О русском стихосложении (вопросы теории)
Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
441
Лермонтов
105
Есенин
283
другой
203

Итоги ненужной войны. Фантазия. ( 3 часть)

Иллюзия души.

Итоги ненужной войны. Фантазия. ( 3 часть)
Продолжение 
 
***

Подземный ход.
Долго шел Такенхок по заросшему деревьями и кустарником берегу озера Долгих Туманов. В тумане и темноте это было крайне для него тяжело. Но ни входа на мост, ведущего к острову, ни лодки или плота он с берега не видел. Даже утоптанной тропинки к кромке воды, по которой часто ступает нога человека он не нашел. Неужели никто никогда с острова не выходит, и к ним никто никогда не приходит туда? Он уже решил прервать свое ночное путешествие. Все, хватит, пора возвращаться. И тут на его пути выросли из тумана три крупные фигуры.
– Ты кто? Что тебе здесь надо?
Смелости Такенхоку было не занимать. Но эти три мужчины, похожие на ночные призраки, заставили его вспомнить, что такое испуг. Он остановился. Помолчал, обдумывая, как начать свой разговор с незнакомцами, остерегаясь вызвать в ответ от них неприязнь. 
– Мне нужно встретиться с Липренной, – наконец он решился ответить именно так.
– Тебе может и нужно. Да вот она вряд ли захочет принять тебя в гости.
Голос говорившего, стоявшего к нему ближе всех был чистым и приятным, и даже немного завораживающим. Не верилось, что он может принадлежать такому крупному мужчине.
– Передайте ей, что меня к ней послал последний ученик ее матери.
В ответ тишина.
– Ну так, что мне делать?
– Жди!
Тут Такенхок заметил, что из встретивших его осталось только двое. Третий растворился в ночном тумане или туманной ночи.
Долго ждали в молчании.
– Так что мне делать?
И снова короткий ответ:
– Жди!
Прокричала ночная птица.
– Я завяжу тебе глаза. Так надо!
Стоявший ближе всего к ночному путешественнику подошел вплотную.
– Вяжи!
Повязка туго стянула Такенхоку голову.
– Идем. Но будь аккуратнее при ходьбе. Не спеши.
Как показалось гостю, повели его в сторону от озера, в глубину леса. Снова легкий испуг шевельнулся где-то внутри. Но на сей раз он был разбавлен злостью, из-за через чур холодного приема, оттого уже не было особенно страшно.
Шли по ровной дороге недолго. Затем пошел спуск. Крутой спуск. Под ногами захлюпала вода. Значит все-таки к озеру повели. Ошибся в ориентации. Но зачем в озеро? К лодке или утопить? Вода дошла до колена. Если чуть выше будет, то в лодку вряд ли ведут. 
Странные здесь монахи, если эта троица и есть они. Хотя может именно на острове, в этой обители, свои законы? Вместо доброты здесь ценится зло? Наверняка Аозабид знал о нынешних порядках обитателей острова. Зачем тогда послал сюда? Чтобы лишить армию главнокомандующего? Чтобы не было похода за посохом? Найдутся кроме него еще достойные полководцы. Решение принято окончательно. Потрачены огромные средства на сбор и вооружение армии. Отмены похода уже не будет. Не будет в связи с потерей Такенхока, как главнокомандующего.
Вода не поднималась выше колен. Наоборот, вроде даже стало мельче. И тут Такенхок заметил то, что изменился и воздух, которым он дышал. Из чистого, лесного, он сначала превратился в затхлый и очень влажный, а теперь снова становится чище. И звуки хлюпающих шагов прежде были странными, с каким-то гулким, коротким, с близким эхом.
Сухо, под ногами стало сухо. Они остановились. Непонятная прогулка закончилась? Нет. Не закончилась. Послышался звук открываемой двери, Такенхок споткнулся, переступая через порог, куда его направил, поддерживающий за локоть монах, или каков его здесь статус.
