Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
21
Лермонтов
5
Есенин
14
другой
7
Чат


    Ремонт

    Юмор. Рассказы.

    Ремонт

    Ремонт

     

    Ремонт. Это слово наводит ужас на любого. Однако, иногда бывает очень надо к оному прибегнуть, хотя вспоминать об этом всегда неприятно, поэтому и не вспоминаем. Но, бывают же случаи, вспоминаются, хоть ты тресни. Вот и у меня был такой случай.

    Милая соседская старушка однажды мне предложила помочь ей сделать на кухне ремонт. Упс. Да, у неё есть дети. И даже взрослые внуки. Но, ей не хочется их тревожить, ей показалось, что было бы гораздо лучше, если б ремонт ей сделала именно я. Небывалое доверие! Всего-навсего: ободрать старые обои, зачистить стены, развести клей, замерять углы, нарезать и…. вперёд, вниз-вверх, прыг-скок на табуретку (лестница не предусмотрена, ну если только не приобрести свою, себе же будет удобнее).

    Так вот, когда я получила это заманчивое предложение, я находилась в отпуске в своей деревне, что находится за 350 км от Москвы. Отпуск составлял целых 10 дней и у меня были гости, двоюродная сестра Лена. Старушку это не смущало. И хотя я вначале  на её просьбу улыбнулась и даже напомнила, что у бабушки есть дочь, лет на 5 меня моложе, а у дочери есть сын, парень крепкий, лет 20, так может они бы согласились помочь, по родственному (тем более, что мальчик как-раз приехал на каникулы). Но, старушка, любящая мать и бабушка, всплеснула руками: - «Да ты что! У дочки такое давление!». Моё давление бабушку не интересовало, ведь я не её дочь.  Я вздохнула, вспомнив, что моя мамочка умерла и некому поинтересоваться моим здоровьем.

    Моя сестра Лена, педагог высшей категории, рассуждая о «невинном» предложении соседской бабушки, сказала, что «пошла бы она лесом». Но, она так сказала не потому, что злая женщина, а потому, что как раз знала мои диагнозы, которые мы с ней и пытались «погасить» отдыхом в деревне, вот только … на кладбище уберём восемь могил (родителей и бабушек-дедушек), и сразу начнём отдыхать, так сказать восстанавливаться после тяжёлого рабочего года.

    На следующее утро, в 7 часов или ранее, раздался душераздирающий звонок (а именно такие были раньше, это сейчас «тили-бом», а тогда были «дзззззз…» и до бесконечности) – это пришла бабушка-соседка, принесла то ли укроп, то ли крыжовник. Я одним заспанным глазом взяла из рук металлическое блюдо и хотела закрыть дверь, но меня вежливо попросили пересыпать зелень и вернуть тарелочку. Что я и исполнила. Я заперла дверь и рухнула на кровать досыпать.

    На следующее утро всё повторилось. И на следующее, и на следующее… Гостья, двоюродная сестра Лена, проявила возмущение по поводу каждодневной ранней побудки. Мне было неловко перед ней, и я пообещала поговорить с соседкой, но, … ранним утром следующего дня опять раздался душераздирающий звонок. Я решилась возмутиться: – «Спасибо вам большое, нам ничего не надо, у нас всё есть» (тем более, что крыжовник, смородину или листья горького салата мы не настолько любили, что бы получать их дозировано,  по чуть-чуть, каждый день в 7 утра). Бабушка ненадолго удалилась, так как на следующее утро опять планировала прийти. Что и произошло. Сестра Лена порывалась сама открыть дверь, что бы спустить старушку с лестницы, но, я ей этого недостойного педагога поступка, не дала совершить и обещала серьёзно положить конец утреннему беспределу. Я решительно отправилась отпирать дверь, разлепив предварительно оба глаза, и твёрдо сказала: - «Я вас очень прошу не приходить так рано, мы в отпуске, мы в это время ещё спим». На что бабушка, будто ждала этого, и даже, как мне показалось, с упрёком, сказала: – «Да я боюсь, что вы уедете, а ремонт мне так и не сделаете». Я окончательно проснулась.

