Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
21
Лермонтов
5
Есенин
13
другой
7
Чат


    ВРЕДИТЕЛЬ

    Юмор. Рассказы.

    ВРЕДИТЕЛЬ

    Петьке жизнь в деревне нравилась. Утром выйдет из дому, взглядом поле окинет – красота! Березки шелестят, мужики трудятся, а бабы у забора стоят, новости последние обсуждают: кто кому нагрубил, кто с кем подрался… Ну, разве не чудо? По ступенькам спустится,  кур пересчитает, свиней накормит, да обратно в свои «хоромы» вернется. Из окна ведь места родные еще красивее кажутся! В общем, парень он был скромный, но от жизни удовольствие получать умел: всему радовался, всему умилялся, но… Без изъянов в наше время никуда! С односельчанами у него отношения слегка… Не сложились. 
    – Слышишь, Петька! – Кричит ему мужик с поля. - У меня на днях грабли сломались! Не ты ли к этому руку приложил?
     
      Так я, Леонид Ильич, третьи сутки из дома не высовываюсь…
     
    – А у нас забор покосился! – Подхватывает второй. - Жена моя, Лидка, говорит, мол, я, старый дурак, поленился… А мне кажется, что тут без нашего Петьки не обошлось!
     
    – Да я мимо вас, Михал Степаныч, давно не проходил…
     
    – Ну, сколько врать-то нам можно? Натворил дел – сознайся! Или, по-твоему, мы сами своему же хозяйству вредим? Эх, молодежь…
     
          И так каждый день! То бабушка к нему прибежит,  скажет: «Зачем внука плохим словам учишь?», то девица нагрянет, спросит: «Для чего суп мой пересолил?». Но надо им должное отдать: пристыдить они умеют! Петька ночами не спит: сидит на кровати думает: «И когда же я это все творить успеваю? Днем вроде бы работы по горло: то свиньи проголодаются, то куры.
    Ужас! Под проказы только вечер остается! От чего же я их не помню? Может, я под алкоголем… Дурной? Да откуда ж мне знать, я ведь человек непьющий. Должно быть, мужики надышали!». 
          Петька в словах односельчан не сомневался. Зачем людям врать-то? Если говорят, что он набедокурил, значит действительно, где-то оступился. Тут главное ссору не начинать: лучше закатать рукава, да пойти содеянное исправить. Ему-то забор починить не трудно – главное, чтобы отношения добрососедские не портились. Так он и жил: утром за хозяйством присматривал, в обед по деревне носился (то крышу ремонтировал, то ребенка ругаться отучивал), а вечером про свои новые «свершения» узнавал. Иной раз пойдет свиней кормить – хрюшку обнимет, заплачет и голосом слезливым спросит: «Что ж я за человек такой? Одни от меня беды! Может, подскажешь, как мне другим не мешать?». Она на него глазами поросячьими посмотрит, хрюкнет в ответ, а Петька, как всегда, ничего не поймет. Так и ходил с головой понуренной: не знал, как проблему эту решить.

    – Ты чего мое время тратишь? – Говорит ему глава администрации. – Думаешь, у меня дел нет, кроме как на каждый пустяк откликаться? 
    – Так это, Борис Геннадьевич, не пустяк вовсе! Я же в деревне главный вредитель! Все ломаю, все порчу! Нужно же меры предпринимать!
     
    – Значит так: время мое не трать! Иди к секретарю, оформляй документ, в нем все самое главное изложи, а я, когда посвободнее буду, постараюсь что-нибудь придумать. До встречи!
     
          К сожалению, обращение к главе результатов не принесло: так он и продолжал заборы ломать. А через несколько месяцев деревенский паренек самого себя превзошел – стал вредителем районного масштаба! Раньше под раздачу только дома односельчан попадали, а теперь и вовсе он дороги крушить начал. Его имя даже в административном документообороте фигурировать стало: «На асфальтирование потрачено три миллиона рублей. Результатов не видно, потому что Петька все ломает». Как у него это выходит – никто не знал, но сомнений у сельчан не было: этот «фермер» всех в могилу сведет. Нет на душегуба управы: то зарплаты урежет, то зимний городок обустроит плохо… Слава Богу, у них хоть управленцы хорошие: вредителю спуска не дают! Обо всех его проказах в областной центр сообщают, да подробно расписывают: в каких размерах деньги ворует и каким образом на пенсии влияет.
     
          Петька наш совсем отчаялся: на крылечко сядет, деревню взглядом печальным окинет, вздохнет грустно… Выйти охота! По полю пройтись, с мужиками пообщаться, но… Нельзя! Того и гляди ненароком гадость какую-нибудь вытворит. Правда, меньше он от этого проблем доставлять не стал: односельчане все так же жаловаться приходили, а в документах районных имя его еще чаще всплывать стало. «По ночам, наверное, бедокурю!» - Вздыхает парень. – «Видимо, мне и спать-то нельзя!».
     
          Тем временем весть о Петьке далеко за пределы деревни распространилась: в областном правительстве за этим вредителем давно присматривали. Как откроют папку с отчетами – непременно упоминание о нем отыщут. Поначалу весело было. Подумать только, обычный сельский паренек, а проблем от него, как от распада Союза! Месяц смеялись, второй, третий… А через год как-то поутихли: деньги в район уходят, а результатов – ноль. Непорядок! Сам губернатор решил с вредителем познакомиться да разузнать, как это у него получается кругом беспорядок сеять. Сказано – сделано: приехал в деревню без предупреждения. Видит: народ напуган. Глава администрации к нему со всех ног рвется – руку протягивает. Он ему говорит: «Где дом Петькин?». Тот скукожился, покраснел и нехотя в сторону покосившейся «хибары» указал.
     
