Увидеть по-другому

Сентиментальные рассказы

Увидеть по-другому

На кухонных часах было 14:25, и Алена скоро должна была вернуться из школы. Время после школьного расписания дочери было уже все распланировано. Первым делом уроки, а затем - череда кружков. Она - мать, и ей лучше знать, какой должна стать ее дочь. Лучше знает, как правильно и что нужно для ее дочери в первую очередь, даже если та не соглашается.

– Что считает правильным один человек, не всегда может быть верно для другого, – раздался рядом спокойный голос.

Она чуть не подпрыгнула от неожиданности. Откуда этот голос, кто это сказал, ведь она одна в квартире! Не успев оглянуться по сторонам, как все растаяло, словно мираж.

* * *

Теперь она находилась в огромном, просторном коридоре с колоннами. Его пол и стены были выложены из черного мрамора, а светильники, висевшие на колоннах, излучали холодный лунный свет, который словно окутывал своим сиянием весь коридор. Вдоль стен коридора стояли постаменты с огромными зеркалами.

Окликнув кого-нибудь, она не получила ответа. А ее голос эхом уходил вглубь коридора и терялся в бесконечности его размеров.

Этот безмолвный коридор с зеркалами начинал казаться зловещим, и ее охватил страх.

– Не бойся. С тобой ничего не случится, – раздался тот же спокойный голос, который она услышала на кухне.

Обернувшись, она увидела мужчину средних лет, с правильными чертами лица и выразительными серыми глазами, одетого в рясу монаха.

Она не знала, кто он и откуда. Но от него исходила аура спокойствия и безопасности. И ее страх понемногу начал пропадать.

– Где я? – спросила она.

– У этого места нет названия, – ответил он. – Можешь считать, что ты просто находишься в одном из измерений, в одном из тысяч существующих измерений.

– Зачем я здесь?

– Сюда не попадают так просто. Если ты здесь, значит пришло время тебе кое-что показать. Давай подойдем к одному из зеркал, – сказал он, жестом пригласив ее следовать за ним.

– Что это за зеркала? – спросила она. Страх уже отступил, и теперь ей больше хотелось узнать об этом месте.

– Существует бесконечно множество параллельных миров*. В каждом из этих миров есть Земля, есть одни и те же люди, семьи, есть ты. В каждом из них все развивается параллельно, но везде по своему сценарию, который зависит от ваших поступков и действий. А эти зеркала могут показывать события, которые происходят в каждой параллельной реальности в настоящее время. И сейчас они все показывают миры, где происходят событий твоей жизни, – ответил он, а затем добавил. – Посмотри сюда.

* * *

Глядя в зеркало, у меня было ощущение, что я полностью присутствую там, куда смотрю. Сейчас я видела свою кухню, где я сидела за столом, опустив голову. А рядом стоял наш участковый и что-то рассказывал.

Я стала прислушиваться к разговору.

– …затем они всей компанией ограбили женщину, а потом пытались сдать эти вещи в ломбард. Но там их уже по горячим следам задержала полиция, – немного помолчав, он продолжил. – Потерпевшая написала заявление в полицию. Сейчас все они находятся в следственном изоляторе.

– Как такое могло случиться? – спросила я у своего спутника.

– У тебя не было времени на дочь. Когда она искала в тебе друга, ты всегда была занята. Ты не могла ее выслушать, когда она хотела чем-то с тобой поделиться. Потом она просто перестала пытаться тебе что-то рассказывать. Перестала делиться с тобой своими переживаниями, планами и искать твоих советов. Все это она нашла в компании других людей. И вот к чему это привело, – сказал он.

Подойдя ко второму зеркалу, я увидела больничную палату. Алена лежала под капельницей, а я стояла в стороне и беседовала с доктором.

– Ваша дочь потеряла сознание от переутомления. У нее просто нет сил и энергии. Какой у нее распорядок дня? У нее достаточно времени на сон и отдых? – спросил меня доктор.

– У нее очень много занятий после школы, на которые она обязательно должна успеть. Меня также воспитывали родители, – ответила я.

– А вспомните, были ли вы счастливы тогда, и пригодились ли вам все эти кружки? – ответил доктор, а затем продолжил. – Значит так. Еще один такой обморок, и здоровье вашей дочери будет сильно подорвано. Я на месяц освобождаю ее от физкультуры и посещения различных секций. Постарайтесь обеспечить ей десятичасовой сон и прогулки на свежем воздухе не менее двух часов в день. В дальнейшем я бы порекомендовал вам значительно сократить занятость дочери.

– Мы часто поступаем с нашими детьми так, как с нами поступали наши родители. Или пытаемся сделать из ребенка того, кем не смогли стать сами. И при этом не всегда задумываемся, а правильно ли это, а счастливы ли наши дети, – сказал мой спутник.

