Моя бабушка уснула в торте

Детские рассказы

Моя бабушка уснула в торте


Однажды моя бабушка уснула в торте. Торт был большой, а бабушка – маленькая. Она и сейчас маленькая, как мышка. Но тогда была крошечной пухлой девочкой, а не кругленькой старушкой с ноготок. В нашей семье все коротыши, потому что мы – музы, родственники фей. Правда у нас нет крыльев и волшебных палочек, и колдовать не умеем. Наше дело – вдохновлять.

Вот, к примеру, живёт человек, и очень хочет нарисовать замечательную картину. А получаются картины обыкновенные. Красивые, но скучные. И человек этот грустит. Тогда к нему приходит муза, садится рядышком и ласково говорит:

- У тебя всё получится. Попробуй ещё раз.

Потом легонько дует человеку на руки и целует его в лоб. Он рисует, да так ладно выходит, что все вокруг удивляются. Ахают и охают:

- Прелестно!

Картину относят в музей, вешают на стену и любуются.

Ко всем людям хоть раз в жизни приходит муза. Или муз. Но так не говорят - муз. Вот я мальчик, а тоже муза. Немного обидно, что слово девчоночье, но привыкнуть можно. Я пока никого не вдохновлял, поэтому имени у меня нет. Малышом называют. Имя бабушки - Карамель, она муза пекаря. Его вдохновительница и верный друг. Пекарь называет бабушку ласково – Амеля. А его все кличут по фамилии – Булкин.

Булкин чудесный пекарь, мастер своего дела. Никто в городе не печёт хлеб лучше. А ещё рогалики, ягодные слойки, трубочки с кремом, пирожные и торты. Поэтому пахнет от него ванилью и сдобой. Рост у Булкина великанский даже для людей. Щёки красные от печного жара, рыжие брови и усы всегда мукой присыпаны. Голос громкий, а когда пекарь смеётся, блюдца на полке звякают. Но главное, он хороший человек, добрый. Не удивительно, что бабушка все дни напролёт проводит в пекарне. Они с Булкиным отлично ладят. Только раз поссорились, тогда-то бабушка и уснула в торте. И вот как это приключилось.

 

Маленькая муза Амеля иногда вредничала. Как и все девочки на свете, уж такие они. Но Булкин не обижался, ведь она ему помогала. Научила заваривать лучшую в городе шоколадную глазурь и готовить нежнейшее суфле с лимонной кислинкой. Иногда Булкин сам придумывал рецепты сладостей, а малышка только дула на его руки. И обязательно пробовала всё, что он делал.

В один очень давний летний день в пекарню поступило так много заказов, что  Булкин растерялся. А вдруг он не успеет закончить работу вовремя? Нет, нельзя подводить покупателей! Пекарь замешивал тесто, мельчил орехи, нарезал мармелад, не останавливаясь ни на минуту. В суете и хлопотах он  перепутал рецепты и приготовил слишком мало зефира для торта.

Торт удался на славу. Он был похож на высокий белоснежный дворец - три бисквитных коржа пропитаны малиновым сиропом, а между ними прослойки из сливочного крема и ягод. Самый верх пекарь украсил желейным озером, на котором замерли два зефирных лебедя.

- Какая красота! – восхитилась маленькая муза. – А где моя порция чудесных зефирок? Я хочу попробовать.

- Извини, пожалуйста, но не получится, - виновато ответил Булкин.

- Почему?

- Зефира больше нет, я не успел сделать. Сегодня очень много работы.

- Ну, Булочкин, только маленький кусочек. Я аккуратненько отковыряю, никто и не заметит, - не сдавалась Амеля.

- Нельзя. Вот управлюсь со всеми заказами, и приготовлю тебе хоть килограмм зефира. Честное слово! Но этот не бери, хорошо?

Муза обиделась. А если лебединый зефир недостаточно лёгкий и воздушный? Как узнать? Булкин запретил прикасаться к торту и побежал раскатывать тесто для пряников. Запретил музе, представляете? Если бы это случилось сейчас, бабушка не рассердилась бы, она теперь мудрая. Но тогда она была совсем юной музой.

- Нет уж! – сказала себе Амеля. – Я должна проверить! И я всегда делаю, что захочу!

