Голосование
Любимый поэт

Кто из классиков Вам больше нравится?

Пушкин
5
Лермонтов
2
Есенин
5
другой
1

Муравей.

Детские рассказы

Муравей.
 Старенький,  желто- красный     трамвайчик,  покачиваясь  и весело  позванивая   на поворотах, наверное,  тоже радуясь  солнечному  безоблачному  летнему   дню,  везет    Аленку в  детскую  городскую  библиотеку.  Аленка  стоит  на своем  любимом  месте – на площадке последнего вагона  у заднего окна  и смотрит  на убегающие из-под  трамвая   рельсы.  Ей нравится  ехать  вот  так -  не держась за поручни, покачиваясь в такт  движению  трамвая, словно играя с ним в одну им известную игру – «Угадай куда  поверну».  Иногда трамвайчику удается  ее обмануть  и он заливисто  смеется,  а    Аленка,   потеряв равновесие,   хватается  за поручень. 
 
     Поездка в библиотеку всегда была радостным событием для нее.  Еще совсем недавно  она ездила туда с бабушкой.   И вот теперь  она совсем – совсем  самостоятельная, ведь ей совсем –совсем  скоро, через какие-то   четыре   месяца  исполнится  девять  лет.
   
     Читать   Аленка любила, читала запоем.  Вот так, порой,  уткнется в книжку,  а бабушке, как нарочно, вдруг,  ни с того,  ни  с  сего, понадобится отправить  ее в магазин за хлебом или еще за чем-нибудь.  И сколько не мычи, сколько не тяни время, сколько ни корчи недовольные рожицы у бабушки за спиной, а приходилось отрываться от чтения и тащиться в ненавистный  магазин.  

    К книгам Аленку приучила бабушка  –  сама заядлая чтица.  Особо  любимыми у них с бабушкой были книги о животных:   Скребицкий,  Бианки,  Чаплина … 
  
    Вообще-то,  Аленкина  любовь к животным  началась  довольно странно.  Она была  тогда еще очень маленькая и, поэтому,   еще очень глупая.  Иначе такое варварство, за которое ей в глубине души было стыдно, ничем не объяснить. 
 
    В старом,  двухэтажном,  деревянном доме, где жила ее  вторая бабушка  Нина, и где Аленка жила,  будучи  еще маленькой и глупой,  водились замечательные мизгири – черные, длинноногие и большие.   Они сидели на беленых стенах  подъезда   и никому не мешали.  И все ходили мимо,    и   никто не обращал на них внимания.  Никто,   кроме Аленки.   Стоило  ей выйти из квартиры в подъезд, как тот час  ее взгляд начинал блуждать по стенам в поисках замечательного  жирного мизгиря.   И если несчастный мизгирь вдруг оказывался в пределах досягаемости  маленького варвара, его судьба была решена:  схваченный за длинную ногу, он навсегда покидал родную  беленую  стену  и  подвергался  отрыванию ног.  А варвар дико хохотал,  глядя  на дрыгающиеся оторванные ножки.
  
    Именно эти, дрыгающиеся,  будто живущие сами по себе,  мизгирьи  ножки   и были смыслом  всей экзекуции.   Почему ей казалось это смешным, она бы сейчас и не смогла сказать.  Между  тем маленьким варваром и ей сегодняшней  была  целая пропасть.  Когда и как  «любовь»  к мизгирям переросла  в  интерес  и любовь, на этот раз неподдельную,  ко всему  живому и маленькому:    кузнечикам, божьим коровкам, бабочкам, муравьям  и т.д.    Аленкина память не удосужилась  запечатлеть для ее биографии.   Но уже лет пяти она могла часами просиживать у норки муравьев, с интересом наблюдая  за  их хлопотливыми делами.
  
    Это был самый  настоящий  необыкновенный мир  у нее под ногами, а она как огромный великан, очень большой и добрый (она так решила, что будет добрым великаном)  должна быть очень осторожна, чтобы своей неуклюжестью не повредить  жителям этой  необыкновенной страны.  Она даже ходила, опустив вниз голову и внимательно глядя под ноги, дабы не наступить  на маленького жителя муравьиной страны.
 
    Трамвай плавно повернул, срезая край    большой площади,  и  тихонько позвонил, словно напоминая: « Тебе сходить».    «Да, знаю, знаю» -  мысленно ответила     ему Аленка.   И вот  уже веселый  трамвайчик, попрощавшись  с  ней   мелодичным звоном,  ныряет   куда-то вниз под гору, а  Аленка,  помахивая  сеточкой  с книжками,  шагает в библиотеку.   Она умеет правильно  и  внимательно переходить  дорогу,  она уже  большая. 

