Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
21
Лермонтов
5
Есенин
13
другой
7
Чат


    Трепеты

    Фантастика. Рассказы.

    Трепеты

    (автор: Лобанов Александр Николаевич) 

    Они трепетали. Это был смысл их жизни. Мама трепетала в такт папе, дети, в такт маме и папе, мама с папой трепетали в такт утренним новостям, погоде, моде и куче всего нового. Чем старше они становились, тем больше трепета входило в их жизнь.

    - Мама, - спрашивала дочка, протягивая длинное щупальце в сторону маленького ведерка с хагами (маленькой рыбкой, обитающей в северных морях Крайсха), - а почему ты всегда так по-разному трепещешь?

    - Ты еще маленькая, моя дорогая, тебе положено трепетать только в такт родителям, и не забывать делать это вежливо и дисциплинированно, - мама не любила глупых вопросов, особенно если это касалось священного трепета (на планете Крайсха - родного мира «трепетов», весь трепет был священен). – Вот подрастешь немного, и будешь трепетать сколько душе угодно и почему угодно, вон, хоть по гусам в саду.

    В этот самый момент, из маленького открытого окна, раздалось переливчатое пение гуса – маленькой рыжей птички, привезенной на материк с далеких гор на юге. Они пели редко, но очень красиво.

    - Ой, - мама зарделась, - она так трепетно поет! – ее восемнадцать щупалец непроизвольно сжались у груди, она задрожала и затрепетала всем телом, слушая удивительную песню маленького гуса.

    Этот трепет был так волнителен, что дочь тоже задрожала всем телом, и, подражая матери, свернула щупальца в маленькое колечко на груди, правда ввиду ее еще очень юного возраста: одиннадцатое, шестнадцатое и восемнадцатое щупальце не доросли до нужных размеров, они только-только показались из синеватой шерстки, покрывающей детской тельце. Мама расхохоталась, глядя на этот нахохленный комок щупалец и рогов, из которого торчали, словно трава рейка, три маленьких отросточка.

    - Мама, мама, почему ты смеешься? Я ведь сделала все как ты?

    Но мама уже трепетала от хохота, и маленькие неосязаемые и невидимые ниточки, связывающие все на этой планете, пришли в движение. Дочь расхохоталась и затрепетала вместе с мамой; отец, улыбнулся, глядя на два всходящих солнца, и, трепеща, пошел дальше на работу; дедушка и три бабушки чуть заметно хмыкнули и затрепетали, чувствуя невидимую связь со всем родом. Это волна трепета еще долго гуляла по планете, постепенно затихая.

    Такой вот удел был у «трепетов», но никто не жаловался, они просто не знали, как жить по-другому, и если кто-то решил бы лишить их этого непередаваемого ощущения, как трепет, то спустя пару Крайсхих суток, (что составляет примерно девяносто Земных), на планете не осталось бы ничего живого. Крайсхая депрессия это знаете ли не шутка. Загляните в любой планетарный словарь, уж там вы точно найдете информацию об их страшном недуге, чуть не выкосившем всю планету под корень лет так это тысячу назад. С тех пор «трепеты» всегда довольны и радостны. Они не позволяют никому грустить.

     

    - Вот такая веселая планета. Не желаете, кстати, тур? У меня самые низкие цены на космические перелеты! Нет? Думайте, я пока все еще здесь и готов оформить поездку куда захотите! Мои десять щупалец и три клешни в полном вашем распоряжении!

     

    Так они и трепетали, (хочется сказать каждый о своем), но это не так. Они трепетали исключительно в такт друг другу. Отголоски их трепета чувствовал каждый на планете.

    - И вот мы подходим к самому главному. Их несбыточной мечтой, легенды о которой передавались из поколения в поколение, было…

     

    ***

    - Включить навигационные приборы, определить точное местонахождения минимум по трем маякам. Вывести звездную карту на обзорный экран, и пошевеливайтесь, время в обрез! Нам еще пол галактики шерстить в поисках «разумных», – грозный голос капитана торгового межзвездного корабля «Волчья нора», разносился по судну, словно цунами.

    - Есть, капитан. Местонахождение определено. Три маяка дают четкий сигнал. В пределах видимости две звездные системы и одна туманность. По расчетам навигатора только одна планета принадлежит земному типу, правда с утроенной гравитацией. Возможно наличие «разумных». До нее полтора световых года, – штурман всегда говорил четко и ясно, что так нравилось капитану.

    - Вперед господа! - очередная порция рома, обжигающим огнем прокатилась по пищеводу капитана, и словно раскаленный метеорит ухнула в желудок. - Нас ждет торговля, деньги, и счастливая безбедная старость, в объятиях верных и заботливых жен!

    Корабль мигнул разворотными дюзами, и, все ускоряясь, пошел к планете. В рубке царило радостное возбуждение.

    На большом обзорном экране было видно, как некогда маленькая звездочка, все увеличиваясь, превращалась в огромный серебристо зеленый мир с синими прожилками рек и маленькими пятнышками, искрящимися синевой - озер.