    – Ты Петька? – Спрашивает губернатор у парня.
     
    – Ну, я. – Отвечает. – А кто спрашивает?
     
    – Нужно будет – узнаешь. Ты лучше расскажи мне, зачем дороги в деревне ломаешь!
     
    – Так, я сам не знаю. Когда пьяный – дурной становлюсь.
    – Для чего пьешь тогда?
     
    – Так я и не пью вообще! А дороги ломал, потому что на меня мужики после посиделок своих…
    Надышали. 
          Губернатор сначала ничего не понял. Думал, «фермер» дураком прикидывается, чтобы не наказали. А потом, когда покурить вышел да с мыслями подсобрался, почему-то смеяться начал. Веселился он долго: сначала советников подзывал, затем главе администрации деревни благодарность объявил за труд добросовестный, а под вечер обратно уезжать захотел. Да только Петьку с собой взял! Говорит: «Мы за тобой лично присматривать будем! Чтобы не натворил ничего!». Парень чувства смешанные испытывал: с одной стороны радовался, что ему министры помогут, а с другой… Не хотелось ему родные края покидать! Тут у него и знакомых много, и жизнь обустроена… Присел рядом с хрюшкой, обнял ее, за ухом погладил да в машину к губернатору вернулся. Едут, за окном пейзажи сменяются… Грустно. 
          В большом городе Петьке не нравилось: кругом шум, суета… То ли дело в деревне: тишь, благодать, спокойствие! В доме обстановка приятная, не то что в квартире! Стены тонкие: то снизу голоса доносятся, то сверху! Как тут с мыслями собраться? Одно парня успокаивало: министры за ним приглядывали. Каждый день в дверь стучались, спрашивали: «Не натворил ли чего?». Правда, контроль их результаты быстро давать перестал: сельчанин через месяц в мегаполисе освоился и снова чудачить начал. Сам губернатор в отчетах писал: «На развитие региона потрачено тридцать миллионов рублей. Результатов не видно, потому что Петька деньги ворует». В общем, все в администрации парню удивлялись: что с вредителем делать,  никто понятия не имел!
     
         Шли месяцы, а проблема решаться не желала: область как нападки вандала терпела, так терпеть и продолжает. Депутаты ночами не спят, думают, как «фермера» к порядку приучить, а он… Глядит на них по-доброму. Улыбается! Говорит, что в городе заняться ему нечем – потому он, видимо, и бедокурит. Слова Петькины быстро по региону разлетелись. Каждая газета писала, что душегуб шорох наводит из-за нежелания работать! Но сельчанин с журналистами не соглашался: ему бы во дворик родимый, да к курам, поросям! Ну, или на худой конец, в поле… С косой пройтись – тоже сердцу отрада! Мечтает-то он о простом, о деревенском, а ему губернатор должность назначает: «Ответственный по чрезвычайным положениям в области». Ну, разве это мужицкое дело – сидеть в документах копаться? Но ничего не поделаешь: указ сверху!
     
    – Мы, Петька, сейчас тебя делом займем! – Говорят ему министры. – Отчеты, справки позаполняешь и вмиг хулиганить отучишься! Это мы тебе, как профессионалы заявляем!
     
          Идея, конечно, толковая: тут в теоретической части подкопаться никак! Да вот только на практике она себя показывала слабо: костюм официальный сельчанин надел, а дров ломать меньше не стал. Как был ответственным за плохие дороги в области, так им и остался. Правда, теперь он чуточку избирательнее стал, ведь доступ к документам имел.
     
    – Вот это я подпишу! – Заявляет Петька министрам. – А к этой филькиной грамоте даже прикасаться не буду! Технику, да, ломаю, но со здравоохранением ошибочка вышла: мне на людские болезни влиять совесть не позволяет!
     
          Так и жил целый год: то в правом углу печать ставил, то в левом, то  вверху расписывался, то внизу… Надоела ему суета кабинетная до жути! Стал он все чаще деревню вспоминать: как хрюшек откармливал, как с мужиками песни горланил, как заборы соседям чинил… В общем, стало его обратно тянуть! Захотелось по полю босым пробежаться, порог родной переступить… Правда, контролировать его некому будет…
    Но ничего! С главой сельской администрации договорится! Он, помнится, плакал, когда Петька в город уезжал. Хороший мужик, черт возьми.
    – Вы меня, Георгий Николаевич, простите! – Говорит «фермер» губернатору. – Ну, не могу я так больше! Устал от шума, от грохота вечного! Домой охота, аж жуть! Не серчайте на меня! Если что понадобится – звоните! Подскажу, где какой документ оставил! Ну, свидимся еще!
     
          Едет Петька в деревню – счастливый! От радости весь сияет! Чуть не индейцем прыгает! Смотрит: за окном березки шелестят, ветерок дует… Красота! Из машины выходит – народ его приветствует, руки пожимает. Рады! Они ж без него тут как без рук: ничего не происходит, ничего не ломается – скучно! А парень доволен: бабушек обнимает, девок в щеки целует и хохочет задорно, будто родился заново! Правда, одно  огорчало: с отъездом из города  имя его в два раза чаще в колонке новостей мелькать стало. Он теперь почти за каждую шалость в регионе ответственен. Но, ничего! Это переждать нужно! Только из конуры офисной выбрался: он это с непривычки, наверное! Так еще и мужики пьяные рядом дышат… А Петька, когда пьяный,  дурным становится….

    +2
    12:01
    133
    RSS
    Нет комментариев. Ваш будет первым!