Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
21
Лермонтов
5
Есенин
13
другой
7
Чат


    Побег

    Фантастика. Рассказы.

    Побег
    Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать… Главное не наступить на ловушки. Если правильно рассчитать расстояние между ними, которое не совпадает с размером шага, то можно бежать мелкими шагами достаточно быстро, как по шпалам, … Тридцать три, тридцать четыре…  упал… луч прожектора лениво проскользнул над головой… раз, два, три, четыре, пять… вперёд… блин - рано, чуть не спалился. Прожекторов было всего четыре. Каждый освещал свою часть участка. По крышам тюремных блоков шарил луч крайнего прожектора… пятнадцать, шестнадцать… Оставаться в темноте можно было не более тридцати пяти секунд, под освещением пять секунд… двадцать, двадцать один…

     Бегать по крышам в казённых ботах с металлическими набойками, конечно, неудобно, но так всё складывается…  двадцать пять, двадцать шесть, … Одиночка мне даже нравилась, время я даром не терял, приседания, бег на месте, шпагат, прыжки…  тридцать четыре, лёг… четыре, пять... встал, бегом. Пока я сидел, кое-что изменилось. Я научился анализировать, хватило времени просмотреть своё прошлое и многое встало на свои места. Как говорится, пазлы сложились. Двенадцать, тринадцать… Хорошо, что вторая крыша немного ниже, так что три метра между ними я пролетел, почти не сбавив темпа. Двадцать… двадцать один… теперь самое сложное, крыша плоская и светлая, я на ней даже лёжа буду виден, как пингвин на льдине, осталось несколько метров… тридцать два, тридцать три… я в детстве прыгал только рыбкой: через заборы, кусты, даже со снежных горок, здесь главное приземлиться на руки и, если нужно, то кувырок… Машина, как и положено, остановилась рядом с крышей. Охранники уже проверили мусор, и верхняя часть мусоровоза медленно закрывалась. В последнюю секунду я нырнул с крыши в узкий, быстро закрывающийся проём… кувырок не понадобился.

    Если бы меня раньше спросили, чем пахнет свобода? Я бы затруднился с ответом. Теперь же могу отметить, что свобода пахнет дерьмом. И это неудивительно. Кухонные отходы, пролежавшие несколько дней, имеют именно такой запах. Руки судорожно заскользили по склизким стенам, пока не наткнулись на поручень и не схватились за спасительную металлическую планку. Бездерьмового пространства было немного, но воздуха хватало продержаться некоторое время. До первой стоянки ехать надо было не более пятнадцати минут, лишь бы не наглотаться. Почему-то вспомнился Зюскинд. Это не важно. Важно, что всё идёт по плану.

     Первая стоянка по инструкции через пятнадцать минут. Машину должны прогнать с открытым верхом между двумя экранами - это ещё одна проверка. По инструкции водитель и охрана в это время должны присутствовать. Пока кузов мусоровоза закрывается, у охранников есть возможность перекусить. Вырвавшийся на свободу запах не способствует пищеварению, поэтому охрана и водитель стараются отойти подальше и там выпить горячий кофе, и съесть захваченный в дорогу сэндвич. Это считается нарушением инструкции, но начальство далеко, а впереди дальняя дорога. У меня будет минут пять. Одна, чтоб вылезти. Четыре - добежать до канала.

    Всё так и случилось. Я с наслаждением нырнул в слишком прохладную воду и поплыл вдоль берега, по пути расставаясь с запахами и казённой одеждой.

    Ещё два года назад, после встречи с Писателем, я всё решил. Сеанс стоит очень дорого, за ту встречу я отдал все свои деньги, которые у меня были на то время.

    За всю свою жизнь я поставил множество фильмов, хороших и плохих, и очень плохих, в числе которых было несколько фильмов об ограблении банков, поэтому, как говорится, «был в теме».