    - Ух, - капитан глотнул еще рому и, вытершись рукавом парадного кителя, продолжил, - какая красота! Мы тут точно разбогатеем, лишь бы туземцы оказались сговорчивыми.

    - Сэр, - штурман стоял позади капитана, глядя на вырастающую планету с не меньшим восторгом, - мы обнаружили «разумных». Вот предварительные гало-снимки.

    - Они не очень-то похожи на людей, да, Хек?

    - Да, не похожи, но по-моему, очень милые создания, не находите?

    Капитан внимательно смотрел на гало-снимок, периодически прикладываясь к бутылке с ромом. На более или менее четких снимках был изображен странный синеватый комок, похожий на клубок ниток. Он непрерывно подрагивал, словно глубоко в теле у него стоял маленький моторчик. Там, где у странного  «разумного» должен был находиться верх, торчали маленькие аккуратные рожки, похожие на антилопьи. Из тела вырастали щупальца, причем некоторые были заметно длиннее. На галопроэкции они шевелились, втягивались и вытягивались. Создавалось впечатление, что существо делает зарядку. Покрыты они были ярким серебристо-синеватым мехом, который так и хочется погладить.

    - Брр… - капитана передернуло от озноба, и он поспешил залить его еще одним обжигающим глотком. На душе стало легче. А ведь ему предстоит общаться с этими существами, если он хочет что-либо им продать. Может быть у них свой «щупальный» язык? Да нет, лингва-переводчик еще и не с таким справлялась. Уж, наверное, сможет понять этих… Капитан еще раз посмотрел на снимок… Этих баскетбольных мячиков.

    Как же все-таки вселенная изобретательна! Она бы еще квадратиков с ушами налепила, и вот тогда мы точно разбогатели бы, впаривая им коробки из-под овощей в качестве одежды. Капитан улыбнулся своим уже несколько захмелевшим мыслям. Пора было подумать о своих прямых обязанностях.

    - Мы вышли на стационарную орбиту.

    - Готовьтесь к посадке. Сядем прямо у этого маленького городишки, – капитан ткнул пальцем в экран и тяжело направился к выходу.

     

    ***

     

    В небе, над маленьким городком Ч'архи, зажглась яркая звезда. Она все увеличивалась в размерах, разгораясь подобно бенгальскому огню. Оглушительный рев разносился на мили вокруг.

    Все трепеты высыпали на улицу, от ужаса прижимаясь, друг к другу. Стоит только одному завибрировать, затрепетать в такт страху, и весь мир откликнется.

    Трепеты с ужасом смотрели на приближение огромной металлической глыбы, извергающей море огня и дыма.

    В самый последний момент, когда один из них все же стал поддаваться панике, и готов был завибрировать в такт страху, огромная металлическая глыба, наконец, издав длинный протяжный рев и дыхнув раскаленными струями пара, приземлилась. Страшный звук исчез, из-под корабля повалил синий дым. Со скрежетом открылся люк, выкидывая большую подвижную лестницу.

    - К нам гости, гости! – радостно закричал, трепеща, старейшина трепетов, борясь с подступающими к горлу воплями ужаса, – мы - дружелюбный народ, мы - не боимся! – и он затрепетал сильнее, предвкушая встречу.

    По толпе прошел легкий вздох - трепет стал охватывать всех и каждого. Страх понемногу отступал.

    Лестница, наконец, приняла устойчивое положение. Из темного провала люка показались две странные фигуры, закованные в мощные шкуры, отливающие синеватым металлическим блеском. У обоих на груди были странного вида рюкзаки продолговатой формы. Одно из существ запустило оба щупальца в рюкзак, а другое странно покачивалось и все норовило упасть вперед, при этом пнув нижним щупальцем второго.

    - У них подарки, подарки! – старейшина мелко завибрировал. – Смотрите, смотрите, один нам кланяется, кланяется. Наверное, это прекрасные подарки!

    Толпа подхватила священный трепет старейшины. Все мелко вибрировали в ожидании инопланетных даров.

     

    ***

     

    - Капитан! Хэнк! – штурман держал вдрызг пьяного капитана, который все норовил упасть с лестницы. – Да очнитесь, наконец! И хватит меня пинать! На нас смотрят туземцы!

    - Да? – пьяно промямлил капитан, а почему они все так мелко дрожат? Испугались нас что ли? Подать им всем рома! Я угощаю!

    - Сэр! Вы в шаге от того, чтобы сорвать контакт с «разумными». Вспомните Ангелику IV, где от вашего перегара умерло шесть туземцев, и торговля была сорвана?

    - Это было недоразумение, они попросту не умели пить!

    - Они вообще не пили. Их метаболизм не позволял им употреблять спиртное, а так же жидкости, а вот минералы, которые мы могли купить у них за копейки, мы потеряли, и все из-за вашего неуместного и неуемного пьянства!

    - Ладно, старина, извини. Ща попробую им сказать что-нибудь этакое, хорошее! – он пьяно развернулся в сторону ожидавших туземцев, качнулся, и, схватив вместо руки штурмана пустоту, покатился по лестнице, издавая пьяные булькающие звуки, эхом отдающиеся у штурмана в наушниках.

