Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
21
Лермонтов
5
Есенин
13
другой
7
Чат


    Счастливый билет

    Сентиментальные рассказы

    Счастливый билет

                                                                            Посвящаю своему внуку.

                                      Счастливый билет

    День и ночь шел снег. Он валил целую неделю и укутал белыми хлопьями все  бульвары и скверы Москвы.  Смурное  небо висело над городом и проясняться не собиралось. Пронизывающий ветер выдувал из прохожих душу и воспоминания о домашнем тепле. Сотрудники   агентства «Театрал»  с трудом пробирались к своему уютному офису на Никитской, представляя дымящуюся чашечку черного кофе на рабочем столе.

    Деятельность этой культурной организации  не отличалась чем–то оригинальным и необычным. Телефонные операторы, вооружившись звериным чутьем, внутренним обаянием  и правильной речью -  пытались  впарить сырому клиенту билеты в театр. Или как говорят многоопытные сотрудники – продать эмоции дорогим гостям.

      «Оба!» - и вдруг раздался  телефонный звонок. Вас,  млевшую, например, в собственной ванне, пригласили посетить театр. И не просто  вкрадчиво советовали, а применили к Вам, открытой, доверчивой и совершенно неподготовленной к обороне, все болезненные и хитромудрые рычаги современного маркетинга. Незаметно обволакивали и завораживали, ломая  хлипкое усилие вашей воли.

    ***

    В детском музыкальном театре  праздник. Балет для детишек детского дома. «Театрал» вывез на трех автобусах средние и старшие классы. Все сотрудники  агентства стояли на ушах. Закупка шариков, конфет, подарков, договор с автобазой, дело хлопотное, но приятное - улыбки не сходили с их лиц. И главное,   билеты, самые лучшие, в первые ряды партера. Игорь с Мариной рассаживали детишек по автобусам во дворе детского дома. Маша и  Глеб крутились на стремянках в фойе театра, развешивая сотни воздушных шаров. Михаил  Семенович и Стас на своих машинах привезли подарочные наборы с компьютерными играми, трансформерами и куклами. Всем ребятам подготовлены конверты с деньгами на буфет. Агентство, как никогда, работало слаженно и шустро. К концу вечера сотрудники  валились с ног от усталости, но радостные взгляды детей придавали дополнительные силы.  Эти благотворительные походы в театр с воспитанниками   детского дома вошли  в добрую традицию.

    ***

     В процессе совместных чаепитий  словоохотливые сотрудники агентства частенько рассказывали о своих  приключениях до прихода в «Театрал»:

                   Игорь, бывший скрипач–виртуоз, переигравший руку и покинувший сцену, с восхищением расписывал  свои гастроли в Европе. Роскошные залы Австрии. Концерт в Венской опере. А сцена театра?! Это целый город,  в котором он как-то заблудился и, если бы не местный пожарный, так бы и бродил среди задников и подъемных механизмов. 

                   Маша   родилась в общежитии завода железобетонных конструкций. Мама ее, приехавшая по лимиту в столицу, работала штукатуром на отделке домовых панелей. Общежитие находилось недалеко от Нового цирка и восьмилетняя Маша, гибкая  от природы, пришла наниматься в артистки. Дети в гимнастических номерах были нужны, да и мама против ничего не имела. Машу пристроили во второй класс спортивного интерната  и начали готовить к арене. Гуттаперчевая девочка быстро вошла в репертуар в группе гимнастов на шестах. Ее любили партнеры, ей  аплодировала публика. Интересные гастроли, цветы, подарки… В двадцать Маша сорвалась с шеста и сломала ногу. Сложный перелом. Отделение спортивной и балетной травмы.  Долгое и нудное лечение.  Цирк пришлось оставить…

                 Стас,  актер из Омска, рассказывал про Сибирь! Постоянные гастроли в огромные города и маленькие нефтяные поселки.  С каким упоением он говорил о  старинном, великолепном здании Омского драматического театра, в котором служил!

                 – Владислав Дворжецкий?  Вы помните, как  гениально он сыграл Хлудова  в фильме «Бег»?  Дворжецкий наш – омский, хоть и в Москву перебрался. И мне пришлось в столице обосноваться: сначала маму на операцию привез, потом деньги понадобились  на лечение… вот и остался. А актеров здесь и без меня хватает.