Они снова остановились. Дверь позади затворилась. На госте сняли повязку с глаз. В помещении, где они находились было сумрачно, даже темно. Вне здешних стен ночь, а здесь темнее даже, чем там, снаружи. Привыкшие к практически абсолютной темноте глаза старались что-то выхватить в окружающем пространстве, но все было размыто. Пленник, а он себя именно им чувствовал, снова закрыл глаза.
А вот мужчин он посчитать все же смог. Их было опять трое. И тот, который говорил с ним раньше, снова подал голос.
– Слева дверь. Пройди в нее. Там есть лавка. Сядь и жди.
– Липренна примет меня?
– Кто-нибудь тебя примет. Сядь и жди!
Такенхок осторожно пошел в указанную сторону. Наткнулся на стену, нашел в ней дверь, открыл, за дверью было чуть светлее. В противоположном углу горело, что-то вроде лампады. Справа у стены стояла лавка. Он прошел к ней. Сел. Вода, по которой он шел, была прохладной, и здесь, в помещении несмотря на то, что было лето, было не тепло. Промокшие ноги начинали мерзнуть.
Женская фигура перед ним возникла словно ниоткуда, она будто бы выткалась из сгустков отдельных теней.
Гость ожидал увидеть нечто подобное небольшому кулю, обернутому в плотные ткани. Однако дама была в обтягивающем ее тело платье, с открытыми волосами, с замечательными чертами лица. Она была очень красива, и ее красоту не мог украсть даже сумрак, царивший в этом помещении. Отдельные детали ее облика тяжело было уловить в темноте взглядом, но в общем понималось, она очень красива и статна.
Женщина так же отметила про себя все достоинства гостя, и почему-то сразу же прониклась к нему глубокой симпатией. Что-то дрогнуло у нее внутри, что-то зажглось, что-то затрепетало. Но виду она не подала. Сегодня она должна быть выше всего этого. Хотя ей не так просто это далось. Душа есть душа.
Она взяла его за руку, повелела подняться и подвела к горящему светильнику больше похожему на лампаду. Рассмотрела внимательнее при неярком свете его лицо. При этом и он успел разглядеть облик женщины. Она была еще молода и правда очень красива. Лицо ее не имело изъянов, все в нем было прекрасным. В том числе густые пышные темные волосы. Но красота ее была какой-то особенной, она восхищала, но не влекла. Словно сама собою говорила, что создана она не для тех, кто из мира сего.
– Кто ты?
– А Вы Липренна?
– Ты предводитель большого войска, которое на рассвете уходит в дальний поход?
– Да. А Вы…
– Имя твое?!
– Такенхок.
– Тебя ко мне послал последний ученик моей матери?
Гость не решился ответить сразу. Правды он не знал.
– Я не знаю, кто ее ученик. Мне велели, так сказать.
– Хорошо. Зачем ты пришел? Погоди! Тебе холодно? Ты дрожишь от холода? У тебя мокрые ноги? Тапроналк, принеси большой халат и теплые сапоги на меху. 
Пришел крупный мужчина, неся названые жрицей вещи перед собой, как на подносе, протянул их с поклоном гостю. Тот взял. 
– Надень халат и сапоги, сними все, что на тебе мокрое. К твоему уходу все высохнет.
Такенхок повиновался хозяйке.
– Тапроналк, принеси нам чая из наших лесных сборов.
Они вернулись к лавке. Сели на нее. Помолчали пару минут, в это время вернулся с чаем и с выпечкой монах. По крайней мере, он был одет по-монашески. Сверху был укутан темным плащом с капюшоном.
Он поставил поднос на лавку между сидевшими на ней мужчиной и женщиной.
– Угощайся, согреешься и не заболеешь. Так зачем ты пришел?