    Я вошла тихо в комнату, Лена сидела на кровати, свесив ноги, взъерошенная после сна, и смотрела на меня недобрым взглядом: - «Ну что? Ты ей всё сказала?». Я тихо ответила: - «Да. Я ей всё сказала». Лена почувствовала неладное и спросила: - «Что случилось?». Я ей рассказала, что нас отсюда не выпустят, пока мы не сделаем ремонт.

    Днём Лена собрала вещи и на вечернем поезде уехала в Москву. Я осталась одна. Выбора у меня не было. Мне нельзя было выйти на улицу, чтобы не встретиться с укором во взгляде соседки, которая до сей поры ко мне так «хорошо» относилась, а теперь … уж и не знаю кем в глазах старушки я являюсь.

    Я молча обдирала стены, заваривала клей, мерила углы и резала обои.

    На большей половине работы пришёл внучок, отличник он у них, в институте учится, а сейчас отдыхает на каникулах. Он был на пляже, загорал. Лето же на дворе. Ему я мешала, мальчику надо было кушать. Пришлось поторопиться, тем более, что одна мокрая от клея стена почему-то била током, через полчаса было всё закончено.

    Я ушла к себе. Спина не гнулась, руки не разгибались. Легла.

    На следующий день я выползла из дома. Ныло всё. Ну, ничего, впереди ещё целых три дня отпуска, я еще успею отдохнуть (подумала я). Звонила Лена, я ей рассказала про свой трудовой подвиг. Маты педагога высшей категории передавать не буду.

    По дороге в магазин, я издали увидела бабушку-соседку. Она шла быстрыми мелкими шажками, несла полную сумку продуктов, скоро проснётся внучок, надо накормить, отдыхает ведь, устал, в институте учится, отличник, стипендиат.

    Бабушка мне обрадовалась, полезла в сумку, достала кошелёк и стала считать бумажки. Я оторопела. Госспиди, неужели заплатит? Вот кстати-то. Бабушка вынула четыре бумажные десятки, ещё раз при мне пересчитала и протянула: - «На, купи себе шоколадку». Мне почему-то стало весело, я взяла деньги, потянула на себя, бабушка не отпускала. Пару секунд мы, улыбаясь, смотрели друг на друга, деньги никто не отпускал. Но, потеряв надежду на возврат сорока рублей, бабуля их отпустила, вздохнула и побежала рысцой дальше, внучок ждёт, мальчик, студент, умненький такой.

    Я шла с сорока рублями в руке и мне было смешно. Шоколадка 40 рублей не стоила. Но, можно было купить сладкую плитку. Сладкие плитки я не любила, поэтому пришлось добавить ещё столько же и купить-таки то, за что я обычно делаю ремонтные работы всем желающим.

    Прошло 3 года. Я вновь ездила в свою деревню, на 9 Мая, Великий праздник. И, разумеется, встретила бабушку-соседку (дай бог ей здоровья, к 80 уже) и услышала от неё, что … обои-то на кухне таки местами отклеились. Неужели снова позовут? Да нет, не позовут, ведь обои отвалились. Но, я  даже знаю, что скажу при случае: - «...ремонт делать будете, зайдите ко мне, угол на кухне подклейте по-соседски». Интересно, придут? А как не прийти, отказать мне теперь невозможно. Думаю, придут (ведь угол и вправду отклеился). А кто придёт? Дочка? Давление выровнялось? Ну и слава богу! Или внучок? Институт закончил, машину купил, квартиру в ипотеку взял, часто гостит у бабушки, молодец.

    А бабуля, шустрик такой, всё в магазин бегает, дочка, внуки приезжают, кормить надо. Вот только интересно, кто ей на кухне отвалившиеся обои клеить будет? Ведь по всему я виновата, плохо приклеила.

    Много найдётся желающих сделать ремонт соседской бабушке в свой отпуск? А я такая!


    2016 г.

    0
    01:06
    186
    RSS
    Нет комментариев. Ваш будет первым!