Малышка обошла торт, чтобы пекарь её не видел. Пригладила ладонями непослушные светлые кудряшки, одёрнула кружевной фартучек на платье, сделала глубокий вдох и полезла вверх по стенке коржа. Очень скоро она поняла, что это плохая затея - крем оказался скользким, высоко забраться не получилось. Амеля съехала с торта, как с горки, и шлёпнулась на стол. Ещё и перепачкалась вся. Малышка загрустила, слизывая крем с пальцев. Вкуснотища! Но так ли хороши лебеди?

- Если  не получается залезть снаружи, то надо проникнуть внутрь, - решила муза.

Она проковыряла дырочку в стенке торта и забралась в глубину коржа. Упрямая девочка не подумала, что портит работу Булкина. Сейчас она мечтала лишь о зефире. Муза поднималась всё выше и выше, проедая себе дорогу, как червячок в яблоке. Ела, ела и ела. Мягкий бисквит таял на языке, но его оказалось слишком много. Амеля проползла два коржа, осталось чуть-чуть, а свободное место в животе закончилось. Муза объелась.

- Надо отдохнуть и проголодаться, - подумала она, - не то лопну.

Девочка помяла тесто вокруг себя, получилась удобная норка. В ней муза свернулась калачиком, закрыла глаза, и сама не заметила, как уснула. И, конечно же, она не знала, что торт купили и вынесли из пекарни. А потом долго везли в машине. Покупатель не увидел дырочку в бисквите, Булкин тоже. И пропажу своей маленькой подруги он упустил, потому что был очень занят. Такие дела.

Проснувшись, Амеля не на шутку испугалась. Она не могла понять, почему оказалась в незнакомой тесноте и темноте. Вокруг так сильно пахло малиной и ванилью, что даже мысли в голове слипались. Волосы, пальцы, одежда – всё сладкое. Муза потрогала стены, на ощупь они напоминали влажную губку. Что же это?!

- Помогите! – пискнула девочка, но тут вспомнила, что находится внутри торта.

А ещё она вспомнила, что до цели осталось совсем немножко, и с новыми силами принялась проедать дорогу наверх. Туда, где на глади желейного озера застыли белые лебеди.

В это время торт уже стоял в большой светлой комнате на праздничном столе. Здесь было множество разной еды, напитки в запотевших графинах и нежные цветы в прозрачных вазах. Чудо, а не стол. А торт – его главное украшение.

Дверь в комнату открылась, вошли люди. Они так и ахнули, когда увидели всё это великолепие. Громче всех восхищалась самая нарядная тётенька. В пышном белом платье она напоминала лёгкое облако, как и положено невестам, хотя воображала себя принцессой. Дяденька в чёрном костюме это всячески подтверждал и был женихом. И все остальные тоже соглашались, на то они и гости.

Первым делом все сфотографировались на память. И ещё раз, и ещё, и ещё много раз. Невесты это любят, не зря ведь наряжаются. Потом гости подошли к столу. Они ужасно проголодались, но настало время говорить речи. Поэтому каждый похвалил невесту, жениха, их родственников и немножко себя. Наконец, все взяли в руки вилки и ложки, счастливые от того, что сейчас начнётся обед. Ага, не тут-то было!

Верхушка торта вдруг вспучилась, и во все стороны полетели кусочки бисквита. Часть желейного озера провалилась, получилась дыра. Из неё вылезла крошечная девочка и с радостным визгом бросилась к одному из лебедей. Она проворно вскарабкалась на зефирную птицу и с громким хрустом откусила гордую лебединую голову!

- Мышь! Мы-ы-ыша! – закричала невеста,  которая больше всего на свете боялась грызунов.

Маленькую Амелю и правда можно было принять за белую мышку, так сильно девочка перемазалась кремом.

- Что случилось? Где? – заволновались гости.

Невеста не ответила, потому что упала в обморок.

- Любимая, я спасу тебя! – воскликнул жених и вылил ей на голову воду из стакана.

Пугливая невеста моментально пришла в себя. Её пышные локоны повисли мокрыми ниточками, а прекрасное платье запачкалось. Такое не прощают.

- Осёл! – закричала она на жениха.

- Где? – снова не поняли гости.

- Я не виноват! – оправдывался незадачливый спаситель.