     Грабил банк по самому тупому сценарию, то есть одел маску, связал с десяток толстых свечей, обёрнутых в коричневую бумагу, прикрепил часы с большим электронным циферблатом. В банке поверили, что это бомба, поэтому операция по изъятию денег прошла без сучка и задоринки. После ограбления я вполне успел проплатить за сеанс, а часть денег оставил. Потом нашёл нужных людей и отдал им остаток денег. Платить заранее было рискованно с моей стороны. Но другого пути не было. И как показало время, я в них не ошибся.

    Я сидел на кухне, курил и пил кофе, ждал полицию. Я был готов, когда в дверь постучали.

    Мне светило десять лет полного одиночества. Я просидел около шести месяцев. Оставалось совсем немного времени до сеанса и тут со мной вышли на связь и передали точную инструкцию для побега.

    Согласно плану, через несколько метров, под водой, я действительно наткнулся на акваланг…

    Воздуха хватило минут на тридцать. Я всплыл на поверхность, на берегу стояло авто, за рулём которого сидел уже не молодой человек, растрёпанные волосы которого были похожи на дурацкий парик клоуна в отставке. Сам Клоун был подчёркнуто безразличен. Дождался, когда я влезу на заднее сиденье, и, молча, рванул в сторону города. На заднем сиденье лежал свёрток с одеждой и термос с горячим кофе. Когда я уже закончил переодеваться и хотел открыть термос, Клоун остановил машину, развернулся ко мне, вытащил небольшой пистолет, приставил его к моему темечку и нажал спусковой крючок. Сознание выключилось.

     Очнулся от небольшой оплеухи.

    -Хорош валяться. Пей кофе, приехали.

    Запах пережжённого кофе меня не тронул. Немного подташнивало. Клоун хмыкнул.

    - Первый раз что ли? Сейчас пройдёт. Судимость с чипа я стёр. У тебя есть часов пять-шесть. Сейчас они даже дёргаться не будут.

    Я наконец смог глотнуть из стаканчика. Кофе был слишком крепкий и без сахара.

    - За такие деньги на сахаре могли бы не экономить.

    Вероятно, Клоуну это показалось забавным. Он ухмыльнулся, обнажив остаток своих зубов.

    - Весёлый ты, парень. Тебе повезло, у меня есть немного времени, и я могу тебя довезти до первого поста. За свой чип можешь не беспокоится. Пока информация поступит, пока они поймут, пройдёт время.

     Я кивнул. Клоун вывел машину на дорогу.

    - Не моё, конечно, дело, только я никак понять не могу, какой смысл в побеге? В чипе хорошая защита и она восстановит все данные и скоро тебя вернут на место. Никто давно уже не пользуется моими услугами. Нет смысла. Нет клиентов. Тебе просто повезло, что я не выбросил аппарат.

    - У меня важная встреча. Мне нужна гарантия, что с чипом не будет проблем.

    - Фирма гарантирует. Можешь встречаться хоть с президентом. Ты чист. Но… не на долго.

    - Мне хватит.

    Дальше мы ехали молча. До встречи оставалось не так уж много времени.

    Четыре крепких вооружённых охранника, с каждой стороны по двое, прошлись по залу, хотя проверять особо было нечего. Сплошная бетонная стена с большим окном посередине разделяла помещение на две одинаковые части. В каждой части помещения напротив окна стоял металлический стул, крепко привинченный к полу. Позади стула была дверь, по разные стороны которой и встали полицейские. Пока шла дезинфекция, окно было развёрнуто поперёк стены. Затем оно бесшумно встало на своё место.

    Дезинфекция длилась секунд десять. Мы вошли и сели друг против друга.

    Он пристально вглядывался в меня, пытаясь прочесть мои мысли. От этого его напряжённое лицо выглядело немного глуповатым. Моё, скорее всего было не на много лучше. Поймав друг друга на этом, мы немного расслабились, глаза сбросили напряжение, мысли наши встретились. Наше время двигалось немного быстрее, поэтому мой вопрос прозвучал первым.

    - Как ты?

    - Как ты? – эхом прозвучало в ответ.

    Я и раньше слышал в записи свой голос и не могу сказать, что он мне нравится, Он тоже не был в восторге. Время поджимало. Я спросил.

