Голосование
Нужен ли нам чат?

Форум уже есть, а что насчет  чата

Да
25
Нет
0
Все равно
3
Не знаю
6

Ценить жизнь

Сентиментальные рассказы

Ценить жизнь

Просторный зал был словно наполнен светом, казалось, что он не имеет стен и границ. Вокруг был только свет.

– Где я? Уже умер? – спросил я вслух.

– Еще нет, но ты очень стараешься, – услышал в ответ.

Обернувшись, я увидел высокую женщину с приятным серьезным лицом. Ее глаза смотрели на меня со строгой печалью.

– Ты еще не умер, – повторила она. – Хотя времени у тебя остается все меньше, но его хватит на то, чтобы кое-что тебе показать.

Она взяла меня за руку, и в мгновенье мы перенеслись в больничную палату, где на койке спал молодой человек.

– Посмотри на него, – сказала она. – Ему всего двадцать лет, а у него рак брюшной полости. Ему провели уже две операции, ни одна не помогла, а он все равно цепляется за жизнь. Его родные уже все понимают, но не теряют надежды на чудо. Они улыбаются, скрывая свои слезы.

– А что происходит с вами? С кем-то поругались, и вот у вас уже разбито сердце. Причина скоро забудется и не стоит того. Малейшая трудность, и вы готовы проститься с жизнью. Жизнь перестала иметь для вас ценность. И при этом вы не понимаете, что смерть отразится не только на вас, но и на ваших родных и близких, – сказала она.

Женщина снова взяла меня за руку, и через секунду больничная палата растаяла перед нами, мы оказались на улице. Был уже вечер, из соседнего дома до нас доносилась приятная энергичная музыка. Это было старое здание танцевальной школы, где на первом этаже в одном из залов горел свет.

Подойдя ближе и заглянув в окно, мы увидели завораживающий танец, который исполняла молодая пара.

Танец был так сложен, красив и необычен, что я не сразу заметил, что у юноши нет ноги. Но это совсем не мешало ему исполнять самые сложные фигуры и поддержки своей партнерши.

Молодой человек двигался настолько профессионально, что я не знаю никого, кто мог бы двигаться так же, как он сейчас! Он танцевал как поэт, как художник, как маэстро!

Я неотрывно следил за их танцем и поражался, сколько в нем было гармонии и красоты, так он восхищал меня и притягивал к себе взгляд. Это было настоящее искусство!

Возвращаясь взглядом к лицу юноши, я удивлялся полному отсутствию на нем напряжения или неловкости.

Затем все замелькало перед глазами, и мы оказались на проселочной дороге. Был день, небо было безоблачным, а солнце обильно дарило тепло, согревая все вокруг.

Здесь я заметил какого-то бродягу, который сидел на обочине проезжей части в тени дерева и просил подаяние.

Подойдя ближе, я рассмотрел, что это был старик лет семидесяти, одетый в рваные лохмотья. Весь его вид, его изможденное лицо, говорили о том, что человек был несчастлив и, скорее всего, бездомный. К тому же он был слеп.

Мне стало жалко его и очень захотелось его спросить, почему он и дальше цепляется за жизнь, когда вокруг для него не осталось радости. Ведь стоит только прервать эту мучительную жизнь и все закончится.

Пользуясь его слепотой, я мог задать ему свой вопрос, не опасаясь того, что он поймет, что я призрак. Я понимал, что для людей мы незримы.

– Скажи мне, почему ты продолжаешь держаться за свою жизнь и не прервешь ее? Разве может быть человек несчастнее тебя? – спросил я его.

– О, нет, – ответил он. – Я бываю счастлив. По ночам я замерзаю от холода, а голод иногда терзает мое тело. Но когда по утрам восходит солнце, оно согревает меня своими лучами, а когда я слышу пение птиц, то бываю счастлив от одной только мысли, что еще жив.

Я был удивлен его ответу, удивлен тому, как человек может найти радость жизни даже в таком положении. А ведь у него не было и сотой доли того, что имел я.