Гость поднял кружку, отхлебнул. Напиток был горячим, горьковатым, немного вяжущим рот, но в общем приятным на вкус. Хозяйка взглядом указала на пироги на подносе. Мужчина взял, надкусил. Так же необычный вкус. Ему нравилось всегда отдыхать у бабушки на выселке, а та любила его угощать дома дарами леса. Начинка пирога была ягодной, но такого вкуса ягод он еще не встречал. Немного закружилась голова. Он недоуменно посмотрел на женщину. Та улыбнулась в ответ.
– Не переживай, это так и должно быть.
Сама взяла пирог, откусила, запила отваром.
– Так я слушаю тебя.
Связанный напитком язык и одурманенный пирогом мозг, не давали объяснится ему так, как он хотел. Он просто сказал, постарался сказать, надеясь, что несколько плохо выговоренных слов все же дойдут до разума падшей.
– Я и сам не знаю.
Она снова улыбнулась.
– Зато я теперь все знаю. Тебя зовут Такенхок. Месяц назад на совете жрецов Серебряной Звезды в присутствии держателя власти Ди Мейна было принято решение о походе в страну клафидов для завоевания права владеть посохом Убогого Орла Накнея. После ряда твоих ярких побед над южными племенами доверить командование армией, отправляющейся за посохом, было решено тебе. Армия собрана, вооружена, укомплектована провиантом и фуражом. Завтра на рассвете вы выступаете. Мне правда тяжело понять, кто надоумил тебя явиться за наставлением и помощью ко мне. Но судя по тому, что я не могу полностью раскрыть здесь твои мысли, это был один из жрецов Серебряной Звезды. В чем-то я не могу перейти их запреты. А в моих наставлениях ты не нуждаешься. Но я все же могу тебе помочь. Встань. Подойди ко мне.
Такенхок встал. Подошел. Поднялась и хозяйка обители. Откуда-то появилась емкость, по всей видимости, с жидкостью. Она откупорила ее, смочила палец, нарисовала маленький круг у него на лбу. Данное действо она совершила еще четыре раза, нарисовав такие же круги на кистях его рук, и на голенях выше голенищ сапог. 
Разогнулась после прикасаний к ногам мужчины. Посмотрела пристально в глаза гостю. Взяла его за руку. Рука ее была теплой и нежной. Она несильно пожала ладонь гостя, смотря ему в глаза, кисть ее чуть дрожала, как и длинные густые ресницы, которые было видно даже в этом полумраке. Резко отвернулась, отпустила ладонь Такенхока. Снова повернулась.
– Грудь оберегом прикрыть не могу. Там есть что-то, что мешает мне это сделать. 
Емкость исчезла из ее рук. Но в них появился небольшой холщовый мешочек. 
– А это спрячь. Развей над своей армией на землях клафидов. Здесь пепел, пепел той, кто поможет тебе уберечь твоих воинов от измены и предательства. И последнее, чем я могу помочь тебе. В походе через земли Аинторнов к вам примкнет группа, большой отряд, ты должен его определить в обоз, к другим рабочим и тыловикам. Их удел не сражения и битвы. Они в другом будут тебе полезны. Узнаешь все потом. Они свое дело знают. И в этом будет тебе большая подмога.
Голова Такенхока сильно кружилась, он с трудом воспринимал то, что говорила падшая Липренна. Вообще, казалось, что туман со всех окрестностей озера Долгих Туманов собрался в этом помещении, и большая часть его приютилась в голове Такенхока. 
Принесли его высохшую одежду. Он переоделся. Липренна в знак прощания приложила ладонь ко лбу, но не тыльной стороной, лицевой. Гость в ответ ей кивнул. Не стесняясь ни монаха, ни хозяйку обители гость переоделся в сухое. Монах подвел его под руку к двери, достал повязку, Такенхок закрыл глаза.
– Не надо, это теперь лишнее.
Услышал он женский голос. Открыл глаза, повернул голову в сторону говорящей, но увидел лишь ее спину, медленно растворяющуюся в тумане.
 
Продолжение следует

+1
19:04
169
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Читайте также: