Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
21
Лермонтов
5
Есенин
13
другой
7
Чат


    ЗАЛИПАНИЕ

    Фантастика. Рассказы.

    ЗАЛИПАНИЕ

    Конечно, в нашем языке множество слов, гораздо больше, чем необходимо обыкновенному человеку, однако мы так к ним привыкли, привыкли к их беспрерывным приливам и отливам, что многие из них - возможно, большинство - утратили глубину и точность содержания… Увы, теперь слова, которые мы произносим, потеряли свою былую силу.

                              «Ведро алмазов»

     Клиффорд Саймак

         - Кто поклал какушки сбоку кадушки, паскудники? – крикнул бармен. – Клевать крысиный копчик!

         Он брезгливо сгрёб со стойки попавшие мимо пепельницы окурки, и недовольно осведомился у Сергея:

         - Крекеры кусать клёво?  

         Не успел Сергей отказаться от предложения, как толстая девка с большущими сиськами прижала его к барной стойке тугим плечиком и, дыхнув перегаром, томно спросила:

         - Бухлом барышню облагодетельствовать благородно будет? Набулькать бурлящего!

         «Не угостите девушку шампанским?» - про себя автоматически перевёл Сергей. Понятно, девица сегодня залипла на «б». А у Сергея нынче случилось залипание на «п», поэтому вместо «тебе уже хватит», у него непроизвольно вырвалось:

         - Пукать пузыриками придётся.

         - Быдло, - обиделась девица. – Буркалы бесстыжие.

         Сергей поставил на стойку недопитый бокал с пивом и пошёл к выходу. С него на сегодня хватит. Бежать. Закрыться в своей маленькой квартире, отключить телефон и включить старые треки любимых групп. У аудиофайлов, слава Богу, залипания не случается. А вот вокалистам о концертной деятельности пришлось забыть. Да что там вокалистам?! С началом Эпохи Залипания с экранов телевизоров исчезли дикторы, спортивные комментаторы, кинематограф накрылся медным тазом, остались без работы проповедники, ди-джеи и куча преподавателей, обучение велось исключительно по учебникам. Перестали работать театры. Небольшая труппа гастролёров, у которых Гамлет в дни залипания на «д» читал «Быть иль не быть», как - «Деятельно дерзать? Дать дуба? Дебильная дилемма!» - не пользовалась успехом.

         Сергей вышел во влажный вечер. Мимо промаршировала компания футбольных фанатов, скандируя:

         – Загнобит голубоватых главный в лиге гладиатор!

         «На свете нет еще пока команды лучше Спартака», - понял Сергей. И не лень им было однофазников по залипанию искать. Впрочем, рассказывали, что в армии теперь по этому принципу формируют подразделения. Каждый день формируют. Сергей поднял воротник куртки, моросило. К нему подошёл бомж и спросил:

         - Запалим запашистого?

         - Пыхтеть противно, - ответил Сергей.

         - Зажал закрутку, - презрительно произнёс бомж и с достоинством отвалил.

         В кармане зазвонил телефон. На дисплее Сергей с замиранием сердца прочёл: «Наташа».

         - Привет, - сказал он ласково. – Поболтаем?

         - Соскучилась. Свиданье состоится, - волнуясь, проворковала самая прекрасная девушка на Земле. – Среда. Серьёзные слова станут судьбу складывать. Слышишь? Всё серьёзно. Сам скажешь.

         - Приду. Примчусь. Прилечу.

         Наташа засмеялась и дала отбой. Сергей не верил своему счастью. Любимая девушка приглашает его для серьёзного разговора. В среду. Среда завтра. А кто знает, на какую букву он залипнет завтра? Сергей и представить не мог, что он, дипломированный филолог, мастер лирической декламации, будет объясняться в любви на косноязычном воляпюке. Красивые слова для любимой роились в голове и требовали красивого звучания.

         Забыв про дождь и слякоть, Сергей брёл по извилистой улочке, напряжённо размышляя. Надо срочно искать пиратскую программу. Которая кратковременно блокирует залипание. Которое вызвано вирусом, который поразил чипы. Которые вживлены в мозг всем жителям Земли с самого рождения и неизвлекаемы. «Я уже, кажется, и в мыслях залипать начал!» - с горечью подумал Сергей и свернул в подворотню.

         Там маячили. Сергей подошёл. 

         - Поиск программиста. Профессионального. Против залипания программку слепить потребно, - сказал Сергей маячевшему.

         - Атлипни анацефал, а то ааагребёшь паа полнай, пан́яааал? – сказали ему, нагло таращась.

         - Производство программ против залипания преследуется по понятиям, - согласился Сергей. – Потребность пиз…

         Его оттолкнули, а сзади послышался голос:

         - Ах, если бы по понятиям, молодой человек. Но ведь именно, что по закону. Могут штраф нешуточный впаять.