    Аленка  обожает запах библиотек.  Еще  так же пахнут   книжные  магазины  -  запах тысячи книг.  И еще любит  тишину, которая живет там и которую не могут  заглушить  ни шаги, ни голоса посетителей – такая она   громкая.
 
    Вот она    ныряет в  объятия тишины и завораживающего запаха книг,  наслаждаясь  этим  миром,  перебирая  книги:  маленькие и большие,  толстые и совсем тоненькие -  для малышей.  Жаль, нельзя  задержаться подольше.  Бабушка  ждет  и  будет волноваться, если Аленка задержится больше отпущенного ей на поездку времени.  А бабушка у нее,  ух,  какая строгая.   Может и наказать.  И не видать тогда Аленке   этих  замечательных   поездок,  как собственных ушей.
 
   Но вот книги выбраны, уложены в  сеточку,  и тишина выпускает   ее   из  своих мягких лап   в солнечный, шумный  городской полдень.  Но  Аленка  все еще  не торопится.   Хочется  подольше насладиться  ощущением   радости и свободы этого дня.   Она  пересекает   тротуар  и  садится на корточки у края газона.
  
    У ее ног бурлит жизнь.   Крошечные  жители  муравьиного подземного города  деловито снуют  в поисках  чего-то жизненно необходимого.   Интересно  чего?  Наверное,  чего-нибудь  вкусненького.  В библиотеку им точно не надо.  Аленка  улыбается.
   
   Вот один из них взбирается  к  ней на туфельку.  Наверное,  он в недоумении – откуда здесь взялась  эта гора.  Но  он храбрый – этот крошечный  черный   муравьишка.   Он  бесстрашно  двигается вперед.   Аленка   подставляет   руку  и  муравей, принимая приглашение,   ползет по ее руке.   «Привет» - говорит она ему.     Муравей  бесцеремонно обследует ее руку.    «Ладно, поползай немного». - Милостиво  разрешает  ему  великан. – « Я тебя не обижу».
 
    Что-то ненадолго  отвлекает  ее внимание,  а когда  она вновь  поворачивает  голову,  муравья уже нет.   Аленка  внимательно оглядывает руку:   ушел, нагостился и спасибо не сказал.  Она вздыхает и встает – пора домой.  Проверяет  карман - на месте ли   троячок    на трамвай.   Бабушка  дает ей на поездку   ровно  шесть копеек – туда и обратно.   Прощайте, подземные жители.

     В трамвае  тесно и душно.   Полдень.  То и дело слышится: «Передайте, пожалуйста, на билет». Аленка,  нащупывает в кармане троячок,  надо и ей платить.  И вдруг ее, случайно опущенный, взгляд  замирает, и   радость дня, поселившаяся  в самого утра  в ее душе, начинает медленно  исчезать, словно просачиваясь через  дырявое ведро,   а  холодок отчаяния, напротив,  как червячок   начинает  подниматься от коленок  вверх,     к сердцу. 

    По рукаву ее платья, ближе к плечу ползет муравей.  Тот самый  -  гулена.   Глупый, глупый  муравей!    Почему ты не ушел?! Зачем   спрятался!?  Теперь ты никогда не сможешь вернуться домой.  И будешь бродить по свету, бездомный  и гонимый  другими,  чужими муравьями.   Но мысленно  пеняя  муравью,  Аленка  ни капли не сомневается,  кто истинный виновник.
  
    Она исправит  все, еще не поздно.  Надо вернуть муравья домой.  Сойти на ближайшей остановке  и вернуться в библиотеку.   Но у нее один троячок – на один единственный билет!?   Значит она не будет  платить сейчас!  Подумаешь,  всего-то  одна остановка…   А если контролер подойдет?    «Передайте на билет».   - Тянется рука через  Аленкину  голову.    И ее голова опускается еще ниже.    Кажется, что весь вагон знает, что она едет без  билета…    Как стыдно…  Путь до соседней остановки кажется бесконечным. 
 
   Но вот дверная гармошка разъезжается  в стороны,  и  Аленка   выныривает из тесного вагона, почти счастливая  - не поймали!   Теперь назад,  в библиотеку.   Только не на трамвае!   Кажется, что уши горят до сих пор.   Ничего,  она и пешком дойдет.  Правда,  расстояние между двумя этими остановками    больше обычного  и  по  этой стороне улицы  не дойти,  только до площади,  а там тротуара нет,  пешеходам  путь закрыт.  Значит надо перейти на другую сторону улицы.  Проспект широкий.  Машины  идут одна  за другой.  Аленке  немного тревожно. Она никогда еще не переходила  такие широкие улицы.  Но идти надо.
 