                  Самый молодой оператор агентства Глеб  еще нигде не работал. После английской спецшколы и неудачного старта на первом курсе строительного Университета он пошел в армию. Не симулировал, не отлынивал. Пережил жесткую муштру в учебке под Ковровым. А  потом, сержантом, командовал расчетом «Тунгуски» в морской пехоте. В институт после дембеля не тянуло.  Хотелось своего жилья и немного денег на жизнь.  Глеб владел тремя  языками и был незаменим  в работе с иностранцами.

       Михаил Семенович  тридцать лет служил  завлитом в Московском драмтеатре «На бульваре». Его стараниями афиша театра всегда держалась на высоте.  Актеры обожали душку  завлита, вечного тамаду и прекрасного рассказчика  анекдотов.

     На торжественное собрание  Михаил Семенович  ехал в возбужденном и оптимистичном настроении. Директор театра, обменявшись с юбиляром традиционными любезностями, зачитал Указ о присвоении ему звания Заслуженного деятеля искусств.  Актеры вручили  огромный букет белых хризантем.  И вдогонку, как бы невзначай, кадровик огласил приказ о выходе на заслуженный отдых.

     «60 лет – день в день выгнали на пенсию. Жизнь кончилась – завтра идти  некуда», - стучало в висках у новоиспеченного пенсионера.

     Домой  в этот вечер Михаил Семенович, вернулся с головной болью. В квартире было холодно.

    *** 

    Марина Суркова  начала свою производственную деятельность   продавцом сразу  после   окончания школы.   Затем каталась проводником в поездах дальнего следования  на  Берлин,  Варшаву.       Когда ей опостылел стук колес и пьяные мужики в вагонах, устроилась секретарем к старому лысому начальнику средней руки.  

     С четвертой попытки Суркова себя  нашла.  Она пришла на работу в агентство «Театрал»  и блистала там всеми гранями своего редкого  таланта. Внешне  Марина была «страшна как черт».  Так ласково и совершенно   беззлобно   окрестили ее сослуживцы -  молодые мужчины. В свои тридцать с хвостом она собрала в себе весь визуальный негатив, который только может проявиться в одном человеке.  Девушка очень много ела - это было ее интимное удовольствие, в котором она не хотела и не могла себе отказать. Прожевав очередной банан, и почувствовав себя еще более голодной, Марина начинала кромсать огромные ломти колбасы, а затем  с любовью втискивала  их  в надрезанные булки. Поедала она всевозможные копчености и варености с  таким размахом,   что они перли из нее во все стороны,  вздымая складки нежных кофт и ярких платьев.  При балетной груди девушка имела классическую оперную попу, а со спины представляла собой устойчивый квадрат, в любом сегменте которого, наблюдался катастрофический  перебор      веса.   Любовь к шоколадкам, круассанам и дурманящим взор пирожным добавляла проблем. Короткая неуклюжая стрижка, широченные «брежневские» брови, надутые щеки и нос - молодой, чуть созревшей картошкой, не красили  (и окончательно добивали робкие попытки мужчин  найти что-то прекрасное в ее внешности). Ну,  не красавица,   и здесь уже   ничего не поделаешь.      Что есть, то есть.  Работа у девушки являлась именно тем   местом, где она тут же,  едва переступив  порог  офиса, лицедействовала. Ее голос! Этот ангельский, томный, чуть грудной тембр! Всевышний наградил Марину тихим вкрадчивым дискантом с сиротливыми нотками.  Он лился из телефонных динамиков млеющих абонентов и убаюкивал их. Гости, которым невидимая девушка втюхивала билеты, уже через минуту мечтали познакомиться с ней. Клиенты представляли ее сидящую в глухой тайге, замерзающую и голодную. У представителей сильной половины человечества появлялось устойчивое желание срочно приехать, накормить девушку, укрыть  ее теплым пледом и взять под опеку. Она давно заметила,что при такой манере общения  с мужчинами их  легко расположить  в свою пользу. То,что Марина, отключив микрофон, материлась с коллегами как ломовой извозчик, гости, конечно, не слышали. (Опыт черновой работы в поездах дальнего следования оставил свой неизгладимый отпечаток). Но, как только раздавался щелчок включенного микрофона, девушка продолжала всех обволакивать и завораживать.  Марина была хай ройллер - лидер в агентстве. Она зарабатывала в день недельную норму многих, вполне расторопных операторов и делала это легко без видимого напряжения.  Менеджер фирмы млел от ее продаж и выделял ей лучших  доставщиков. Девушка блистала и находилась на вершине материального благополучия.   Суркова, конечно, имела свои маленькие секреты.   Начав разговор во время «холодного» звонка,  девушка  знакомилась под благовидным предлогом с абонентом и  просила разрешения перезвонить (или просила перезвонить ей). Обращаясь уже по имени,  она  осторожно начинала выяснять отношение гостя к театру. Плавно и незаметно втекала в душу. Если абонент театром не интересовался и идти  туда не собирался, Марина моментально включала красочную картинку  выхода в свет прекрасного столичного города. Оператор без обмана начинала  описывать уютный  вечер, который пройдет с очаровательной дамой в изумительной «старой» Москве. Трогательный рассказ о дороге к театральному подъезду по вечерним бульварам, мимо городских садов и  любимых памятников - постепенно менял настрой слушателя. В голосе гостя просыпался интерес. Нежным полушепотом продолжала рассказ о  переулках и улочках,  по которым хаживали Чехов, Высоцкий и Гоголь.