Все галдели и размахивали руками, кошмар, что началось. Мышь, то есть Амеля, была забыта. Она быстренько пробежала между тарелками, спустилась на пол по краю скатерти и шмыгнула за дверь. Глупышка подумала, что опасность миновала. Как она ошибалась!

 

На улице маленькая муза растерялась. Она никогда здесь не бывала. Где же пекарня доброго Булкина? Куда идти? Прямо, назад, или в сторону? В какую именно сторону? Вон их сколько, кто угодно заблудится.

Амеля остановилась посреди тротуара и задумалась. И тут же на неё чуть не наступили. Муза отпрыгнула, чтобы не попасть под большой грязный ботинок. Потом побежала - на неё катилось широкое колесо детской коляски. Вскоре появилась новая опасность: группа ребят во главе с воспитательницей. Малыши болтали, пихались и хохотали. Муза едва успевала уворачиваться от их ног. Прижимаясь к стене, она добралась до угла дома и спряталась в тенистом переулке. Люди здесь не ходили, можно было отдохнуть и собраться с мыслями.

- О, как пахнет! – прозвучал рядом тихий насмешливый голос. – Люблю сладенькое.

Тоненько захихикали другие голоса. Амеля повертела головой, но никого не увидела. Узкий проход между домами был пуст.

- А я всё думал, будет мне подарок на день рождения или нет? Подарочек сам пришёл.

- Крошка-милашка, иди сюда, вкусняшка! – шелестели голоса.

- Кто это? – громко спросила муза. – Где вы?

- Мы везде. Мы близко. Боиш-ш-шься?

Амеля рассердилась, упёрла руки в бока и приказала невидимкам:

- А ну покажитесь!

Вокруг снова противно захихикали. В глубине переулка мелькнула тень. Потом ещё одна. За спиной у музы зашуршало. Она быстро повернулась, но увидела только длинный розовый хвост, который скользнул по асфальту и скрылся за мусорным баком. Из подвального окошка высунулась острая серая мордочка.

- Ням-ням, - пропищала крыса и щёлкнула зубами.

- Ням-ням, - донеслось со всех сторон.

Крысы медленно выползали из укрытий и подбирались к девочке. Выглядели они голодными. И очень даже злыми.

«Нельзя показывать, что мне страшно», - подумала Амеля.

- Стоять! – твёрдо скомандовала она и топнула ногой. – Кто у вас самый умный?

Грызуны притихли. Всем хотелось назваться умными, но они не решались. Ждали, что ответит вожак. Он лениво вышел вперёд: толстый серый Крыс с хитрыми глазами и острозубой усмешкой. Одно ухо главного разбойника было порвано, а хвост украшало железное колечко. Он разглядывал маленькую музу, нависая над ней и облизываясь. Амеля смотрела с вызовом.

- Ты умный? – нетерпеливо спросила она. – У меня есть предложение.

- Ну да? – хмыкнул Крыс. – Интересно, что может предложить вкусняшка? Выкладывай, даю тебе минуту.

- Вы не должны меня есть.

Крыс недоверчиво дёрнул длинным носом и расхохотался. Тут же засмеялись все остальные.

- Вы не должны меня есть! – громче повторила муза. – Я маленькая, даже на один зуб не хватит. Но я могу дать вам много сладостей. И сырных багетов!

Крысы замолчали и прислушались.

- Продолжай, - сказал вожак.

- Мне нужно в пекарню Булкина. Он мой друг. Вы когда-нибудь видели таких крошечных девочек, как я? Уверена, что нет. Потому что я не простая малышка, а муза. Булкину без меня плохо. Если отнесёте меня в пекарню, он очень обрадуется и отблагодарит вас.

- А ты не врёшь? – прищурился большой Крыс.

- Клянусь!

- Ладно, верю. Далеко эта пекарня?

- Не знаю, - грустно вздохнула Амеля. – Я думала, вы мне это скажете.

Вожак повернулся к другим крысам, но те лишь качали головами. Оказалось, что в этом районе пекарь не живёт, а в другую часть города они не наведывались. Там были свои порядки и свои вожаки. Грызуны стали думать, как помочь музе и получить награду. Выходило, что никак. Днём опасно бродить по улицам. Люди, собаки и коты не любят крыс, норовят обидеть. А ночь ещё нескоро. К тому же в темноте искать труднее.