     

    ***

    Туземцы потрясенно смотрели на инопланетянина, который словно в замедленном кино, прыгал тяжелым водяным мячиком по ступенькам лестницы.

    - Танец приветствия, танец приветствия! – старейшина деревни уже почти пришел в себя. Странные пришельцы все больше нравились ему. - Как он грациозно раскидывает щупальца!

    Старейшина не удержался, и тоже сделал пару па, в знак уважения, и понимания обычаев чужих миров. Он даже подмигнул существу, оставшемуся на вершине лестницы – он старейшина, он все понимает, и не ждет, что пришелец сразу одарит их подарками. Всему свое время. Танец приветствия должен быть закончен.

     

     

    ***

    Штурман тоскливо смотрел на падающего капитана, который ухитрялся при этом так отборно и громко ругаться, что казалось его слышно даже из под шлема, что в принципе было невозможно. Он посмотрел вниз на толпу туземцев. Тот, что стоял ближе всех вдруг сделал несколько плавных движений щупальцами, и, подняв странную голову (хотя голова и тело у трепетов едины), мигнул большим глазом.

    - Он мне подмигивает!? – заорал штурман, это что же такое творится на белом свете?

    Все пропало, капитан, словно в ударе, так сильно он давно не напивался, видимо неудачи последних лет сильно подкосили его. Надо брать дело в свои руки, иначе провал, в панике думал штурман. Горючего хватит только до Земли. Это последняя планета. А денег они так и не заработали!

    Но не тут-то было. Капитан, скатившись с лестницы, уже поднялся, и увлеченно тыкал в универсальный переводчик, расположенный на груди в специальном рюкзаке.

    Штурман дернулся в его сторону, в последней попытке остановить пьяного шефа, но было поздно.

    Так и не разобравшись с кнопками, капитан просто вывел голос на внешние динамики, и, сделав звук на полную громкость, пьяно заорал что есть мочи:

     

    «Пятнадцать их было, лихих парней -

    Йо-хо-хо, и в бутылке ром.

    И казалось, нет команды дружней

    Йо-хо-хо, и в бутылке ром.

    И вот он стоит — испанский сундук,

    В нем серебряных слитков семь сотен штук,

    Из-за них на друга поднялся друг,

    И, глотая сталь, и, грызя свинец -

    Все врагами встретили свой конец,

    А ведь каждый при жизни был молодец!

    Йо-хо-хо, и в бутылке ром!...»

     

    Староста трепетов ошарашено смотрел на странное существо. В знак уважения и доброй воли он тоже наклонился и раскинул свои щупальца, подражая пришельцу, упавшему недалеко от них. «Какой странный ритуал приветствия», - думал он. «Они наверняка высококультурные развитые существа. Какой стиль!» Он начал мелко трепетать от восторга. «Какое па!»

    Странный пришелец поднялся. Его щупальца потянулись к мешку на груди. Минуту ничего не происходило, а затем раздался громкий звук, отдаленно похожий на пение.

    Староста смутился. Чужак поет? Поет в честь его народа? Странная песня. Он не понимает слов. Но может быть слова не нужны? Это символ мира? Символ дружбы и единения их народов? Он трепетал все сильнее. Песня захватывала. Поначалу, казавшаяся такой невзрачной, она набирала силу и мощь. Старейшина трепетал все сильнее. Толпа бушевала. Его трепет передавался остальным. От трепета к трепету, он бежал невидимыми нитями по планете, заставляя все население отрываться от своих дел, и радостно трепетать! Песня лилась, старейшина заслушался, и в том миг, когда чужак в очередной раз пропел такие красивые слова на непонятном языке: «Йо-хо-хо», старейшина впал в священный транс трепета. Повинуясь его экстазу, вся планета завибрировала и затрепетала в унисон!

    - Пророчество сбылось! - кричали они. - Наконец-то! Мы все трепещем в унисон! Разве может быть что-то прекраснее этого! Слава чужаку!

    Удивительная песня мира сделала свое дело. Теперь каждый трепет знает ее наизусть, хотя слов, увы, так никто и не перевел. Тот великий чужак, что открыл им эти божественные звуки, сказал, что священная песня не переводится. «Ее нужно слушать сердцем, поливая живительной влагой рома!»

    Что интересно он имел в виду?

     

    Так вы не хотите слетать на планету трепетов? Торговля сейчас там в самом разгаре! А по вечерам можно отдохнуть в маленьких уютных ресторанчиках, и послушать «песню сердца»: «Йо-хо-хо»

    Я, правда, не знаю, что это значит, но говорят все трепеты так и вибрируют, слыша эти чарующие звуки из «пьяной глотки», как говорит сам Капитан «Волчьей норы».

    Что значит «пьяная глотка» мы тоже не знаем, но мы трепеты, верим, что она приведет нас к всеобщему бесконечному счастью!

    +3
    19:37
    319
    RSS
    Нет комментариев. Ваш будет первым!