    - По этим же тротуарам пройдете и Вы.

    Незаметно монолог переходил  к предполагаемой спутнице, стильные  наряды которой,  давно пылились в шкафу.

    - Да и одеть их, кроме как в театр - некуда.

    Если гости приезжие, Марина предлагала  проводить их от ближайшего метро до театра, и  заодно, совершенно бесплатно, провести интересную экскурсию.                                                                                                                                                                                                   

     -  И вот, ваш прелестный вечер, наконец, подошел к концу, вы возвращаетесь домой по ночной, безлюдной, засыпающей Москве.

    Театралов заинтересовать было  легче. С ними разговор шел на  «птичьем» языке подмостков. Обсуждалась постановка, игра обалденных актеров, упоминались несравненный Беспалов и прекрасная   Неронова. А зал? Ну, кто лучше Сурковой расскажет про зрительный зал! Она так описывала  московские театры, что слушателям хотелось переехать в них и жить там долго и счастливо. Кто, как не она, мог описать эти напыщенные партеры и худющие райки. А амфитеатры и бельэтажи с их потрясающим обзором, попасть в которые   мечтал каждый  «настоящий ценитель сцены».      Заинтригованный гость и не замечал, как оператор плавно подводила его к главному разделу «продажи эмоций» - к вилке цен.

    Включив расслабляющие интонации,  девушка радовала гостя сообщением о  номинальных ценах и о полном  отсутствии   комиссии.

    - Её просто не существует!

     Далее откровенно, как бы мимоходом, информировала клиента  о максимальной - сногсшибательной цене в партере.

    - На эту постановку есть билеты по 10000 рублей.

    И, уже не торопясь, доброжелательно, полушепотом  успокаивала гостя  более скромным предложением.

    - Есть билеты «всего по четвёрику» (4000р).  Вы же понимаете, этот спектакль и эти артисты того стоят.

    Если абонент начинал икать от таких цифр,  то на помощь приходили бельэтаж и ярусы. Девушка переключалась на дешевые билеты и щебетала:

    - Есть места для тех, кто любит сидеть повыше. Оттуда  и видно лучше…

    Человеку всегда нужно, чтобы его  желания и прихоти исполнялись немедленно - это оператор выучила хорошо.  Когда гость созревал и проникался доверием к Марине, происходило заключение сделки. В этот кульминационный момент она создавала иллюзию дефицита и эксклюзивности.                                               

     - Осталось только два билета, на них в настоящий момент поступило четыре заявки. Но вы самый приятный собеседник. Включались радостные интонации. - Вы приняли лучшее решение, билеты по две тысячи самые классные по выбору: цена-качество. Но я бы посоветовала два билета по две пятьсот, которые появились в базе совершенно случайно - сняли депутатскую бронь. Они, конечно, дороже на 500 рублей, но зато вы будите сидеть как короли.

     Марина в разговорах с клиентами бойко кокетничала, и это действовало безотказно.  Исполненная почтительности к собеседнику она метко  и  робко (еле слышно)  информировала гостя о его бархатном и  уникальном голосе, культурной речи или потрясающей осведомленности.

    - Такие мужчины как вы нравятся всем девушкам. У Вас голос с трещинкой… как у Высоцкого. (Или с лирическими нотками… как у Табакова.)

    Из-за этого профессионального кокетства девушка однажды попала в щекотливую ситуацию: в один совершенно ничем не примечательный будний день, после сытного ланча,  Суркова масляными руками нацепила на  голову наушники и включила микрофон.