Толстый вожак почесал брюхо и сказал:

- Есть одна идея. Прикрой уши.

«Зачем?» - хотела спросить Амеля, но не успела.

Крыс засунул в рот когтистую лапу и оглушительно свистнул. Честное слово! Если бы маленькая муза сама не услышала, то не поверила бы, что такое возможно. Она охнула от неожиданности и села прямо на дорогу. Свист прекратился. Все замерли в ожидании, но ничего не происходило. Тогда Крыс свистнул ещё раз.

- Здесь я, здесь! – недовольно крикнули сверху.

Через секунду на крышку мусорного бака опустилась Ворона. Тощая, грязная и какая-то ощипанная. Левый глаз птицы часто моргал, а голова подёргивалась то ли от нервов, то ли от старости.

- Зачем шумишь? Знаешь ведь, что я в это время сплю. Чего надо? – прокаркала птица, обиженно глядя на Крыса.

- Не ругайся, у меня важное дело. Помнишь, как мы тебя от хулиганов спасли?

- Помню. А ты никак не забудешь?

- Ага, за тобой долг. Надо эту малышку-вкусняшку отнести куда скажет. А потом вернись и расскажи, где её пекарня. Мы туда завтра придём, за наградой, - Крыс повернулся к музе, - хорошо?

- Хорошо, - согласилась она, - приходите. Спасибо за помощь!

Ворона оглядела Амелю. Глаз у неё задёргался пуще прежнего. Птица переступила с ноги на ногу и сказала крысиному вожаку:

- Долг так долг. Но учти, я в последний раз выполняю твоё поручение.

Крыс миролюбиво кивнул и ухмыльнулся.

Ворона сорвалась с места, быстро подлетела к маленькой музе, ухватила её клювом за платье и устремилась вверх.

- Девчонку не урони! – крикнул вдогонку Крыс.

- До свидания-я-я! – отозвалась Амеля, болтаясь в воздухе.

Птица описала круг над переулком, и плавно взмахивая крыльями, поднялась над домами.

 

Полёт закончился быстро. Перед тем, как отправиться в путь, Вороне нужно было узнать, кого и зачем ищет маленькая муза. Птица опустила её на крышу и проворчала:

- Фу, какая ты сиропная.

- Я уснула в торте.

- Где?!

- В торте, - повторила девочка и рассказала свою историю.

Новая знакомая слушала внимательно. Когда Амеля изобразила невесту в обмороке, птица хрипло рассмеялась. Муза ей понравилась, такой забавной глупышке приятно помогать. Беда в том, что и она не знала дорогу к пекарне.

- Я тут подумала, - неуверенно сказала девочка, - что могла бы найти дом Булкина по запаху. Я ведь муза вкусностей. Если где-то пекут хлеб или делают сладости, то я сразу почувствую. Но мне нужно помыться. А то я сама так сильно пахну малиной, что ничего другого не понимаю.

- Помыться – это просто. Сейчас отнесу тебя в одно подходящее местечко, - обрадовалась Ворона.

- А можно сесть на тебя верхом? Я буду крепко держаться. Не подумай, что я привередничаю, но болтаться в клюве не очень приятно.

- Давай попробуем.

Птица протянула крыло, и Амеля вскарабкалась на её шею. Девочка ухватилась за жёсткие перья, устроилась поудобнее, и они полетели. Это было замечательное путешествие! Сверху дома, деревья и люди казались игрушками из яркого конструктора. Вечернее солнце мягко сеялось рыжим светом, делая всё вокруг загадочным и уютным. Лёгкий ветерок приятно щекотал лицо. Муза будто сама стала крылатой.

Потом Амеля смыла крем в маленьком питьевом фонтанчике и сразу почувствовала миллион запахов. Не удивительно, ведь подходило время ужина, и везде готовили еду. Ворона предложила выбирать те дома, из которых пахнет сдобой. Так и сделали. Путешественницы облетали улицы и заглядывали в раскрытые окна. Они увидели множество хозяек: молодых тётенек и бабушек, толстушек и худышек, красавиц и не очень. Бывало, в кухнях шалили дети, путаясь у мам под ногами. А иногда там оказывались дяди. Они помогали жёнам раскатывать тесто, чистить овощи или просто сидели с газетами в руках. Что только не готовили в городе этим вечером! Булочки с изюмом, тонкие блинчики и пухлые оладьи, пирожки с разными начинками, ватрушки, сырники, запеканки, всего и не упомнить. И везде, куда заглянула муза, ужин получился необыкновенно вкусным.