    - У тебя есть семья?

    - Да.

    Неожиданно я почувствовал сухость во рту.

    - Оля?

    Он кивнул головой, и я продолжил.

    - Снимаешь?

    - Нет. Я художник.

    Этого я не ожидал. Нет я, конечно, рисовал и достаточно неплохо. Все даже предрекали мне после школы художку. Всё-таки надо было больше заплатить за информацию.

    - Художник… Я встречался с Писателем.

    Художник краем глаза взглянул на охранников.

    - Да, он мне говорил. Я видел его. Он ничего в своей жизни менять не намерен.

    Действительно, встреча с Писателем была. Я знал, что он мне скажет и он знал, и это меня бесило. Его тоже. Хорошего разговора у нас не получилось. Мы стали друг другу придумывать то, чего не было. Когда поняли, что врать самому себе не получается, было уже поздно. Окно захлопнулось. Впустую потраченное время. Деньги на ветер.

    - Писатель тогда не уехал и остался с ней. А я так и не женился.

    Художник пожал плечами.

    -Это был твой выбор.

    Я промолчал. Он был прав, потому что он думал так же, как я, или я думал так же, как он… Художник решил прервать мои размышления.

    - Ты успел на рейс. Я тоже мог уехать, но… остался и стал Художником.

    - Да. Наше время движется немного быстрее.

    Что я ещё мог сказать. Художник крепко сжал в замке руки и, почти не раскрывая рта, выдавил: - Я не стал известным Художником. Может потому, что женился?

    Потом потёр правой рукой левый висок и спросил.

    – А у тебя… Что ты знаешь про Олю, она… вышла замуж?

    Я тоже машинально поднял руку, но вовремя остановился, чтобы не получилось, как в зеркале. Всё в жизни меняется, только не привычки. В моменты тяжёлых раздумий, или перед важным решением рука так и тянется к виску.

    - Не знаю. Я искал её, но ты же знаешь, что информация о частной жизни закрыта.

    Времени оставалось мало, и оно стоило дорого. Тогда, много лет назад у меня был выбор ехать на съёмки или остаться с Ольгой. Других вариантов не было. Работа над фильмом обещала занять много времени. Но был определённый риск, в результате которого я мог потратить годы в пустую. Время на съёмку ушло гораздо больше, чем рассчитывал, ни денег, ни славы фильм не принёс. Я остался ещё на несколько лет, а потом ещё и ещё. Потом, через много лет слава пришла ко мне, но один вопрос мучал меня всю жизнь. И я спросил.

    - Если бы я не уехал тогда, мы бы остались с ней вместе?

    - Не факт. У Писателя получилось, и он ничего не хочет менять в своей жизни. Что касается меня, я не уехал, но мы с Олей все равно расстались. Я бегал по студиям, снимал рекламу, музыкальные клипы безголосых певцов. Она ждала меня долго. Но потом я почувствовал, что могу её потерять. С тех пор мы вместе. Нужны были деньги. Я рисовал афиши для театров, разрисовывал стены в детских садах… так я стал Художником. – И с горечью добавил: «Почему я тогда не уехал?»

    Только я мог понять его.

    - У вас время движется медленнее! Ты сделал всё правильно.

    Он посмотрел на меня и снова потёр висок. На его руке я увидел кольцо.

    Мне было лет десять, когда я нашёл это кольцо на развалинах старой церкви, которую сломали недалеко от нашего дома. Основное куда-то увезли и на месте церкви осталась огромная куча мусора. Она спрессовалась, и мы копались в ней, рыли подземные ходы и пещеры, в которых прятались и искали сокровища. Некоторые находили монеты и крестики, кому-то даже удалось продать свою находку в сетях.

    Я нашёл небольшое колечко, но оно оказалось оловянным, и я не смог его продать. Я носил его в кармане, как талисман и никогда с ним не расставался. Мне казалось, что кольцо приносит удачу. Сегодня первый раз я надел его на палец. Теперь это был не только талисман, но ещё и знак, что мы действительно понимаем друг друга. Я поднял руку так, чтоб он тоже мог увидеть на моём пальце кольцо.