    Клиент интересовался билетами на современный спектакль  в хороший московский  театр. Марина, как всегда, окружила гостя заботой и вниманием. Проговорив всю стандартную программу, она перешла к разделу «вилка цен». Предлагалась постановка Немалого театра -  «Ля-ля тополя». Спектакль, актеры и зал сомнений у оператора не вызывали, но цены на билеты  зашкаливали и могли спугнуть гостя. Она плавно и нежно юлила вокруг ценообразования на билеты, но страшных цифр не называла. Девять из десяти   бесед обрывалось именно при озвучивании заоблачных цен. Гость не выдержал долгой разминки и поинтересовался конкретной стоимостью билетов.

    - Билеты от двух тысяч,  - невзначай обронила девушка.

    Тут последовал  иногда проскальзывающий у клиентов вопрос:

    - А Вы  сами были на этом спектакле?                 

    Девушка  принялась отнекиваться и ссылаться на отсутствие свободного времени. И тут у Марины выскочила, на автомате, совершенно необдуманная фраза:

    - Но если бы меня  пригласил такой мужчина как вы, то  пошла бы с огромным удовольствием.

    Последствий этого заявления Суркова  не просчитала.

    Гость моментально среагировал и поинтересовался лучшими билетами на спектакль. Обрадованная Марина, еще не ощущая подвоха, промурлыкала о лучших места на эту постановку и сообщила, что они не в зале, а на сцене - на стульях за бутафорской барной стойкой.

    Клиент, не задумываясь, взял два  лучших билета,  при условии, что они пойдут вместе. Разговор пошел явно не по сценарию. Оператор опешила и слегка растерялась. Но выручка! Выручка в шестнадцать тысяч рублей теребила ее сознание и щекотала профессиональную гордость.        

    «До спектакля  еще двадцать дней, что-нибудь  придумаю».   

    Она оформила заказ и передала  менеджеру. Это был ее питч  (суперсделка). Марина откровенно наслаждалась атмосферой сенсации и не скрывала этого. Она стала героем дня. Днем позже Суркова вспомнила про свои опрометчивые обещания. Что делать девушка не знала. Оценив свои сто десять килограммов живого веса и осмотрев пару новых платьев, которые так и  оставались в шкафу,  она приняла единственное и мудрое решение – в театр с клиентом не ходить.                                                                 

    «К сожалению…»

    Марина набрала номер своей школьной подружки - Наталки и прощебетала ей шикарную новость:

    - Наталочка, ты идешь в театр. Билет - подарок от нашей фирмы. Идешь не одна, с кавалером. Симпатяга и не женат. Немедленно говори мне спасибо, отказ не принимается. Наталочка и не думала сопротивляться, а когда узнала цены, то появилось и желание посмотреть спектакль.
    ***
    Поход подруги в театр прошел успешно. Да не то слово успешно, просто супер. Мужчина проводил ее после спектакля. Потом был ресторан, гостиница…   В Новосибирск, родной город театрального спутника, они поехали уже вместе, а через полгода расписались и приехали в Москву в свадебное путешествие.

    Полная грустных мыслей,  Суркова одновременно радовалась и переживала. Но как же так. Она собственными руками отдала «своего» мужчину в чужие руки. Гостя, которого она охмурила и настроила на свидание. Как подруга вывернулась со своим  именем при первой  встрече – она понимала. Операторы часто пользовались на работе вымышленными именами. Но клиент, ее клиент, стал  Наталкиным мужем –  этот факт терзал Маринину душу.

    Суркова стала присматриваться к себе. Правды о  внешности ей никто никогда не говорил. Кому нужны недруги на работе. Ее называли обольстительной, нестандартной, очаровательной, но это в глаза. За спиной оценки стреляли намного жестче.  А чаще всего с ней общались люди, которые вообще никогда ее не видели, а только слышали. Подруги всегда говорили много приятного, но Марина понимала, что они врут и глубоко задумываться над этим не желала. Девушка всегда считала, что если кто ее и полюбит, то полюбит такой, какая есть.

