Выросло новое поколение со своими интересами, со своими запросами.  Живы и те, кто хорошо помнит, как их семьями с малыми детьми, оторвав от родного дома, от нажитого не лёгким трудом скарба, хозяйства,  за ни за что грузили в поезда и везли в неизвестность на край земли. А там, заставляли униженно ходить ежемесячно  отмечаться к зажиревшему чиновнику, и не иметь никаких прав и свобод.  Тот же Антон,  вернувшись в свою Эстонию, с которым я дружил в юности  и которого пытался затянуть в свой комсомол, разве у него могут остаться светлые воспоминания из детства, о стране, где  его считали человеком второго сорта, а мать, по ночам недосыпая, работала на  швейной машинке, одевая не богатых соседей за копейки, чтобы в одиночку дать сыну хотя бы среднее образование.
        Такое не забывается никогда и будет передаваться из поколения в поколение. Вот здесь и будет к месту реплика В.Путина: «Что вы натворили?!»  Только это уже касается тех, кто правил нами долгие годы «развитого социализма».
       PS: Этой статьей я ответил себе и читателям на вопросы, поставленные
           в репортаже, написанном ранее под названием: "Как быть своим среди 
           чужих".    
                                 *** 26.01.2016. ***
    
                  

 
+1
11:49
28
Нет комментариев. Ваш будет первым!