    Если я рассчитал правильно, то всё должно получиться.

    Одеты мы были одинаково, только у него ещё был пиджак, который он, увидев на моём пальце кольцо, снял и повесил на спинку стула.

    Первые встречи параллельных миров происходили хаотично. Считалось что они соприкасаются случайно и от этого происходили всякие неприятности. Терялись люди. Просто выходили из дома и исчезали. Так же начали появляться люди из ниоткуда. Их никто не знал, и они ничего не помнили о себе. Невежество в вопросе параллельных миров дорого обошлось человечеству. Когда отрегулировали процесс, оказалось, что параллельные миры это не спирали времени и не другие объяснимые на тот момент явления – они недосягаемы, но всегда рядом. Объяснить это так же сложно, а понять так же просто, как триединство Бога. Единственная разница в параллельных мирах -  это время. Где-то оно запаздывает на секунды и эти секунды меняют многое.

    Научившись регулировать время, люди поняли, что это не только новые возможности для науки, но и Клондайк для бизнеса.

    Бизнес заключался в том, что каждый желающий мог встретится с кем пожелает из параллельного мира. Это стоило хороших денег, но люди платили и знали за что! Цепочка случайностей давала разницу жизни в параллельных мирах, например, мой сосед много лет назад похоронил свою мать, которую не успели спасти врачи. Он продал всё, что у него было, чтобы заплатить за информацию в бюро временного соглашения. И… оказалось, что в одном из миров она была жива... Денег хватило только на короткую встречу. Теперь он вкалывает в подземке на самых тяжёлых работах, чтоб встретиться ещё раз.

    Огромным спросом пользуются контакты с самим собой. На примерах других можно было сравнить свою жизнь с той, которая могла бы быть. Но мне хотелось не только найти то время, когда я её потерял, но и наверстать упущенное, такой вывод я сделал после встречи с первым собой, с Писателем.

    Весь расчёт был на то, что всё должно происходить строго по инструкции. Отклонения просто не может быть, потому, что все давно уже живут только по инструкциям. Никому и в голову не придёт, что-то менять.

    Обычно сеанс одной встречи длится минут десять, а вообще в зависимости от толщины бумажника. Когда время заканчивается, охранники уходят за дверь первыми, а мы должны немного ждать, секунд десять, пока окно не сделает полный разворот наподобие вертушки. В это время идет дезинфекция. Чтобы полностью стерилизовать и воздух, и встречающихся. Так было и в прошлый раз при встрече с Писателем. Тогда-то я и придумал, как мне вернуть своё время. Утраченное время без неё…

    Когда стекло двинулось на разворот, я вскочил со стула и кинулся рыбкой в образовавшийся проём, бесшумно приземлился на руки, кувыркнулся, сел на освободившийся стул и быстро накинул пиджак. Художнику потребовалось меньше времени, так как ему не надо было надевать пиджак. Всё это длилось секунд пять – не больше. Теперь я сидел на его месте, а он на моём.

    Обмен состоялся.

    Вечер. Я сижу на кухне, курю и пью кофе. Дым ровными, небольшими колечками плавает надо мной. Из спальни слышалось равномерное дыхание Ольги. Всё получилось, как я и рассчитал. Хотя ради этого пришлось ограбить банк, сесть в тюрьму, бежать… Хорошо, что я заранее знал, куда бежать. Зато теперь я здесь. Оля ничего не заметила, как будто это я прожил с ней все эти годы. У нас с Художником одинаковое всё: привычки, вкусы, поступки. Кстати о поступках, а где он взял деньги? Каждый в своём мире должен был оплатить встречу… не ограбил же он банк. И вдруг страшная догадка холодным потом поползла по моей спине….  

    В дверь постучали.

    -Кто там? - спросил я тихо, чтоб не разбудить жену.
    0
    14:12
    183
    RSS
    Нет комментариев. Ваш будет первым!