    После истории с Наталкой Суркова стала сомневаться в своих аксиомах и решила начать новую жизнь.  Ее охватил порыв, она отдалась ему,  но в облаках не витала и  все будущие трудности и неприятности представляла реально и четко.   Через постоянных клиентов девушка узнала о волшебнике, потрясающем хирурге в Институте красоты на Ольховке. Седовласый врач – красавец и умница долго и упорно доказывал возбужденной Марине, что ее премилый носик трогать не надо, а уж резать тем более. Она была непреклонна:

    - Нос-картошку убрать, ребро носу создать. Хочу греческий профиль.

    Встретив пронизывающий, острый   взгляд пациентки доктор понял, что все споры и уговоры бесполезны.

    Активные действия так  же коснулись бровей и зубов. Девушка рвалась в бой. Глаза у нее горели,  а  деньги и страстное желание в наличии были.                                                                              

    Операция прошла успешно. Реабилитационный период тоже. Наконец настал день, когда Марина смогла взглянуть на себя в зеркало. Увидев свое отражение, она заплакала. Точеный греческий нос, пухлые губки, выразительные глаза, надломленные, тонкие брови – все идеально!Первый шаг к новой жизни сделан.

     Еще не сняв с лица послеоперационную маску, она пошла в ближайшийфитнес клуб и записалась к лучшему инструктору по коррекции фигуры.  Обвела глазами зал. Ей было интересно посмотреть на тех, кто нынче может себе позволить выложить ползарплаты за фитнес. Народу оказалось немного: четыре девушки, добивающие себя на беговых дорожках и три парня скрипящие зубами под страшными штангами. Полноватый дядька средних лет, опытный и мудрый тренер  оказался лаконичен и строг:

    - Вес, Марина, корректируется не в клубе, а вечером у холодильника! «Подсушить» я, конечно, Вас могу, но как только стемнеет, Вы наберете его с лихвой на своей кухне. Надо, девочка, меньше жрать сарделек и пирогов и больше пить воду.Вставить словечко Марине не дали. - Слушайте и записывайте: занятия у меня три раза в неделю. Приходите в теплом костюме из хлопка. Утром до клуба, ежедневно проходка по лестницам. Пройдите до третьего этажа, потом до четвертого, пятого и шестого,  когда адаптируетесь. В дни, между клубными тренировками, пробежка по скверикам или паркам. Начнем с двух километров, далее  три, четыре, пять, когда привыкните. Ручки согнуты в локтях и вперед с песней. Во время ходьбы или легкого бега носом вдох, ртом выдох - дышать ровно и правильно. После моих занятий - бассейн 30-45минут.

    Потом, еще с бОльшим пафосом:                                                                

    - Это все нужно, но это не главное. Главное – еда. Убрать совсем: хлеб и всё хлебобулочное, сахар, соль, сливочное масло, сосиски, колбасу и сыр. Можно рыбу с чем-то зеленым. Говядина отварная один раз в неделю без гарнира. Можно иногда с зеленью. Кушайте овсянку, гречку, рис - лучше в кашах. В день не более двух зеленых яблок. Простоквашу, кефир - пожалуйста. После  семи вечера не есть. И вот еще – пейте больше воды. За мышцы, пресс, талию, бедра,  отложения жиров не переживайте, это мои проблемки…                                                                         

    После жесткого разговора  с инструктором Марина пришла домой с глубокой душевной травмой. Но назад дороги не было. Она твердо решила двигаться по тернистому пути  к своему женскому счастью.

    Первый месяц невыносимо хотелось шоколада. Девушка вставала по ночам и исследовала кухонные шкафы. Но все сладкое  она заранее предусмотрительно выбросила. Пару раз  Суркова жалостливо спрашивала  инструктора о шоколадных плитках, но он был неприступен как  Китайская стена. Запрет на  сахар и булочки негативно отразился на ее доходе. Она стала раздражительна, заводилась с пол-оборота  и заискивать перед гостями даже и  не думала. Кроме всего ей  мешали торчащие во все стороны брекеты. Да какие там расшаркивания, она с удовольствием прибила бы с голодухи этих назойливых клиентов. Продажи упали, а менеджер смотрел в ее сторону с нескрываемым раздражением.

    Но вес, и это главное, стал действительно снижаться!

    Марина обнаружила на своем теле ранее невиданные в зеркале сегменты: мышцы, кубики пресса, стройную шею, талию. Прорезались коленки, уменьшилась, приподнялась и приобрела упругость грудь. Одежда пришла в негодность - гардероб пришлось менять. Все эти радостные события повлекли за собой большие траты, а денег уже не было – доходы скатились к нулю. Врачи, массажисты, косметологи, инструкторы быстренько добили все ее сбережения. Но ей повезло, среди ее клиентов были две замечательные портнихи, которые за смешные деньги перешили всю ее одежду.