   Арестованный муравей сидит в ее кулачке.  И  Аленка  изредка  приоткрывает  кулачок – пусть подышит.  Конечно же,   он очень недоволен.   Но ничего не поделаешь, глупый муравей.  Аленка помнит ту лягушку, которую она,  будучи еще  маленькой и глупой,  поймала на каком-то семейном пикнике за городом.  Ей, во что бы то ни стало,  захотелось привезти лягушку домой.  Всю дорогу  Аленка  крепко держала лягушку  в кулачке,  завернутую в подол платья.  Крепко держала.  А когда разжала кулачок,  в подоле лежало   ее бездыханное тельце.  Что-то коснулось тогда  Аленкиной  глупенькой души, что-то легкое,  невидимое,  похожее на разочарование  или  все же раскаяние?    Пусть подышит…

     Вот первый перекресток…   За  ним  виадук…  Пешеходная дорожка ныряет  в полумрак  под виадуком… Мимо с грохотом проносится большой груженый грузовик. Бетонные стены  виадука только усиливают этот грохот. Даже немного страшно.  Аленка от чего то ощущает себя муравьем, маленьким и беззащитным перед этими несущимися мимо громадинами. Ну, вот и все! Солнце дружески обнимает Аленку за плечи и страх растворяется в его лучах вместе с прохладой бетонного моста. Второй перекресток…  Дальше площадь… Пешеходная дорожка  сворачивает в сторону.  Туда  Аленке  не надо, а надо туда -  на другую сторону дороги…   Там тротуар и прямая дорога до библиотеки.    Машины, машины, машины…      Она умеет правильно переходить дорогу!   Сердце учащенно бьется, Аленка   делает   первый шаг…   Никогда в жизни она не расскажет об этом бабушке!
                             
                                ***
      
    Жизнь на газоне  идет  своим чередом.  Как и час назад.  Как будет идти завтра, послезавтра и через сто лет, когда  Аленки  уже  и не будет на свете.  Глупый муравьишка  затерялся  среди своих собратьев, которые и не заметили его отсутствия,  а, может,  решили, что он отправился по каким- то очень важным делам  во  благо всего муравьиного  города.    Троячок,  звонко  ударяясь  о стенки  железной  билетной кассы,  поет: « Возьмите билетик, возьмите билетик…»   Трамвайчик, покачиваясь и позванивая, везет Аленку  домой.  Солнечные лучи  расцвечивают мир необыкновенными  красками.   А   Аленкино сердце  наполняется золотыми капельками счастья:  кап- кап – кап...
    

+3
16:06
119
RSS
Очень-очень понравилось! Но один раз вместо Алёнки почему-то написано Ия.Наверное потому, что Вы писали о себе?
08:46
Да, нашла! Этот фрагмент я вставила совсем недавно, хотя рассказ написан года три назад. Вставила после советов в литературном кружке. Я как раз закончила писать
" ДОм, который построил Джек" Вот имя героя и подцепилось. Инка — Аленка похоже…
Спасибо большое!!! Исправила!
Очень милая сказка. Что интересно. Меня тоже приучила к чтению бабушка. Которая очень много читала не смотря на то что всего один класс окончила. Я обожал Виталия Бианки. И вот только спасибо этой сказке узнал кто такой мизгирь.
09:03
+1
Он страшный! )))
Мизгирь?
05:11
+1
Ну, да. Черный, ноги длинные. Хотя название мизгирь сейчас не употребляется, это старинное название паука типа тарантула — это я в инет залезла сейчас. )))) Но мы называли мизгирями оказывается косиножек. Почему? — Не знаю. Наверное так родители их называли.
05:21
+1
Нет! Сейчас нашла другую статью. Косиножек — сенокосцев тоже называли мизгирями!
05:29
«В-третьих, это средство пассивной защиты: что происходит с оторванной ногой косиножки, все знают. На протяжении почти всей истории сенокосцев (а они не особо изменились с каменноугольного периода) это свойство исправно спасало им жизни – мелкий хищник отвлекался на изгибающуюся оторванную конечность – и стало подводить только последние пару-тройку миллионов лет, с появлением любопытных детенышей высших приматов, любящих специально чего-нибудь оторвать, чтобы подергалось.»

Источник: fishki.net/1210092-kak-otlichit-kosinozhku-ot-pauka.html?from=post © Fishki.net
rofl Даказательство родства человека и обезьяны! laugh
Спасибо, что подвигли меня на изыскание информации о мизгирях. Повеселилась.
Вам спасибо, уже не нужно среди кучи навоза искать жемчужное зернышко. Это я об информации.
Этих я знаю. Никогда ноги ми не отрывал. Да и в руки их не брал. Не очень люблю пауков.
Сколько сразу информации. а еще есть персонаж в опере Рииского-Корсакова «Снегурочка» Мизгирь.
Аленка — молодец!
09:01
Все дети молодцы. Их еще жизнь в обществе не испортила. )))
Все, конечно. И нам есть чему у них поучиться!