Я задумалась. Действительно, я все для дочери планировала сама, так как этого хотела. И не всегда считалась с ее мнением. Думая, что именно я знаю, как для нее будет лучше.

Взглянув в третье зеркало, я не уловила в своем лице ни тревоги, ни ожидания кого-то, хотя по времени скоро должна была вернуться со школы дочь. Я сидела за кухонным столом и пила чай. Все было очень спокойно и тихо, но при этом мне показалось, что все очень отстраненно выглядит. При этом настолько равнодушно, что как будто рядом со мной никого нет. И только сейчас я обратила внимание, что на кухне и во всех остальных комнатах царила та особая атмосфера, которая всегда выдает жилище одинокого человека. Я поняла, что в этом мире у меня нет дочери, и я совсем одна.

Когда я представила, что мне некого ждать, что рядом нет близкого и родного человека, который называет меня «мама». Человека, которого я могу обнять и о котором могу заботиться. Человека, ради которого бы я жила и который был бы для меня утешением в тяжелые минуты! Мне стало страшно…

Мне стало страшно больно за себя в том другом мире. Не знать любви ребенка, никогда не слышать детский смех и не прижимать его к своей груди. Всегда оставаться одной, приходить в пустую квартиру. Всегда быть одной…

– Почему это случилось? – шепотом спросила я то ли себя, то ли своего спутника.

– Потому что у тебя всегда не было времени, были только ожидания чего-то. А потом времени действительно уже не стало, – ответил он.

В другом зеркале не было света, из-за чего в комнате было состояние полумрака, а я сидела за кухонным столом, обхватив голову руками и беззвучно рыдала. Мне стало очень тревожно от увиденного. В таком состоянии я могла оказаться, только если случилось страшное горе. И где Алена?

А затем я увидела на столе клочок бумаги, вырванный из школьной тетради.

«В моей смерти прошу никого не винить. Я просто устала. Я устала, что меня не слышат, не понимают. И я ощущаю себя одинокой здесь».

Прочитав записку, я упала на колени и зарыдала. В этот момент, я уже забыла, что это был не мой мир, что моя дочь жива. И что скоро она должна вернуться со школы.

Я просто не могла остановиться. Та боль, которую я ощутила, была ужасна. Мне казалось, что мое сердце разорвется от горя. И только когда ко мне подошел мой спутник и положил свою руку мне на голову, я начала успокаиваться.

* * *

Затем они просмотрели еще несколько зеркал. Теперь она могла узнать, как все выглядит со стороны, как многого не понимала. Ведь каждая параллельная реальность, в которую они заглядывали, заставляла задуматься об увиденном.

Все, что она узнала и увидела, вызывало в ее сердце смятение, тревогу и одновременно огромное желание начать действовать. Хотелось поскорее что-то сделать, чтоб можно было все исправить, все изменить.

– Что мне теперь делать? – словно в отчаянии и в то же время ища поддержку, спросила она, обращаясь к своему спутнику.

Но его уже не было рядом. А ее сознание на секунду окутал мрак. Когда она очнулась, то снова сидела на кухне в своей квартире. И время на часах показывало 14:25.

«Неужели это был сон?» - было ее первой мыслью.

По ощущению прошло не меньше часа, она отчетливо помнит все, что видела и слышала, но время совсем не изменилось. Минутная стрелка не сдвинулась с места, а секундная продолжает свой ход. И вот с минуты на минуту должна вернуться из школы ее дочь.

Не успев окончательно собраться с мыслями, она услышала шум открывающегося дверного замка.

– Алена, это ты? – позвала она.

– Да мама. И я все помню, сначала уроки, уроки первым делом. И я успею к началу занятий в музыкалке, – ответила Алена уставшим будничным тоном, заходя на кухню.

Мать подошла и крепко обняла свою дочь, она ясно осознавала, что это был не сон. Пускай она до сих пор не понимает, где была и с кем разговаривала. Но зато отчетливо помнит все, что видела и слышала. И именно от нее сейчас зависит возможность изменить отношения с дочерью, сделать так, чтобы все теперь было по-другому.

– Доча… Уроки сейчас могут и подождать. Я очень хочу…, чтоб мы с тобой были друзьями, – сказала она, не выпуская ее из объятий.

В объятиях матери была любовь и забота. А в глазах стояли слезы. Со стороны могло показаться, что мать обнимает свою дочь, которую очень давно не видела. И отчасти это действительно было так. То, как они встретились сейчас, они встретились впервые.

Спустя какое-то время, они сидели на кухне за чашкой чая и разговаривали как две лучшие подруги.

*О возможности существования параллельных миров люди задумывались давно. Одним из таких людей был выдающийся итальянский мыслитель Джордано Бруно (1548-1600 гг.), погибший на костре инквизиции.

+1
10:11
153
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!