         - Произн́осите! – воскликнул с восторгом Сергей, оборачиваясь.

         - Да, я могу разговаривать нормально, - самодовольно заявил человек в плаще. – У меня иммунитет к вирусу залипания, я избран. А вы можете плохо кончить. Программы против залипания наносят непоправимый вред здоровью, поэтому и запрещены. Искупление залипанием кара за внедрение в святая святых – мозг человеческий, всевышним данный смертным в совершенном виде, и не нуждающийся в модификациях.

         - Псих! - сказал Сергей и пошёл прочь.

         - С достоинством несите испытание, не хитрите и не жульничайте. Залипшие в этой жизни ораторами станут на небесах! – неслось ему вслед.

         Сергей был сердит на себя. Нашел, у кого спрашивать, у случайных людей. Эдак и правда, в полицию загреметь можно. На чёрный рынок соваться без привязок гиблое дело – обуют, подсунут китайское фуфло. Нет, пиратку найти можно, но на это надо время, связи и деньги…

         Всё это бесполезно, надо было идти к Вирусологу, бывшему однокласснику, а ныне, как говорили,  продвинутому подпольному хакеру. Но не хотелось. Он и живёт поблизости, но вот интуиция, подстёгнутая вживлённым имплантатом, подсказывала – не ходи! Не видел его сто лет и ещё бы двести не видеть. А завтра ждёт Наташа. Сергей тяжко вздохнул и направился к Вирусологу.

         - Помоги по прежней памяти, - с порога взмолился Сергей.

         - Так тебе тотально, - заверил Вирусолог. – Трепись. Требуется творенье?

         - Пиратку поболтливее.

         - Тариф тридцатка.

         - Получи, - сказал Сергей, вынимая деньги. – Приемлемо.

         - Ты такой темпераментный.

         - Припекло.

         Вирусолог задумался.

         - Таракана тебе в тыкву тиснем.

         «Жучка» в башку хочет поставить, холодея, понял Сергей.

         - Транзистор, типовой, трёхфазный, - успокоил Вирусолог. – Тензорный, не туфта.

         Бывший одноклассник быстро усадил Сергея в стоматологическое кресло и, не особо церемонясь, вогнал ему под кожу за ухом пиратский чип. Без антисептики и анестезии. Было больно.

         - Падло паталогическое! – возмутился Сергей.

         - Терпи, не трепанация! - засмеялся Вирусолог.

         - Подействует? – спросил Сергей.

         - Так точно!

         - Прощай, - сказал Сергей, натягивая куртку.

         - Трынди только толково, - предостерегающе поднял палец Вирусолог.

         «Разговаривай лишь по делу» - насторожился Сергей. Как так, а по любви?

         - Почему?

         - Тупишь, тугодум. Теперь тебя на толковище торкнет. Таракан истлеет от такой тяжести. Таракан истлеет – станешь тихий.

         - Понял. Перегорит проводка – потеряю память.

         - То-то.

         Вирусолог ещё раз назидательно погрозил Сергею пальцем и выпроводил его.

         Уже на улице на Сергея внезапно навалилось чувство светлой эйфории, тихой и радостной. Он не чувствовал себя так хорошо с начала эпидемии залипания. Теперь, под контролем пиратского «таракана», впервые за два года нормально заработал вживлённый имплант, стимулирующий мозговую активность. Сергей засмеялся, снова увидев в подворотне давешнего психа, уверенного в божественном происхождении залипания.

         - Мозг, данный человеку всевышним, всего лишь инструмент, - сказал он психу. – И как любой инструмент нуждается в совершенствовании.

         Он ещё долго говорил, а псих испуганно хлопал глазами, порываясь сбежать, но Сергей крепко держал его за рукав плаща. Сергей не помнил, как закончил свою блестящую речь, добрался до дома и завалился спать.

         Проснулся он с уверенностью, что приключилась с ним большая беда. Он вспомнил. Вирусолог ведь тоже был влюблён в Наташу. Тихоня, ботаник! Вечно как будто случайно оказывался в тех же местах, где гуляли Сергей с Наташей, и держался особняком, пожирая глазами. Но кто тогда на этого дрища обращал внимание? Над ним даже не смеялись, просто не замечали.

         А если он китайского таракана засунул?! И ведь, главное, предупредил для вида. Ещё отказываясь себе верить, Сергей открыл рот и громко и чётко произнёс:

         - Йеллоустон. Йога. Йод. Йошкар-Ола.

        И тогда Сергей понял, что залип. Навечно.

    0
    21:31
    194
    RSS
    Нет комментариев. Ваш будет первым!