    Жизнь девушки превратилась в кромешный ад и ежедневную борьбу с  собой.

    Ранее забитый холодильник  утомлял стерильной чистотой. Где-то в его глубинах, если присмотреться, виднелись два сиротливых яблока, миска с зеленым горошком и лимон. Все! Кушать уже не хотелось. Съеденный овощной суп или макароны из риса приносили Марине несказанную радость, а хлебцы-молодцы из гречки казались бисквитным тортом.

    Суркова  медленно обретала изящные и привлекательные женские формы.

    Тренер  демонстративно, по-хамски, задирал на тренировке ее футболку, в районе талии, и предъявлял  коллегам результат своих трудов.

    - …и самое интересное –  полное отсутствие жира. Подсушил ее немного. А икры, смотрите  какие шикарные икры…  А пресс…                                               

    То, что у  Сурковой болели руки и ноги, ломило спину, частенько сводило мышцы, и жутко ныли плечи – никого не интересовало.

    - Привыкнешь, не ты первая. Результат есть!

      Девушка, несмотря на отсутствие денег и постоянные боли в теле – сияла!   Беговая дорожка, штанга, гантели, бассейн, сложные тренажеры уже не вызывали у нее чувство животного страха.     Через год, с небольшим, Марина преобразилась. Из 56 размера она перебралась в 48, ее ровные зубки сверкали первозданной белизной, а талия, округлые бедра и худые коленки стали притягивать взгляды мужчин. Лицо  изменилось до неузнаваемости: боксерский нос картошкой приобрел ребро и образовал милый профиль. Тонкие рисованные брови вносили что-то яркое и броское в новый образ. Девушка стала блондинкой с пикантным каре, а сережки с изумрудами     добавляли ей загадочности.                    

     Преображение бабы Яги в принцессу было завершено. Суркова ждала звонка от прекрасного мачо. 

    ***

    Гость позвонил к концу рабочего дня. Ровный приглушенный голос  звучал приятно, но было явно  не до него. Марина  собиралась домой и боролась с вредоносной молнией на сапоге. Клиента интересовали билеты в Консерваторию. Рыться в репертуаре совсем не хотелось. Оператор предложила  «дежурный» фортепьянный концерт, в полной уверенности, что слабых выступлений в этом зале не бывает. Они познакомились и приступили к оформлению билетов. Георгий, так звали гостя, между прочим, сообщил девушке, что идет один. Второй же билет предназначен для  нее, для Марины.

    После концерта Георгий пригласил  девушку к себе на чашку кофе. Она и не думала отказываться. Сегодня  был ее день. Мужчина был нежен, ласков, романтичен и через слово восхищался красотой своей спутницы.

    В квартире оказалось скромно чисто и уютно. Сели на кухне. Хозяин подал кофе, разлил коньяк. Выпили за любовь. Георгий  поцеловал руку  девушке и предложил включить танцевальную музыку.  Кавалер вышел в большую комнату, зазвучал прекрасный Гершвин.  Девушка отодвинула стул и  вышла из кухни. То, что она увидела в комнате, повергло ее в шок. Суркова застыла в дверях, расставив широко ноги (видимо, чтобы не упасть), открыла рот и судорожно, хватая воздух, пыталась кричать. Но из гортани вылетело лишь шипение. Так она и простояла в полном ужасе минуту,  ухватившись рукой за дверной косяк. Марина готова была увидеть что угодно, но… картинка  вызвала приступ тошноты и безумного страха. Она лицезрела  стоящего посреди комнаты Георгия, абсолютно голого, как мама родила. На его  ногах  были ролики. Кавалер заискивающе улыбался и протягивал девушке руки.                                                      

     - Покатай меня,  Солнышко, по кругу, возьми его в ручки… и покатай.  Не бойся. Покружи меня. Приятно будет . Я тоже сделаю для тебя что-то особенное… Подойди…

    С этими словами Георгий выставил вперед свои причиндалы.  Марина, пребывая в состоянии грогги, кое-как, по стеночке, добралась до входной двери, с трудом открыла многочисленные замки и цепочки и опрометью выскочила на лестницу.