Моя спутница снова взяла меня за руку, и через секунду мы оказались в городе, возле студенческого общежития. Из здания выходила обаятельная девушка, одетая в легкую спортивную одежду. По ее виду можно было догадаться, что она собралась на пробежку в соседний парк.

Разглядывая ее, я обратил внимание на глаза. Они словно горели. В них была жизнь и стремление идти дальше, несмотря на все трудности жизни.

– Несколько лет назад родители этой девушки погибли в автокатастрофе. Она осталась совсем одна, – услышал я голос своей спутницы. – Но при этом она не впала в отчаяние, а продолжает жить. И ее желанию жить, дарить и получать от этой жизни радость, ее планам и целеустремленности может позавидовать любой.

Слушая ее, я смотрел на лицо этой девушки. Это лицо освещалось таким внутренним светом и красотой, что я просто не мог отвести взгляд. Оно действительно дышало жизнью.

Мы облетели еще несколько мест, переносились в разные страны и города, к совершенно разным людям и семьям. И везде я видел то, что их всех объединяло. Как бы тяжело не было, они продолжали ценить жизнь, умели находить радость в каждом мгновении своего дня, умели радоваться удачам и успехам близких людей.

И мне стало стыдно от понимания того, как я был неправ. Я, имея от жизни гораздо больше, чем все эти люди, не сумел найти другого выхода, кроме того, как прервать свою жизнь. Мне стало стыдно за свою слабость и за неумение ценить то, что имею. Стало стыдно за равнодушие к чувствам своих родных и близких людей.

А что теперь?...Разве можно еще все исправить? Может быть все-таки можно!?

– Скажите…, – слова давались мне с трудом. – Могу ли я еще вернуться, вернуться назад в свой мир и все исправить. Я хочу жить, – в отчаянии прошептал я.

Впервые за все время она улыбнулась. И все растворилось  в мягком свете.

* * *

Придя в сознание, он обнаружил себя в больничной палате. Рядом стояли разные медицинские приборы, назначение которых он не знал, а к его руке была подключена капельница.

На стуле, который находился рядом с его кроватью, облокотившись о стену, спала его мать. Но на ее лице не была покоя, которой обычно приносит с собой сон. На нем была печать горя и переживаний.

Он дотянулся своей рукой до кисти матери и крепко сжал ее, насколько сейчас позволяли силы.

– Мама, прости меня пожалуйста…, – произнес он шепотом.

……. спустя неделю …….

Молодой человек нерешительно стоял у церковных ворот. Со стороны могло показаться, что он немного растерян и раздумывает, заходить или нет.

Спустя некоторое время он вошел в церковь.

Он не был здесь с детства и растерялся, не зная куда идти. И ему было неловко обращаться к прихожанам с таким вопросом. Но подсказка пришла сама. Его сердце словно потянуло в правую сторону огромного зала, и он пошел за этим зовом. И там, посреди колонн, он увидел в самом центре огромную икону, на которой была изображена женщина с очень приятным и строгим лицом - икону Пресвятой Богородицы.

Это была Она… Это был образ той самой женщины, с которой они путешествовали в его сне.

И глядя теперь на этот образ, он просто не знал, что сказать. Просто смотрел на нее и молчал, а в глазах проступали слезы.

– Здравствуй…, – сказал он, спустя время, глядя на нее.

Он не знал ни одной молитвы, не знал, как правильно принято обращаться к иконам, как принято себя вести, согласно церковным книгам.

Но разве это было важно? Когда в его сердце была любовь и искренность. И слово «здравствуй» было произнесено настолько искренне и открыто, что заменило бы слова любой молитвы. А потом был разговор, он разговаривал с ней, как с дорогим другом. Говорил о том, что было, о том, что он сделает, что у него будет дальше. Он просил о помощи и поддержке, просил не оставлять его и поверить ему. Со стороны могло показаться, что молодой человек просто стоит и разговаривает сам с собой. Но в его душе и сердце это было не так. В своем сердце он чувствовал, что его слушают, его принимают и отвечают ему. И что он не один.

Когда через полчаса он вышел из церкви, на его сердце была радость и легкость, а в душе - покой.

+1
10:24
70
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!