Амелю радовало, что она принесла людям столько пользы, но Булкин так и не нашёлся. Откуда ей было знать, что пекарня закрыта и ничем не пахнет. Ведь с пропажей музы пекаря покинуло и вдохновение: что бы он ни делал, ничего не ладилось. Слойки пригорели, тесто для пирогов не поднялось, глазурь собралась комочками, а сливки прокисли. Но самое главное – рядом не было лучшего друга, маленькой Амели.

- Это я виноват, я её обидел, - сокрушался Булкин.

Он так расстроился, что повесил на дверь табличку «закрыто» и погасил огонь в печи.

Вот уже три часа несчастный пекарь сидел у окна и думал, как вернуть малышку. Он был готов извиниться много-много раз, слушаться музу всегда и во всём, испечь для неё самые вкусные в мире пирожные и… Булкин вспомнил про зефир. Он ведь пообещал Амеле приготовить много зефира! Да, это и нужно сделать! И ореховое печенье, которое она так любит! Булкин бросился взбивать яичные белки и замешивать тесто. Кухня наполнилась нежными сладкими ароматами. Их подхватил лёгкий ветерок и понёс над городом.

- Туда! – радостно крикнула муза, показывая вороне на зелёную крышу.

Этот запах она не могла спутать ни с чем другим. Только Булкин знает рецепт орехового печенья, Амеля сама его научила.

Вскоре тощая грязная ворона влетела в окно пекарни и уселась прямо на стол. Булкин удивился и хотел её прогнать, но тут разглядел маленькую девочку на спине птицы.

- Амеля! – не поверил он своим глазам.

- Булочкин! – заплакала от счастья муза. – Прости, прости меня, пожалуйста! Я больше никогда не стану вредничать!

- Это ты меня прости! Я готовлю для тебя зефир! Какая радость, что ты вернулась!

- Не надо зефира, главное, что я тебя нашла!

Муза рассказала другу о своих приключениях и угостила ворону сдобой и молоком.

Так началась большая дружба. Птица стала частой гостьей в пекарне и уже через неделю заметно поправилась. Теперь никто не назвал бы её худой. Иногда Амеля забиралась на её шею, и они отправлялись заглядывать в чужие окна, чтобы у всех было немного вдохновения, и получалась вкусная еда.

Явились за угощением и крысы. Булкин не подвёл музу и сдержал её обещание: грызуны получили целый ящик вкуснейших рогаликов и круг твёрдого сыра. Вожак был очень доволен и предложил обращаться к нему в любое время, если понадобится помощь. Но маленькая Амеля с Булкиным больше не ссорилась. Они и сейчас лучшие друзья. Пекарня исправно работает, и горожане по сей день покупают в ней ароматную сдобную выпечку с хрустящей корочкой.

 

Так закончилась история про мою бабушку, которая уснула в торте.

Сегодня утром бабушка ещё раз её рассказала, а потом добавила строгим голосом:

- Малыш, со дня на день ты встретишь особенного человека и начнёшь его вдохновлять. Ты станешь ему другом. Я очень прошу относиться к делу ответственно и не повторять моих ошибок. Тогда в твоей жизни не будет огорчений. Но если случится что-то нехорошее, смело приходи ко мне за советом и помощью. От всей души я желаю тебе удачи! - сказала она и крепко меня обняла.

И я, конечно же, пообещал помнить её слова, не вредничать и не попадать в неприятности.

Но согласитесь, без неприятностей не бывает приключений. Хотя, я буду сильно-сильно стараться хорошо себя вести. Если только не увижу большой торт, или что-то ещё, такое же интересное. Весёлое, таинственное, увлекательное. Ведь мир огромен и в нём миллион чудес, главное разглядеть. Я это точно знаю. Потому что я – муза!

0
18:55
354
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!