    ***

    Гость по имени Владислав был настойчив до неприличия. После предложения  Сурковой сопроводить его от метро до театрального подъезда, он согласился на покупку любых билетов. Его устраивал любой театр и любая дата, но только в сопровождении оператора. Марина, похоже, его околдовала. Она отвернулась от монитора, вся напряглась и буквально вросла в стул. Воспоминания были еще свежи. На ее лице появилось  замешательство, потом страх. Ясное дело, она говорила первое, что приходило в голову, лишь бы не молчать. Волнение погубило все ее профессиональные наработки. Девушка слушала  гостя, усмехаясь уголками рта и слегка покачивая головой.

    «Какой милый и темпераментный мужчина,не извращенец ли?»Билеты  Владислав выбирать не стал, положившись на вкус оператора. Его единственное условие было незамедлительно выполнено. Марина не без удовольствия согласилась на свидание, остановившись на своей любимой постановке с Беспаловым в главной роли. Разорять Владислава она не стала и взяла скромные места в первом ряду бельэтажа. Свидание состоялось.  Владислав зашел за ней ровно в четыре. Он был элегантен: безупречно одет, причесан, выбрит и от него приятно пахло.  Суркова выбрала для вечера черное мини  платье, босоножки такого же  цвета и скромное авторское серебро. Девушка была неотразима и произвела блестящее впечатление на кавалера, ее сердце сильно стучало.Владислав был нефтяником. Жил  он в Ноябрьске и работал мастером на буровой установке. В Москве сибирский театрал ощущал себя неуютно. Большие дома, роскошные рестораны и старинные театры  сковывали его. Девушка старалась затушевать, сгладить московское превосходство и больше интересовалась  добычей нефти и восхищалась работой людей  в Сибири (хотя в этом была ни бум-бум).

    После театра она пригласила Владислава  в гости  -  он ей понравился. Из метро они вышли вместе. Марина взяла его под руку и повела домой. Он остался  у нее в этот вечер. Это был понедельник. И лишь в четверг они выползли на улицу, чтобы купить продукты. Чувства ее скорее напоминали  смутное девичье волнение, нежели любовь. Но в квартире появился  мужчина, и ей было хорошо. К великому сожалению наслаждение было скоротечным - отпуск кавалера заканчивался.     

    На новый год Владислав прилетел уже не просто в столицу, а именно к ней – к Марине. Она ждала своего театрала и подготовила обширную культурнуюпрограмму, которой не суждено было случиться. Им было уютно вместе. Все дни и ночи они проводили на огромной тахте у домашней елки. 31 декабря, незадолго до боя кремлевских курантов Владислав встал, по старинке, на колено и преподнес девушке изящное  кольцо.

    ***

    Ноябрьск встретил Марину с мужем отличной погодой. Девушка побаивалась Сибири, в которой никогда не была, даже захватила с собой норковый полушубок.  Но лето в  Ямало-Ненецком округе выдалось теплое и солнечное. Они приехали в квартиру Владислава. Завертелась обычная суета. Утром Марина провожала мужа на работу и как тысячи жен встречала его вечером улыбкой и вкусным ужином. Все бы хорошо, но Сурковой было скучно. Театров в городе не было, а о другой работе она и не помышляла. Новую жизнь в Сибири Марина решила начать в понедельник и пойти к директору шикарного Дворца культуры «Нефтяник».

    «Если нет театра – значит надо привозить лучшие московские постановки с известными актерами».

     Директор Дворца культуры, улыбчивая дама средних лет, внимательно выслушала девушку, но немного обалдела от ее напора  и с ответом медлила.

    - Кто к нам поедет? Театры – репертуарные,  все актеры заняты. Я в Москве никого не знаю.

    - В Москве проблем не будет. Я работала с администраторами и директорами театров и филармонии, отношения хорошие. Гастроли всем выгодны. В Москве все организую. Реализацию билетов беру на себя. Не волнуйтесь,  завтра же начну оформление театрального агентства, что-то вроде индивидуального предпринимательства. А вот в  Ноябрьске у меня сплошные сложности.  Плаваю в вопросах приема и расселения актеров.  Давайте вместе попробуем и Вам хорошо, и я при работе?

    Так, или примерно так, Марина Суркова нашла себе работу. Ноябрьские афиши засверкали театральными звездами. Нефтяники  смотрели лучшее, что было в Москве, а Марина  продолжила заниматься знакомым и любимым делом.


    +1
    20:55
    206
    RSS
    01:40
    Понравилось, легко и весело!
    Спасибо